Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Монгольская охота вообще...

 

Все хотят большего. А имеют то, что имеют…Очевидно им, монголам, при «делёжке» там, наверху, крупно повезло и они с языческих времён сумели по достоинству оценить дарованную благость – жить в гармонии со средой обитания. Образ их бытия всегда был связан с охотой. Мясо испокон веку составляло основу питания всех монгольских племён. Здесь и теперь 90% территории представляют собой охотничьи угодья – от горнотаёжных областей на севере до полупустынь и пустынь на юге, с лежащими между ними богатейшими степными и горно-степными районами.

…До отлёта домой оставалось немного времени и нам предложили посетить музей охоты, разместившийся в Доме природы, в самом центре столицы. Там же есть охотничье кафе. Вблизи здание охотничьего центра республики, сувенирный магазин, получающий изделия с фабрики охотничьих трофеев. Она тоже в столице и производит до сотни наименований продукции.

Музей охоты относительно молод, создан в 1979 году, но как же он всеобъемлюще отражает тему! Таких музеев я видел не много. Хотя содержится он на отчисляемые от сдачи пушнины и иностранного туризма средства. Получалось, что и мы внесли в его развитие свою лепту. Широкие витрины круглого зала отражают разнообразие естественных ландшафтов и ареалы обитания зверей и птиц. Вам кажется, что это и не чучела вовсе, а живые создания окружают вас, и вы созерцаете не отражение живой природы, а живете в ней. Вот грациозный ирбис и козерог в горном Алтае, дальше в гобийских просторах – двугорбый дикий верблюд и кулан; степью стелется корсак, мчится быстроногий дзерен, насторожился тарбаган, в таёжной чаще скрывается лось, принюхивается медведь, точит на высокой ели глухарь; на опушке предгорного леса венценосный марал; в лесостепи видим тетеревов, солонгоя; в болотах ондатры, бобры, всякие утки и кулики. Много всего.

Охота в Монголии на большинство охотничьих зверей для местного населения запрещена. Дикие животные являются государственной собственностью и используются для нужд народного хозяйства. Повсеместно запрещена охота на лошадь Пржевальского, дикого верблюда, медведя-пищухоеда, кулана, изюбра, сайгака, дикого горного козла (он же сибирский козел и гобийский), лося, кабаргу, бобра, выдру, соболя, куницу, енота, улара, пеликана, лебедя, фазана, канюка, неясыть, филина, сову... И это при том, что на территории Монголии обитает около 140 видов млекопитающих, 390 видов птиц и 70 видов рыб, из которых промысловое значение имеют 66 видов млекопитающих, 66 видов птиц и 20 видов рыб.

Запреты распространяются и на способы добычи. Так, закон об охоте запрещает использование ружей-самострелов и ловушек. Нельзя выкуривать из нор зверей, рыть или заливать их убежища, кроме волчьих, производить отстрел с механических транспортных средств, разрушать гнёзда птиц, собирать их яйца, применять ядовитые и взрывчатые вещества. А сети и неводы могут использовать только государственные промыслы.

Контроль за соблюдением закона об охоте здесь тоже очень жёсткий. Он возложен на лесные органы, охотничьи организации, исполнительные управления оймачных, городских, сомонных и хоронных хуралов, а также милицию. Они проверяют законность добытой продукции охоты, охотничье оружие, охотничьи билеты и лицензии, занимаются пропагандой законодательства об охоте среди населения.

Закон устанавливает сроки для охоты и рыболовства на каждый промысловый вид. Например, на джейрана охота разрешена с 15 сентября до 30 октября, на барсука с 1 сентября до залегания в нору, на дзерена, косулю, медведя и кабана с 1 августа до 1 марта. На волка можно охотиться круглый год без охотбилета и талона. Для регулирования численности популяций применяются временные запрещения охоты на отдельные виды. Продажа добытой дичи частным лицам и различным организациям запрещена, кроме определенных государственных торгово-заготовительных учреждений. Охотиться в Монголии могут лица, имеющие охотничьи билеты и талоны.

Структурно охотники Монголии объединяются в аймачные, сомонные и городские советы при исполкомах хуралов народных депутатов, а руководит их работой Центральный Совет обществ охотников, который, в свою очередь, курирует Министерство леса и деревообрабатывающей промышленности, где вопросами охоты и охотничьего хозяйства ведает один из заместителей министра, одновременно являясь председателем ЦСОО.

Охотничьи угодья Монголии закреплены за государственными, общественными и кооперативными организациями. Это относится к угодьям общего пользования, заповедникам и заказникам. Имеются и специализированные охотничьи хозяйства прямого подчинения ЦСОО. Однако сегодня в Монголии проходят похожие на наши процессы смены охотпользователей, образования клубной системы. Складывается система приватных компаний, занимающихся охотхозяйственной деятельностью и охотничьим туризмом.

Штрафы за нарушение законодательства об охоте очень высоки. За браконьерство кроме прямого штрафа у нарушителя изымают продукцию охоты, оружие и средства транспорта. Если конфискация продукции охоты оказалась невозможной, то её стоимость взыскивается деньгами в пятикратном размере от заготовительных цен. Особенно велики штрафы за незаконную добычу редких животных. В законе предусмотрено вознаграждение лицам, разоблачившим нарушителей, в размере 30% от суммы наложенного на них штрафа и 20% от суммы, взыскиваемой в порядке возмещения ущерба.

В системе охотничьего промысла Монголии важная роль помимо указанных структур принадлежит ещё двум: Министерству торговли и заготовок и Министерству внешней торговли. Первое осуществляет заготовку продукции, а в ведении второго находится управление по обслуживанию иностранных туристов «Жуулчин», которое от ежегодного приёма 160-200 человек на сафари-туры получало доход не менее $2 млн. Теперь, компании, имеющие лицензии на аналогичную деятельность, платят государству налоги самостоятельно, организовывая в закреплённых угодьях трофейные охоты на медведя, лося, марала, алтайского и гобийского аргали, алтайского и гобийского козерога, джейрана, дзерена, оленя, кабана, волка, боровую дичь (глухаря обыкновенного и чёрного, рябчика, тетерева), полевую и горную дичь (даурского улара, дрофу, саджу, коричневую, песчаную и чёрную куропатку), водоплавающих птиц (гуся, крохаля, лутка, нырка красноголового, серповидную утку, огаря и др.), а также хищных птиц. Остальные, здесь не перечисленные, но указанные выше звери и птицы, могут отстреливаться только по специальным разрешениям.

Любители рыбалки имеют возможность выловить тайменя, хариуса, ленка, щуку...

Сегодня в Монголию на сафари-туры едут со всех континентов. Чтобы удовлетворить спрос иностранных охотников, для них создано 1,5-2 десятка охотничье-туристических хозяйств-отогов. Охотничий сезон в отогах продолжается с 1 апреля по 15 октября, но на некоторые виды животных, таких как оргали алтайский и гобийский, козерог алтайский и гобийский, дзерен, волк, кабан – круглый год. Следовательно охотник имеет возможность выбора благоприятного для себя сезона по климатическим условиям.

Из музея охоты мы уходили с ощущением продолжающегося сафари. Всё увиденное невольно возвращало нас к распадкам Гурвансайхана, в гобийские закаты и зори, к зеленеющим холмам Орхона и Селенги, к чистым, как слеза младенца, струям Тарвагатайна.

Понятно, что всякий желающий совершить любое путешествие, свою подготовку начнёт с выбора тур-оператора, с ознакомления с объемом и качеством предоставляемых им услуг. Лучше, если у вас есть возможность получить рекомендации к компании авторитетных для неё организаций или влиятельных частных лиц. В любом случае это сыграет свою роль в той или иной ситуации. Основные лоджи компаний размещены в местах, где не ведут свою деятельность другие фирмы, в угодьях много зверя, а значит, есть высокие гарантии успешной охоты. Компания нам подтвердила непродолжительный срок охоты и выше среднего стандарта трофеи аргали гобийского, козерога гобийского и марала. Джейрана и дзерена мы оставляли в качестве дополнения.

В стоимость пакета сафари-тура включалась визовая поддержка, встреча-проводы, трансфер в район охоты, проживание, услуги переводчика, проводника, 3-разовое питание и первичная обработка трофеев.

Дополнительно оплачивались стоимость визы, предоставление охотничьего оружия, патронов и специального снаряжения, лицензии на добычу животных, разрешение на вывоз трофеев, оформление международного ветеринарного сертификата, аэропортовые сборы, перевес багажа, стоимость за дополнительные дни и трофеи вне тура, чаевые и другое.

Был оговорен вопрос о качестве стрельбы. Так, при ранении и недоборе животного в любом случае оплачивалась полная стоимость трофея, а за убитую самку или детёныша оплата осуществлялась как и за трофейного самца.

Компания заранее сориентировала нас на характер охоты, на требования к экипировке, снаряжению, оружию, выдав очень подробные и важные рекомендации. Теперь нам оставалось только готовиться: укомплектоваться для автономного пребывания в горах, подтянуть себя физически, разобраться с оружием и т.д., чтобы потом не разводить руками и не тратиться на то, что заранее можно предусмотреть. Ведь при любой лояльности и заверении в гибкости цен на услуги, организаторы всегда будут стремиться к максимуму своей выгоды. Тут уж ничего не поделать – законы рынка. Забыли, к примеру, дальномер – предоставят свой, но в счёт внесут.

Привсём том отношение к нам, бывшим «советским», ещё сохранилось на уровне прежних лет, да и рекомендация оказалась кстати. Это потом мы узнаем, что в Южно-Гобийском аймаке, где арендует охотугодья принимающая компания и занимающем лишт 23% от общей площади Гобийской зоны семи аймаков, сосредоточено 50% общего числа баранов и 40% козерогов. Возможно, тут имеет значение очень малая плотность населения (0,2 чел на кв. км.), и домашнего скота (13 голов на кв. км.). Вот и держится дичь.