• Из-за закрытия китайского заведения, где мы раньше втречались, до того, как найдем, что-то подходящее для постоянных встреч, договариваемся о ближайшей встрече, на каждый первый четверг месяца, здесь: Кто в четверг к китайцам???

Последний медведь Петровича

Автор темы

Романтик

Администратор
Команда форума
Регистрация
01/01/00
Сообщения
9 682
Реакции
3 456
Адрес
Питер Петроградка
Для знакомых
Михаил (на ты)
Охочусь с
2000
Оружие
MP 153, Rem 700 VLS .243
Виктор Мунистов



Объявился Петрович в Верходвинье, на стыке Новгородской, Тверской и, тогда еще бывшей, Великолукской областей то ли в 50-х, то ли в 60-х годах двадцатого века. Пройдя, как говорится, даже "огонь и воду", после долгих прикидок тормознулся в треугольнике: Андреаполь - Сережино - оз. Бросно. Из чего стрелять у него было, язык на месте, деревенские связи дальше пустых разговоров, за рамки дозволенного, не выходили. Петрович свято верил в одну истину: один знаю - могила, поделишься - разнесут в момент по белу свету. К вину особо привержен не был, норму свою знал, запивох не уважал и дел с ними не имел. Жил один, в старом, но еще крепком доме, на "отрубах", да и деревня-то после коллективизации, войны, разрухи и неразумного хозяйствования из кабинетов представляла собой сплошные "отруба". Числился какой-то колхоз, где работали за "палочку", люди выживали "на подножном корму" - лес да усадьба, хвастать нечем. Петрович сразу оценил ситуацию и подался в лесничество, где дали ему огромный обход, очень маленький оклад, форменную спецодежду и одноствольное оружие. "Зато сам себе хозяин", - здраво рассуждал он, сидя в одиночестве у самовара и поглядывая в окно на поле, лес и тропинку к такому же "отрубу". Хорошо что свет был, купил Петрович самый лучший телевизор, не особенно дорогой, "Рекорд", и был в курсе всех мировых и союзных событий.

"Во, Федька к Леньке в гости приехал, не иначе как на охоту". И точно - в следующих выпусках теленовостей живописалась охота на кабана с вышки в госохотхозяйстве в Завидове. Без мяса Петрович не жил, и талон от лицензии, на сдачу шкуры и мяса, всегда в запасе имел. Прошлая жизнь, о которой он никому не рассказывал, приучила его к осторожности и ловкости. А рассказывать было чего, но кому? Все всё знали и молчали, кто по подписке, кто от ума. Сам Петрович был из "детей ЧСИР" (членов семей изменников Родины) и полной мерой хлебнул еще до войны "сладкой жизни" в спецдетдоме, и даже небольшой срок отбыл у немцев в концлагере, откуда и был освобожден после войны. Потом снова детдомовщина, скитания по белу свету, и счастье его, что прижился в тихой деревеньке, а не пропал по зонам да тюрьмам. Прибилась к нему женщина - Катерина, тоже одинокая, поскольку мужика ее захлестнуло лесиной на лесоповале где-то на станции Мостовой. И пожить не успела, а уже вдова. Видно, по любви выходила, помнила своего Петра и частенько потихоньку плакала в подушку. Петрович, как мог, прилагал все силы, чтоб жилось Катерине спокойно и хорошо. Детей у них не было, родни по линии Катерины мало, да и далеко, так в повседневных делах и заботах и вели они свое житье-бытье.

Овсов в округе, близкой и дальней, сеяли немеряно. Медведь был обычным зверем, и Петрович освоил охоту на овсах. Путевка на медведя стоила дешево, и мотоцикл Петровича частенько стрекотал по вечерам как недалеко от ближайших деревень, так и на приличном удалении. Усвоил Петрович, что главное - это разведка: сколько зверей ходит, каковы размеры, как лучше взять. Можно и лабаз в момент построить, можно и на середине поля окоп выкопать, можно и в носках бесшумно подойти. Свел знакомства Петрович с наезжавшими из Ленинграда, из Москвы охотниками. Постепенно у него сформировался круг отобранных им верных и порядочных людей. С августа и почти по ноябрь отдавался Петрович охоте на мишку, как любимому и прекрасному занятию. Много было случаев, когда и зверь на лабаз лез, и при доборе раненого такие фортеля выбрасывал, каких уж никак нельзя было ожидать от бессловесного животного. Но все шло нормально, ни один подранок не уходил, да Петрович и сам понимал, что встретить в обходе подранка ему или еще кому - смертельное дело.

Время летело неостановимо. В середине 70-х годов съездила Катерина к родственникам в Вязьму. Потом еще погостевала у них с месяц. Все домашнее хозяйство на Петровиче, хоть небольшое, а заботы, время. После приезда Катерина какая-то странная стала: то молчит, то говорит безумолку, то забьется в уголок на диван и думает о чем-то далеком. Спросит Петрович - ответит невпопад. А потом состоялся обстоятельный разговор, и все решилось. "Не могу, - говорит, - дальше дичать в этой деревне, уеду к родне". Петрович подумал-подумал и отпустил ее. Помог собраться, деньжат выделил, довез до автобусной остановки. Попрощались, напомнил, что если жизнь не заладится - дом всегда открыт. Грустно стало, маленько попил Петрович, да толку нет от заразы ядовитой, и продолжилась жизнь, заполненная заботами и охотой. Деньги у Петровича какие-то водились: то пушнину отвезет перекупщику в Межево, то друзей на охоту примет - те отблагодарят, да и расходов особых не было. Постепенно снова привык к одиночеству. От Катерины - ни строчки. Да и сам он не писал: значит так надо, Бог дал - Бог взял.

Однажды, обходя поле, расположенное в лесу, в нескольких километрах от жилья, увидел Петрович следы, от которых его в дрожь бросило: ширина мозоли передней лапы около 20 сантиметров! "И откуда такой чертолом в наших краях объявился? Вроде всех по следам знаю, а этого не видел", - рассуждал он вслух, а сам уже обмозговывал, как и где удобнее городить лабазы, кого из друзей приглашать на охоту. Дал телеграммы с условным текстом, сколотил лабазы и стал ждать приезда охотников. Прождав неделю, решил проверить поле. Оно было основательно потравлено и затоптано. "Хоть взглянуть, что за зверь?", - подумал Петрович, а сам уже потихоньку карабкался на лабаз, обсиделся, выбрал зоны стрельбы, даже закурил, благо, ветерок дул на поляну за полем.

Посидев часа два, решил уже возвращаться домой, как услышал треск - не треск, а так, какое-то возмущение в лесу, справа от лабаза. Еще светло, осинки трепещут листьями, комарики жигают, куда попадут, а шевельнуться нельзя: зверь чуткий, строгий. И выкатывает справа из лесу, ну, просто по нахалке! - здоровенный медвежище, прямо копна, а не зверь. Да и расстояние около 30-и метров. Не утерпел Петрович, сдуплетил из своего знаменитого ИЖ-54 по лопаткам. Зверь рыкнул, вздрогнул и раньше, чем ружье было перезаряжено, в несколько огромных прыжков скрылся в лесу. Про себя Петрович заругался за нетерпение, а потом, разумно взвесив все "за" и "против", решил, что такого зверя коллективом скрасть невозможно, кто-нибудь да подшумит. Треск сучьев под лапами удаляющегося медведя был слышен какое-то время, а потом лишь ветерок да шелест осиновых листьев, как будто ничего и не было. Посидел Петрович, посидел, послушал и полез с лабаза на землю. Перешел поле своим следом, вышел на дорогу, дошел до мотоцикла и поехал домой. Собачка у него была, и в доборе раненого зверя хороша, да вот беда - сукотная, последние дни-часы донашивает, жалко ее было. С кем-либо завязываться Петрович не хотел, звон один от этого. Он был уверен, что попал "по месту", и хорошо, но не смертельно, завтра зверь "дойдет". Может, охотники подъедут? Но "дошедший" зверь по такой погоде за полсуток завоняет, раздует его.

Спалось беспокойно, с рассветом собрался Петрович, как надо, и поехал к полю. Хорошо, что не было дождя, кровь ярко краснела и бурела на траве и листьях. Жидкий лес очень скоро превратился в густой и буреломный. "Что я делаю?" - подумал было Петрович, но ноги, привычно мягко и легко ступая, несли его навстречу неизвестности. "Эх, собачку бы, да где ее взять?"- сокрушался про себя Петрович. След то отчетливо просматривался, то с трудом определялся среди моховых кочек, то шел почти по прямой. "Силен, бродяга", - отметил про себя Петрович, пристально вглядываясь в редкие кровяные потёки и брызги, не забывая видеть все вокруг. Не в первый раз он был в такой истории и знал, что надо делать и как себя вести. Впереди, поперек следа, лежала огромная ель. "Обойти бы", - подумал Петрович, но подошел к стволу метра на два. Он скорее почувствовал, чем увидел летящего на него зверя, успел сдуплетить, но отскочить в сторону не смог - то ли сук какой помешал, то ли ноги во мху подзавязли:

Друзья-охотники приехали на другой день после пропажи Петровича. Дождь, занудливый, дотошный, смыл все следы. Найдя выход зверя с поля, начали методично обходить, прочесывать окружающий лес. Безрезультатно. Поиски шли три дня. Они снова и снова, по азимуту обходили лес, который оказался очень густым и буреломным. На третий день "загуркали" черные вороны, закружили, потянули сороки на "гурканье". Охотники засекли курс и тоже тронулись в ту сторону. То, что они обнаружили, было ужасно. По всей вероятности, зверь залег за деревом, и когда Петрович подошел на расстояние прыжка, может быть, из последних сил прыгнул на преследователя. Очевидно, смерть наступила у зверя и человека в одно время. Друзья винили себя, что приехали с опозданием, и восхищались мужеством Петровича. Но только ли мужество подвигло Петровича на участие к такой экстремальной охоте? Каждый человек выбирает себе жизнь, даже если жить нельзя. Ну как объяснить, что человек добровольно ставит себя на грань жизни и смерти? Во имя чего? Вопросы, вопросы.

Виктор Мунистов
 
Может я уже тоже старый стал, но я думаю это самое лучшее окончание - быстро, не на больничной койке, да и помнить будут... А история хороша!
 
Смелость - начало дела, но случай - хозяин конца.

/Демокрит 5 век до н.э./
 
Целыми днями-бы чита да слушал такие истории! А Петровича жалко. Ну-да ладно, а рассказ класный!
 
Хороший рассказ, жизненный.
 
рассказ на 5+. Жалко мужика. Сейчас я таких егерей не встречал.
Антон
 
"Каждый человек выбирает себе жизнь, даже если жить нельзя." Хорошо сказанно! И рассказ очень хороший!
 
Спасибо, Михаил!
Люблю такие рассказы, читаешь и мороз по коже.
 
Мужской рассказ, а Valerii правильно сказал: "Лучше так кончить, чем на больничной койке сгнить".
 
Рассказ хороший, но про самоубийцу, если я правильно понял? Этого сорта люди умиления у меня не вызывают... У бедного Петровича не получилось в жизни ничего. Сам не смог в жизни устроиться нормально, свою жену не сделал счастливой, ни детей сил родить или усыновить не хватило. Пустышка...
 
Boris я с тобой не согласен может он был доволен такой жизнью не кождому нужно жить в большом городеё Ему хватало леса. А что с женой не получилось тоже всякое бывает и называть человека пустышкой это не шорошо. Каждый человек индивидуальность и каждый живет как ему нравиться.
 
SistematiK

А что в твоем понятии "в жизни устроиться нормально"? Машина, квартира, мобила?

Может он (Петрович) как раз нормальнее нас устроился? В гармонии с самим собой.
 
"А Вы заметили как наш народ гормонирует с природой?" Барон Мюнхаузен.

Ага, и из-за этого медведю подставился! В гормонии с природой может жить человек, который испробовал альтернативные занятия, такие, как служба или напряжённая работа, прошёл путь духовного развития. Т.е. стал Л.Н.Толстым. И конечно обязательно чего-то добился в жизни. Имеется в виду машина, квартира итд, иначе человек просто на природе будет скрываться от своих неудачь, о какой гармонии в данном случае может идти речь? А Петрович прошёл путь типичного неудачника.
 
Последнее редактирование:
Леса ему хватило, благо не удавился, а медведь заел!
 
Хорошая история. Несомненно характер Петровича стал определяющим фактором в ней. В нем жил истинный охотник, привыкший доводить все дела до конца. Просто ему смертельно неповезло.
 
.....не судите, да не судимы будете........
 
На счёт последнего медведя не уверен, но неделю тому на зад лично видел две берлоги? не уверен характерно ли это для сентября, но всё таки ...след и погрызы свежие , лапник и ветки не успели подвять и след был очень сежий(не много пах, даже для меня). Есть , какое либо мнение?
 
......Есть , какое либо мнение?.......


не ходи там более.....без оружия.......
 
Дерьмо случается...... поазартничал мужик.
 
ВСЕ, что должно было произойти-ПРОИЗОШЛО. Это логическое завершение правды жизни, особенно жизни ПРИРОДЫ, которую, многие говорят- да мы знаем , да мы все видели, да, что нам лев. У человека, который долгое время находится в непосредственном контакте с животным миром и ПРИРОДОЙ по долгу работы или по какой другой причине рано или поздно теряется реальное чувство опасности, ему кажется, что ему все можно, его действия непогрешимы. С Петровичем понятно, это художественный рассказ, который не сможет открыть той трагедии, которая в действительности произошла-НИКОГО НЕБЫЛО С НИМ РЯДОМ, КОГДА ЕГО УБИВАЛИ, это все условности, домолвки. Жалко человека, но , каким умом должен обладать человек, когда в одиночку, действительно без собаки, двигать добирать матерого ПОДРАНКА? ВИТАЛИЙ НИКОЛАЕНКО- биолог, всемирно известный фотограф животного мира (особенно медведей) Камчатки. 33 года прожил, изучая медведей на Камчатке, кажется в Кроноцком заповеднике. В 2003 году убит медведем, но не съеден, которого несколько дней преследовал и фотографировал. Следствием установлено, что медведь вел себя очень агрессивно, что было отмечено в записях и у исследователя и своим повидением предупреждал преследователя, что не стоит с ним шутить. Результат дальнейшего преследования был трагичен. А вот исследователям и преследователям медведей ТИМОТИ ТРЕДВЕЛЛУ с подружкой (Аляска 2003 г) и МИШИО ХОШИНО (озеро Курильское 1996 г) повезло меньше-их съели. Надо подумать лучше- может никакие нафиг не ЦАРИ. Свободная ПРИРОДА-не ЦИРК, но у многих заблуждение-купил ружье- никакого страха. А вообще я считаю, что медведь, как объект для охоты- один из самых опасных противников, очень мало изученный, требующий в первую очередь уважения. Никакой спешки и неподготовности, это может плохо кончиться.
 
Сверху Снизу