Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Охота на солнцепеках с подхода и с лайками

 

. В горной местности не без успеха практикуется охота на медведей ранней весной — на солнцепеках.
С началом таяния снегов медведи, выйдя из берлоги, некоторое время предпочитают держаться на склонах, обращенных к югу — на солнцепеках. Выбирают они места, расположенные неподалеку от берлог.
Когда же снега в горах становится меньше и на первых проталинах пробиваются лютики, а за ними появляются побеги борщевника, медведи начинают лазить по склонам гор в поисках этих растений.
Есть места на Алтае и на Саянах, где медведи концентрируются на солнцепеках в значительном количестве.
Охотники на верховых лошадях, вооруженные винтовками, выезжают в горы и высматривают бродящих медведей.
Чтобы убить пасущегося на солнцепеках медведя, нужно знать его повадки, нужны навык скрадывать осторожного зверя и большая настойчивость.
Если охотник заметил медведя, то и от зорких глаз косолапого ему укрыться нелегко.
В этом случае приходится немедленно скрываться от зверя за ближайшими горами и составлять такой план охоты, чтобы подобраться к медведю на верный винтовочный выстрел.
Скрадывая медведя, прежде всего нужно учитывать направление ветра и считаться с привычкой медведей уходить от преследования, преимущественно в горы. Поэтому скрадывать медведей следует всегда сверху — с горы. Иногда же бывает выгодно поступить таким образом: один охотник обходным путем поднимается на гору выше пасущегося медведя, а другой пытается скрасть зверя из-под горы. Если подход почему-либо не удастся и медведь заметит охотника, он ухнет несколько раз и мигом выскочит
на гору, где затаился в камнях другой охотник.
Ранней весной в горах успешно можно охотиться на медведей с хорошими зверовыми лайками.
Весной 1950 г. один сибирский охотник с проводником и двумя лайками, которые уже работали по медведям, добрался до глухой деревеньки Конжул, расположенной на берегу небольшой таежной речки под самыми отрогами Саян.
К полудню 16 мая небольшая охотничья экспедиция уже была на колхозной пасеке, находящейся в глухом горном распадке.
От снега освободились только южные склоны гор, покрытые густым вереском и прошлогодней сухой травой, а на северных склонах (по сибирски — заветерках) снег лежал почти еще нетронутым.
Отойдя от пасеки километра три на восток, охотник и его проводник решили выбраться на высокий хребет, который постепенно уходил вдаль и там смыкался с другими хребтами — отрогами Восточного Саяна.
Собаки, энергично обыскивая распадки, охватывали поиском значительное пространство, проверяя на звериных тропах каждый кустик, задетый зверем, и вновь на махах уносились в тайгу. Но на свежий след медведя еще не напали.
С горы открывалась изумительная панорама. До горизонта на восток, на север и запад высились в хаотическом беспорядке бесконечные громады Саянских хребтов, северные склоны которых покрыты густой темной тайгой. На сотни километров на север и восток нигде не было человеческого жилья. Это край маралов, северных оленей, соболей и медведей.
Осмотрев в бинокль все ближайшие горы, проводник сказал:
— Вон собаки и медведи лезут в гору.
Действительно, в полукилометре от охотника, за глубоким распадком, по гольцам быстро взбиралась на гору крупная медведица, а позади нее шел пестун. Он был вдвое больше кобеля, который вот-вот уже настигал беглеца. Из-за склона показался и другой пес, он молча спешил на подмогу.
Вскоре первый кобель догнал пестуна и хватил его за гачи. После сильной хватки пестун громко рявкнул, эхо далеко разнесло его крик. Медвежонок метнулся под гору, но попал на другого пса, от которого также получил хорошую хватку. Напуганный собаками, он, как белка, мигом очутился на вершине большого сухого кедра. А с горы, ухая и вскинув дыбом шерсть, на махах мчалась на выручку своему пестуну разъяренная медведица.
Оба кобеля стояли рядом, ожидая на себя медведицу. Когда она была от них в пяти-шести шагах, собаки, точно по команде, отскочили в стороны, дали зверю путь, одновременно повисли у него на заду и мигом отскочили.
Медведица злобно рявкнула и, повернувшись, быстро стала уходить вверх. Собаки уложились за ней, но по крутому склону они сильно отстали от мощного зверя, который с удивительной легкостью уходил в гору.
Охотник спешно взобрался по гольцу к кедру, на самой вершине которого сидел пестун, сфотографировал его, затем сбил. После выстрела зверь мешком свалился с кедра. Но этот выстрел был ошибкой охотника: собаки бросились на выстрел, оставив медведицу. Пришлось спешно заворачивать их на ее след.
По глубокому снегу псы догнали медведицу примерно в полукилометре. Одна собака была ранена зверем и вернулась, вторую пришлось отозвать. Преследование пришлось прервать, и зверь ушел невредимым.
Через день охотник был уже на других хребтах, километрах в двадцати от первой пасеки.
День был солнечный на южном склоне, по которому он не спеша подвигался на север, было тепло, точно летом, но стоило спуститься в лог или перевалить на северный склон горы, как охватывало холодом.
В одном месте, шагах в пятидесяти, вскочили три марала — бык и две коровы — и умчались в гору. Собаки угнались за ними. Но маралы, очевидно, ушли в снега, и собаки через полчаса вернулись обратно.
Проводник, дойдя до небольшого ложка, который спускался по склону, обнаружил следы медведей.
Собаки бросились в поиск. Вскоре послышался их злобный лай и рев медведя.
Охотник бросился под гору к скале, до которой было не больше сорока-пятидесяти шагов. Когда до скалы оставалось шагов пять, из-за нее на полном маху выскочила огромная разъяренная медведица. В руках у охотника была винтовка со шнеллером, который в спешке он забыл нажать. Желая остановить зверя, бросившегося на охотника, он нажал на спусковой крючок, но выстрела не было. Не отнимая приклада от плеча, он нажал, наконец, шнеллер, когда медведица была перед ним в трех шагах с раскрытой желтозубой пастью.
В доли секунды запечатлелся у него этот зверь во всей своей дикой красоте со склоненной вправо головой, опрокинутой дыбом шерстью и поднятой когтистой лапой.
Выстрел по центру груди вскинул зверя на задние ноги, и с перебитым, как оказалось потом, крестцом медведица опрокинулась на спину.
Опешивший охотник только в этот момент увидел собак, которые примчались к нему одновременно с медведицей.
Точно условившись, они бросились под гору, словно поняв, что с этим зверем уже все кончено.
Однако медведица, волоча зад и кувыркаясь по крутому склону горы, стала уходить вниз. Пришлось ее пристрелить.
А в это время в бадаложнике собаки рьяно работали по двум пестунам.
Когда охотник пробежал к ним метров полтораста, стрелять по ним уже не пришлось: один пестун скрылся, другого задушили собаки...

Охота на овсах. Когда на полях поспевают яровые, медведи начинают посещать овсы.
За одну ночь медведь, ползая на заду, загребая передними лапами овес и обсасывая его, может испортить довольно большой участок поля. В это время и начинается охота на медведей на овсах.
Определив места прихода медведей на поле, нужно на дереве шагах в тридцати-сорока от следа осторожно, без лишнего шума, соорудить помост — лабаз. Еще лучше сделать лабаз заблаговременно, с лета.
Забираться в него надо перед самым заходом солнца, стараясь не подшуметь.
Все эти меры предосторожности необходимы уже потому, что нередко медведь, наевшийся овса, тут же невдалеке, в крепях, и днюет. Заслышав подозрительный шум, а тем более разговор на овсяном поле, куда зверь ходит кормиться, он сюда уже не выйдет, а будет выходить на другое овсяное поле.
На засидку (на лабаз) лучше приезжать на подводе или верхом на коне вдвоем: охотник остается на лабазе, а проводник уводит лошадь новой дорогой.
Если звери не пуганы, на овсы они выходят еще засветло. Этот крупный тяжелый зверь умеет ходить по лесу удивительно бесшумно, поэтому, сидя на лабазе, нужно соблюдать абсолютную тишину: не курить, не кашлять и каждую секунду быть начеку. Курильщик, прежде чем забраться на лабаз, должен пожевать пихтовой или еловой хвои.
Чтобы легче стрелять пришедшего зверя, нужно дождаться, когда он выйдет на светлую полосу овса, и здесь, выцелив по передней части туши, быстро, раз за разом, выстрелить. Если медведь ушел раненым, найти его можно только с хорошими лайками.
Практикуется и другой способ охоты на медведей на овсах.
Определив по следам, где медведи выходят на овсы, охотник с вечера, примерно за час до заката солнца, затаивается на краю овсяного поля, в стороне от медвежьей тропы, с таким расчетом, чтобы ветер тянул на него со стороны поля.
Обслушав и убедившись, что опасности нет, зверь выходит на полосы хлеба иной раз засветло и начинает обсасывать метелки овса.
Охотник по мягкой траве очень осторожно скрадывает зверя на винтовочный выстрел и стреляет по нему.
Скрадывая медведя, нужно все время следить за ним и двигаться только тогда, когда он лакомится овсом. Как только медведь перестанет обсасывать овес, следует затаиться.
Костюм охотника должен быть защитного цвета. Еще лучше, если охотник впереди себя держит небольшой щиток из еловых лапок или из соломы, в зависимости от того фона, на котором приходится маскироваться.
При всяком скрадывании зверя нужно строго учитывать направление ветра.
Если есть хорошие зверовые лайки, на рассвете можно обойти с ними, держа их на поводках, полосы овса, которые посещают медведи. И, как только собаки возьмут свежий след, нужно спустить их. Обычно зверь днюет в лесной чаще, невдалеке от овса, и с лайками, работающими по медведю, найти его не так уж трудно.
Как только лайки атакуют зверя, нужно быстро, лучше всего с надежным товарищем, скрасть зверя с подветренной стороны и осторожно, чтобы не убить собак, стрелять по нему.

Стрельба на падали. В ряде мест медведи все же наносят вред животноводству. Так, в Вологодской области, в Туруханском районе Красноярского края государство за убой медведя выплачивает премии, как за хищника.
Услыхав, что медведь завалил колхозную корову или лошадь, нужно выехать на место и организовать на него охоту.
Обследовать место лучше всего верхом, чтобы не оставлять следа. После этого надо соорудить хотя бы примитивный, но удобный для сиденья и стрельбы лабаз шагах в двадцати-тридцати от задранного животного.
Лабаз строится в стороне от входного и выходного следов зверя с учетом направления ветра. Сидеть следует с подветренной стороны от падали и следов зверя. Рубить и стучать топором при сооружении лабаза нельзя. Отправляться на место охоты нужно за час до заката солнца.
Устроившись на лабазе и привязав себя для предосторожности к дереву веревкой, надо спокойно ожидать прихода зверя. Курить на лабазе, разумеется, нельзя.
В Тотемском районе Вологодской области местные охотники рассказывали, что медведь, задравший колхозную корову, в течение дня дважды перетаскивал ее через речку, прячась от охотников, которые около нее сделали лабаз,
чтобы с вечера ждать прихода зверя. Взять такого зверя, конечно, нелегко.
Для стрельбы по зверю в темноте полезно прикрепить под стволами ружья сильный электрический фонарик. В темноте леса луч света из фонарика дает возможность выстрелить точно по убойному месту зверя.
Раненый медведь крайне злобен, поэтому скрадывать его в непролазной чаще, где предпочитает идти зверь, без собак очень рискованно.
Убитого зверя нужно сразу же освежевать или удалить из него внутренности, иначе в теплое время года мясо его испортится и будет не пригодным в пищу.

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru