Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

В скалах янгиров

 

Пополудни мы выехали в горы на пристрелку оружия. При охоте в горах пристрелка необходима, даже если вы каждый день стреляли из своего оружия и знаете его как «Отче наш», но... внизу. В высокогорье всё не так: и плотность воздуха, и влажность, и рефракция, и дистанция сложнее определяется.

Основной сезонный лагерь компании находился в живописной ложбине, со всех сторон окружённый горами. Все умыто и чисто. Три белые войлочные юрты, пасущиеся невдалеке лошади. В юртах традиционный набор монгольской мебели, аккуратно заправленные кровати.

Конечно, нас беспокоило, сколько уйдет времени на поиски животных и будет ли успешной охота. Ведь от Баяндалая отъехали всего-ничего, чуть больше ста километров и здесь, в «Жуулчны бааз», мы не найдём обещанного изобилия. Монголы только улыбались и уверяли, что от нас потребуется не промахнуться, а время даже останется. Аргали и козерога (янгира по-монгольски) много. Охоту предложили начать сверху вниз, т.е. сперва на обитающего в высокогорье козерога, потом спуститься к предгорьям на пастбища аргали.

Машины остались в лагере. Поднимаемся тропой на лошадях. У нас уже есть некоторая практика, и наши сопровождающие довольны, что двигаемся без задержек. От лагеря нам надо проехать километров 15 на северо-запад, забирая вверх километра на полтора. Выходит, что абсолютный уровень будет около 3000 метров. Это средняя высота с учётом общего монгольского возвышения. Мы направляемся к излюбленным тропам козерогов, по которым они переходят в поисках корма. Козлы – животные высокогорий. Быстро и долго бегать они не могут. Зато никто лучше них не пройдёт по кручам. Потревоженные, они стремятся вверх, к спасительным скалам. В отличие от баранов не нуждаются в обширных пастбищах. Их вполне устраивают крутые склоны и ущелья со скудными пучками жёсткой растительности. Мы уже знаем, что ареал козерогов значительно меньший, чем баранов. Но при этом их общая численность в три раза превосходит численность аргали.Они привязаны к избранному месту, диапазон их кочёвок не велик: 10-15 км по горизонтали и 1500-2000 м по вертикали.

Мы в удобном месте ставим палатки, где намереваемся ночевать. Проводник с лошадьми возвращается в лагерь и вернётся сюда через два дня. Готовимся к разведке. Экипируемся по полной охотничьей выкладке, начиная с обуви и одежды. Рюкзачок, бинокль, труба на треноге, карабин, патроны, вода, аптечка, очки, перчатки... Каждый всё своё несёт с собой. А высокогорье начинает сказываться. Адаптировались мы ещё не полностью.

Наконец, выступаем. Тащимся в гору – это вам не на лошади ехать. Каменья, валуны. Дыхание затрудняется, а на ногах «повисают гири». Хоть и тяжело, стараемся осматриваться. Егерь всё время напоминает об осторожности, особенно когда приходится преодолевать участки, буквально усыпанные мелким камнем. Здесь легко споткнуться, упасть, вызвать шум. Увидим первыми янгиров -- наше преимущество. Засветимся – будем топать и топать...

Местные жители мясо козерога ценят ниже, чем мясо аргали. А трофейных охотников привлекают их рога. Считается, что рога баранов и козлов монгольской популяции мощнее и длиннее рогов любого другого подвида. Именно эти животные в первую очередь приносят Монголии мировые рекорды. Мы за этим не гонимся. Хотя любому хочется добыть как можно лучший трофей. Поэтому вполне определённо рассчитываем, что отсутствие явно выраженного комплекса тщеславия станет нашим союзником. Инспектор и егерь уверены, что долго гоняться по горам за козерогами не придётся.

Когда мы добрались до вершины, чтобы оттуда вести наблюдение за соседними скалами, испещрёнными тропами, пот заливал лицо. Сердце так зашлось в бешеном ритме, что, казалось, вот-вот покинет издевающееся над ним тело, чтобы безоглядно катиться вниз, где воздух полон кислорода, покой и умиротворение… Вдруг идущий впереди егерь присел и подал нам знак сделать то же. Мы не присели – рухнули и, только основательно отдышавшись, поползли к нему.

За гребнем начинался распадок, к которому от нас шёл пологий склон с террасами. В его чаше, ближе к крутой стене среди скалистых обломков рассыпалось стадо козерогов. До них было метров 400, но когда мы настроили бинокли и трубы – пришло разочарование. Стадо почти сплошь состояло из самок с козлятами да нескольких молодых козлов. Взрослые самцы сейчас, в сентябре, обитают отдельно. Гон у них начнётся в конце октября - ноябре и будет длиться 10-20 дней.

Так наблюдали мы за «козьим» стадом, пока солнце не заскользило за пики дальнего хребта. Животные, цепочкой потянулись тропами куда-то вверх, в скалы. Следовало уходить и нам, потому что вернуться сюда предстояло в темноте, чтобы, миновав распадок занять намеченные места чуть в стороне от магистральной тропы для ожидания подхода козерогов. Только появятся ли «бородачи»?

Неожиданно на фоне гаснущего заката мы увидели козерогов. Вершина хребта, осиянная последними лучами уходящего солнца, контрастно очерчивала небосвод. Стадо крупных самцов венчало наковальню гор. От их плотного гурта устремлялись ввысь и развесисто раскидывались, похожие на ветви пальмы, огромные саблевидные рога. И сразу отлегло. Мы уверовали в удачу. К палаткам подошли затемно и сразу улеглись спать. Усталость первого дня «вырубила», а подниматься надо было среди ночи. Ведь козероги тоже покидают лёжки до рассвета.

Хождение по горам и днём непростое дело, а ночью просто рисковое. Бывают, конечно, ясные лунные ночи, да кто ж под них подстроится. Нужен хороший фонарь, и двигаться надо не растягиваясь, видя пятки впереди идущего. Поспели мы в срок, и так как с вечера жеребьёвкой право первого выстрела получил Константин, он и занял с инспектором место у главной тропы. Виктору и мне предстояло пройти ещё с полкилометра восточной стороной, чтобы затем оказаться у южного склона распадка, но выше их, на другой стороне тропы.

Ожидание рассвета казалось долгим, горная ночь зябкой. Мы вслушивались в каждый звук и жалели об отсутствии прибора ночного видения. Рассвет не наступил, он упал на нас с горных вершин и, растянув синие тени, заспешил к югу, зажигая скальные пики. Мы вглядывались туда, где вчера на закатном небосклоне видели стадо. Тщетно.

Козероги появились на нашей стороне тропы почти в одинаковом удалении от обеих засидок, но вне досягаемости. Дальномер показывал 378 м. Их было 8 или 10. Все крупные. Ветер тянул с гор, и янгиры, находясь на его линии, медленно продвигались в сторону Константина. Был среди них и лидер. Самый мощный козёл с длиннющей бородой и огромными рогами периодически заскакивал на какой-либо камень и осматривал округу. В трубу было видно, что все козероги имеют хорошие трофеи.

Мы не сомневались, что именно за самым-самым и ведёт наблюдение Костя. Приборы коррекции стрельбы были у него, и времени подготовиться хватало. Когда козероги оказались на дистанции верного выстрела в 120 м, «громадный» взял, да и улёгся за глыбой. Несколько животных подошли ещё ближе, потом, видя, что вожак почивает, стали вертеться вблизи, пощипывая пучки растений. Костя заволновался – передержал ситуацию. Инспектор посоветовал стрелять другого, но тоже достойного. Прямой выстрел скосил козерога сразу. Он упал на колени и опрокинулся. Доля секунды, и животные уже мчались по дуге, уходя вверх, то есть выходили на нас. Мы изготовились. Но выбрать цель из мелькавших меж камней козерогов было трудно. Я сомневался, а Виктор решился. Он всё время вёл одного козла, и выстрел произвел в открытый прицел. Удерживать движущуюся цель в оптику непросто. До него было не больше 80 м. Он почему-то приостановился, и Виктор машинально нажал на спусковой крючок. Поражённый янгир после падения вскочил и, ошеломлённый, пошёл террасой к нам. Пройдя 15 м, закачался и рухнул. Как исчезли остальные, я уже и не видел. Только вскочившего Костю, Виктора, бегущего к своему первому горному трофею, и от удовольствия закряхтевшего егеря. Двойной трофей – дело не частое.

Мы не участвовали в свежевании, да и кто бы сравнился с искусством монголов сдирать шкуры и отсекать головы? В этом они издревле большие мастера. Вскоре шкуры козерогов были скатаны в рулон и прикреплены к основному трофею. Несли они добычу, ловко умостив на плечах и обхватив руками свисающие по бокам рога. Остекленевшие глаза совсем недавно скакавших по горным вершинам «янгиров» смотрели вверх, будто навсегда прощались с неприступными салами и бездонной голубизной гобийского неба. Хонгоринский ветерок шаловливо игрался их длинными бородами. Мы правились к табору.

Остаток дня мы отдыхали и любовались горным пейзажем. Поутру прибыл с лошадьми проводник. К полудню подъехали к «Жуулчны бааз». И был сабантуй: пили Белую Долгор, айраг, кумыс, наслаждались замечательными жареными ребрышками. Никто из нас и не ожидал столь быстрой и успешной охоты. С туркомпанией мы к обоюдному согласию решили засчитать второго козерога вместо дзерена и джейрана.