Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Содержание, разведение, воспитание, дрессировка, натаска

 

Комнатное содержание собак, особенно в большом городе, связано с двумя обстоятельствами:

а) трудно держать собаку, живя выше третьего этажа, и

б) невозможно растить собаку, если ваша семья не любит собак. При нынешней занятости одному собаку не вырастить.

Заниматься разведением собак в городских условиях очень трудно, почти невозможно. Тем не менее имеется достаточно любителей, которые и в трудных жилищных условиях не отказываются от этой задачи.

Владелец кровной суки подыскивает (самостоятельно или лучше — через секцию кровного собаководства) подходящего кобеля. Подбор производителей — дело очень сложное и тонкое, требующее огромного опыта и знаний. Кроме того, нужен и «глаз», т. е. почти интуитивное умение видеть свойства животного. Ни золотые медали, ни многоколенные родословные, ни прекрасный внешний вид и состояние собак не являются еще гарантией, что вязка даст желательный результат. Полевые качества производителей дают обычно основания ждать передачи их потомству. Что же касается экстерьера (экстерьером животного называется вся совокупность его внешних частей и их соотношение, т. е. внешность), то здесь часто получаются сюрпризы.

Точное описание внешности, установленное авторитетным съездом кинологов, называется стандартом (образцом) данной породы. Внешние достоинства каждой особи определенной породы оцениваются по степени ее приближения или отклонения от стандарта породы.

Внутренние достоинства собаки определяются по ее характеру, активности, смелости (или трусости —«тормозная»), жизнерадостности и пр., — тем, что по учению проф. Павлова называют теперь «внутренней нервной деятельностью» (ВНД).

Необходимы, конечно, здоровье и допустимый возраст. Суку не следует вязать раньше третьей пустовки (первые две — одержать), а кобеля — до двух, даже двух с половиной лет. Не нужно также вязать после 8 лет, кроме исключительных случаев.

Главный же «секрет» получения нужного потомства: умелый подбор производителей в смысле дополнения друг друга. Самый грубый пример: молодая сука и вполне зрелый кобель. Но тонкости этих дополнений даются только годами опыта, поэтому при подыскивании производителя и рекомендуется обращаться в секцию кровного собаководства, где все производители учтены, подробно изучены и описаны. Опытными специалистами, кинологами и ветеринарами составляется план вязок на данный год.

У отдельных охотников в вопросе вязки всяких примет, суеверий и предрассудков больше, чем в любом другом. Так, например, некоторые старые охотники безосновательно уверяют, что случайная вязка породной суки с беспородным кобелем портит последующие пометы, хотя бы и с чистопородным. Вот при родственном скрещивании («имбрид») нужно быть очень осмотрительным, так как только при умелом оперировании этот прием дает положительные результаты.

Для вязки лучше приводить кобеля к суке, а не наоборот, чтобы меньше утомлять ее.

Вязку, по охотничьему предрассудку, принято через сутки повторять (контрольная). На основании неоднократной проверки я считаю, что без этой контрольной вязки можно вполне обойтись.

Сука «пустует» около трех недель, кобеля подпускают на 11—14-й день после появления «краски». При вязке иногда приходится помогать, особенно молодым сукам, но вообще лучше не вмешиваться до полного разъединения.

Продержав суку после вязки с неделю дома на усиленном питании, в дальнейшем ей нужно давать побольше моциона и кормить как можно лучше, подмешивая в пищу витамины Л, В и С. К концу беременности (63 дня) суке нужно подготовить удобное место. Прежде считалось необходимым затемнить это место, но, как показывает практика современных питомников, место лучше всего устраивать в светлом помещении. Слепым щенкам свет не вредит, наоборот, облучивающий свет им необходим.

В самый процесс родов, если они протекают нормально, не нужно вмешиваться, природа сама все сделает; при осложнении необходим ветеринар. За молодой сукой нужно следить, чтобы она не отгрызла пуповину до раны.

Место для щенков, если дело идет к зиме, надо устроить так, чтобы оно было близко к печке, но не вплотную. Оно должно быть отгорожено по пространству в зависимости от породы, больше или меньше, но так, чтобы сука могла кормить лежа и чтобы для выгула щенков оставалось еще раза в два больше места.

После ощенения суке нужно давать обильную питательную жидкую пищу. На 12—14-й день щенки прозреют. Если все идет нормально, то обычно через 6 недель щенков начинают раздавать. В городе это делается через общество кровного собаководства по контрактации и по ценам, им установленным.

Выбор щенков. Как бы вы ни были опытны, но когда вам покажут впервые 5—6 очаровательных комочков, которые ползают вокруг встревоженной матери, вы не сразу решите ваш выбор. Мне очень много приходилось консультировать в таких случаях, и я всегда честно заявлял, что никаких бесспорных признаков нет. К каким только варварским приемам не прибегали и, увы, и теперь прибегают, чтобы «правильно» выбрать щенка. Сколько молодых существ покалечено! Подымание или вращение за уши и т. п.— все это, конечно, ненужные и некультурные приемы. Можно руководствоваться только общим видом, живостью, упитанностью, активностью при стремлении к соскам матери по сравнению с другими. Большое значение имеет и здоровый, неистощенный вид матери. С экстерьерной точки зрения все еще изменчиво, но темный глазок, черный вощок и отсутствие подвеса под горлом (чистая шейка), отсутствие явной ненормальности в челюстях (перекуса, недокуса, бульдожины в потенции), не слишком острый или короткий щипец, не слишком явный рахит («четки» — утолщения на ребрах, узлы и кривизна ног) — свидетельствуют о положительных качествах щенка. Зачатки рахита при правильном уходе вполне излечиваются. При выборе играет роль и масть, но она во время линьки очень меняется; все же учитывать ее необходимо. Одним словом: выбор щенка — дело больше удачи, чем знания, даже при большом опыте,

К полуторамесячному, двухмесячному возрасту щенков суки, особенно городские, начинают уклоняться от кормления. Это совпадает со временем, когда щенков начинают разбирать.

При перевозке домой щенка нужно хорошенько закутать, чтобы не простудить. Дома щенку нужно сразу же отвести место, по возможности освещаемое солнцем, но не на ходу и не у печки. Постелью может служить любая подушка, матрасик, сложенное одеяло. Но лучше сделать специальную постель из двух деревянных рам по росту (будущему) собаки так, чтобы одна рама довольно плотно входила в другую. Высота рам делается в зависимости от величины собаки. На внутреннюю раму натягивается кусок парусины, который плотно зажимается верхней рамой. Иногда делают и петельки или тесемки для прикрепления. В досках рам хорошо сделать прорези для вентиляции. В такой постели собака лежит, как в гамаке.

Щенкам можно подкладывать на парусину что-нибудь мягкое. Такая постель всегда чиста и гигиенична (особенно, если иметь две смены парусины), так как хорошо вентилируется. Я делаю рамы низкими — до 10 см, чтобы щенок мог влезать на постель сам, а потом подымаю ее на ввинчивающиеся 4 ножки, и собака спит на своей постели всю жизнь.

Вначале надо следить, чтобы щенок не падал с постели; он скоро привыкнет к ней и по команде: «Место!» — сам на нее ложится; он будет оберегать ее от всяких покушений и даже ворчит, когда ее убирают для чистки.

Щенок поскучает дня два-три, затем забудет мать И вполне акклиматизируется. Все зависит от обращения: надо наблюдать, но не надоедать ему. Пусть думает, что он свободен.

Кормить щенка рекомендуется вначале теплым разбавленным молоком, жидкой кашкой на молоке [ В том случае, когда щенок отнят от суки преждевременно (до 5 недель), в молоко следует прибавлять сырое взболтанное яйцо. ]  — манной, пшенной, размачивать немного белого, а потом и черного хлеба. Через неделю, если щенок здоров, давать и суп, а потом и мелко крошеное мясо. Многие дают и сырое, — я этого избегаю, так как опытом установил, что не вредит щенку только самое лучшее по качеству и свежести сырое мясо. Достать такое не всегда можно, а от чуть тронутого часто появляются глисты.

Кормят щенка 6 раз в день, постепенно с возрастом уменьшая число дач; с 8 месяцев кормят только 2 раза в день; дают овсянку и разные крупы (подмешивая витамины А, В, С и D) [ Доза от 1 до 10 капель в день; увеличивать дозу в этих пределах через 2—5 дней, в зависимости от возраста, величины и состояния щенка.].

Полезно приучать щенков к сырым овощам.

Не все собаки охотно пьют чистый рыбий жир, поэтому, когда приходится давать рыбий жир, его лучше всего (одну чайную ложку в день) разбалтывать в еде. Если собаку не слабит и она охотно пьет рыбий жир — давать по две-три ложки. Полезно давать также хлористый кальций (0,1). Прекрасное влияние на здоровье щенка оказывает печеночный экстракт.

Зимние щенки, которым давались витамины, экстракт и рыбий жир, переносили «чумку» шутя или совсем ее не имели. Мой щенок, спаниель «Джэнт», родившийся в конце октября и выращенный зимой по указанному способу, летом сорок пятого года в Ленинграде на выставке прошел у одного из старейших наших судей А. В. Богданова на 1-е место в щенячьем классе и получил два приза. Чумой он не болел. Воспитывался в типичных комнатных условиях. Привожу этот пример, чтобы показать некоторым старым охотникам, до сих пор иронически относящимся ко «всяким витаминам», что их предубеждение к витаминам ни на чем не основано.

Надо помнить, что витамины получаемых щенком овощей под влиянием высокой температуры теряют силу, поэтому мелко изрубленные овощи нужно опускать в суп не раньше чем за 15 минут до конца его варки. Полезно давать щенку грызть мягкие, не трубчатые кости.

Состояние щенка можно проверять по увеличению его веса. Привожу таблицу нормального увеличения веса для средней собаки (пойнтера, сеттера):

Дии

Вес (в кг)

10

0,75

20

1,1

30 (месяц)

1,5

40

2,1

50

2,7

60 (2 месяца)

3,6

70

4,7

80

5,5

90 (3 месяца)

6,45

100

7,8

110

8,1

120 (4 месяца)

10,0

Из таблицы видно, что вес за время от 10 дней до 4 месяцев увеличивается почти в 13 раз. Это цифра приблизительная и может меняться в зависимости от породы и пола. 

Ирландский сеттер (красный).

Ирландский сеттер (красный).

Как ни важно для щенка хорошее питание, правильный моцион, солнце и воздух имеют для него не меньшее значение. Чем больше щенок двигается на воздухе, тем лучше. Щенков, родившихся в октябре, я уже в двухмесячном возрасте, в самые морозы, ежедневно сначала выношу, а потом вывожу на воздух. Сперва на 5 минут, держа в шубе за пазухой, потом на 10,— постепенно открывая, и, наконец, спускаю их на снег (не обледенелый). Затем, сначала раз, а потом и два и три раза в день вывожу щенков на прогулку на более продолжительное время. Такая закалка даже зимних щенков делает настоящими помощниками на охоте и приучает их не бояться ни болот, ни холодной воды.

Надо твердо усвоить: щенок не боится холода, ему страшен только сквозняк.

Шотландский сеттер гордон (черно-подпальный).

Шотландский сеттер гордон (черно-подпальный).

Мнение, что щенков нельзя купать до какого-то там возраста, — тоже охотничий предрассудок. Практические американцы купают своих щенков в кеннелях с двухмесячного возраста. Но купать надо умеючи и с толком: 1) на ночь; 2) в не очень горячей воде; 3) мыть лучше всего «детским мылом»; 4) не заливать воду в уши, ноздри, глаза; 5) хорошо промывать шерсть пальцами, как мужчины промывают свою голову; 6) очень тщательно смывать мыло и хорошо прополаскивать (например, сливая из чайника); 7) абсолютно насухо вытирать.

Такое купание щенка, по моему многолетнему опыту, ничего, кроме пользы, не приносит. После купанья, если в комнате не холодно и, главное, нет сквозняков, очень желательно дать щенку возможность побольше порезвиться, чтобы он мог согреться естественным образом.

В четырех- и пятимесячном возрасте, когда щенок линяет, шерсть необходимо прочесывать не острой гребенкой или грабельками. Нужно внимательно следить за появлением паразитов: блох, вшей и пр., и своевременно принимать меры к их устранению. Если щенок содержится чисто, не жрет всякой гнили, не знает о существовании помойки и не имеет блох, у него не будет и глистов. Собаки для избавления от блох пожирают их, а блохи являются носителями зародышей глистов. Глисты же — один из самых страшных врагов собачьего молодняка.

Перед охотником, воспитывающим щенка в трудных условиях городской коммунальной квартиры, со всей остротой возникает вопрос, о котором во всех руководствах упоминается только вскользь, — вопрос приучения щенка к чистоплотности. Обыкновенно говорится так: «До четырех месяцев все равно ничего не сделать: и по своей младенческой беспечности и по физиологическому устройству аппарата щенок будет отправлять свои потребности где и когда захочет. А дальше нужно просто внимательно следить, и как только щенок забеспокоится, завертится, — сейчас же выносить его на улицу или во двор».

Легко сказать «выносить»! А вот вам действительная картина: вы один со щенком в комнате коммунальной квартиры на шестом или пятом этаже. Щенок забеспокоился, вы должны заметить это, успеть схватить его, одеться, запереть дверь своей комнаты, отпереть и запереть за собой дверь квартиры, сбежать вниз, где вы попадаете или на людную улицу или на асфальтированный двор, где вы сейчас же нарветесь на скандал с дворником или управкозом. Конечно, я нарочно беру самый трудный случай, но он вовсе не исключение. Вот поэтому-то щенков, как кошек, нужно приучать к определенной «уборной», и только тогда, когда щенок станет более сознательным может удерживаться и проситься, — его следует выводить на улицу.

Чтобы рассказать, как приучают щенков к чистоте, привожу мой перевод одной главы из книги американского специалиста по охоте и собакам — Боба Беккера [ Боб Беккер. Книга о собаке. Чикаго, 1936. ].

«Достаточно просмотреть несколько номеров «Вестника американских питомников», чтобы убедиться, какое громадное количество собак содержат американцы. Однако некоторые лишают себя удовольствия самим воспитывать щенков (т. е. покупают уже взрослых, дрессированных собак. — А. Л.), так как считают, что в городе это слишком сложная задача, отнимающая много времени и причиняющая массу хлопот. Хотя мы воспитали достаточное количество щенков, хорошо знаем, что научить щенка «приличным манерам» в комнате нельзя в один день, все же можно утверждать, что главное в приучении щенка к опрятности, как и вообще в преодолении трудностей дрессировки, зависит от вашего умения дать щенку понять, чего вы от него хотите. Для этого необходимо всегда неуклонно применять одну и ту же систему, которая должна перейти в привычку, «рутинировать» собаку. Если вы живете в комнате одноэтажного коттеджа, вообще внизу, а главное, у вас есть внутренний дворик или садик, то нужно просто следить за щенком и во-время выпускать его. Но если у вас обычная городская квартира и выводить щенка во-время невозможно, то нужно ему устроить «уборную»: найти или сделать плоский ящик соответствующей величины, с невысокими стенками, открытый сверху (я пользуюсь старой фотованной для увеличения. — А. Л.). В ящик насыпаются и меняются ежедневно: песок, опилки, мелкий уголь, земля— что найдется, что легче достать или запасти. Днем, как только заметите беспокойство щенка, сейчас же сажайте его в этот ящик. Вскоре днем он приучается самостоятельно ходить в этот ящик. Но ночью. . . Четырехмесячного щенка приучили ходить в приготовленный для него ящик. Днем этот малыш точно выполнял все правила, полы и ковры оставались чистыми. Но на ночь его запирают одного в кухне и ... все забыто. Поэтому мы делаем так: от постели щенка проводим как бы коридорчик к ящику-уборной, т. е. делаем из фанеры соответствующей высоты ширмочки, которые ставим на ночь таким образом, чтобы щенок мог пройти, когда ему понадобится, только в свою уборную. Собака по природе животное чистоплотное и, здоровая, никогда не пачкает на своей постели. Через месяц загородку можно снять, так как щенок уже привыкает ходить только в уборную. Месяцев с 6—7 всякий нормальный щенок уже просится, и тогда уборная ликвидируется. Надо только успевать его выводить. Постепенно щенок приучится (при правильной кормежке) выходить регулярно 3 раза в день.

Не надо кормить щенка на ночь, лучше делать это раньше, чтобы кишечник успел освободиться до сна, в последний выгул».

Я с самыми положительными результатами применяю этот способ и рекомендую его всем. Правда, доставать И менять песок или опилки невесело, но «воспитанная собака — удовольствие, невоспитанная — несчастие», говорит английская пословица, так что, если хочешь иметь удовольствие и не иметь загаженной квартиры, стоит и потрудиться.

До четырех месяцев щенок не должен знать никакого принуждения, да и учить его в это время еще рано. Если сшить из мягкой кожи ошейничек (покупные жестки и натирают шейку), то с трехмесячного возраста щенку можно его надеть, щенок к нему легко привыкнет, так же как и к поводку. Кличку щенок усваивает очень скоро.

Пусть щенок как можно больше играет самостоятельно с детьми, с кошкой (если растет с ней), играйте с ним сами. Достаньте ему твердый резиновый мяч, любые резиновые игрушки. Какую-нибудь из этих игрушек подвяжите к ручке двери, чтобы он мог возиться с ней. Хотя настоящее воспитание щенка, как я уже сказал, начинается позже, но уже с двух месяцев, играя с ним, его можно и нужно приучать приходить на зов: «ко мне» и прекращать начатое нежелательное действие по слову: «фу», хватать указанные предметы и приносить их по команде: «аппорт». Не обязательны именно эти слова, но по опыту я их считаю наиболее удобными. Однако совершенно обязательно, чтобы вся эта «учеба» происходила без малейшего принуждения.

Дальше, таким же способом, надо приучать щенка и к слову: «даун» («ложись»)—главной команде для будущей охотничьей собаки. Слово это принято охотниками всего мира. Произносится с острым ударением на «а» — «даун». Оно очень четко и хорошо воспринимается собакой. Позже мы увидим, что это слово лежит в основе предварительной дрессировки (не работы) охотничьей собаки.

Каждый раз, перед тем как дать щенку есть из его постоянной посуды, скажите: «даун» и постарайтесь мягко, но настойчиво уложить щенка. Вначале щенок будет сопротивляться, принимать это приказание за игру, но при неуклонном повторении он будет не только лежать, но и самостоятельно ложиться по жесту поднятой правой руки. Вначале не надо обращать внимания на позу лежащего щенка, важно добиться, чтобы он лег, но постепенно нужно выправлять и позу. Расстояние от «даун» до места кормушки нужно постепенно увеличивать, так же как и время лежания.

Большинство руководств по собакам обычно очень четко и строго разграничивает воспитание, дрессировку и натаску, а один из авторов — А. Федорович в книге «Воспитание и дрессировка собак»— дошел даже до того, что подразделяет воспитание собаки на периоды, именуемые им школами первой, второй и третьей ступени. Мне же думается, что все дело, вся тайна успеха в том, чтобы игра так же незаметно переходила в воспитание, как воспитание незаметно, но постепенно и настойчиво перейдет в дрессировку. Даже такой главный момент в становлении будущей охотничьей собаки, как встреча с природой,— при переходе от дрессировки к натаске, в поле, должна произойти не неожиданно, а плавко, с подготовкой, как органически вытекающее из предыдущего.

Нельзя собаку комнатного воспитания сразу бросать в лес или болото, нужно еще до натаски познакомить ее с местами ее возможной работы. Но если щенок еще в дрессировочном возрасте привык к определенным командам и интонациям голоса своего хозяина, когда и к дрессировке он перешел от полуигры, то уже образовалась настолько прочная связь, что утвердить и развивать эту связь в дальнейшем не так уж трудно.

Что же мы, собственно, понимаем под словом «дрессировка»? Позволяю себе ответить на этот вопрос выдержкой из моей статьи — «Собака не виновата», напечатанной в № 8 журнала «Собаководство» за 1931 год. Статья эта, в основном, касается дрессировки одной из умнейших пород — эрдель-террьера, но общие ее положения мне кажутся применимыми к любой охотничьей породе, тем более, что эрдель-террьер в основе — чисто охотничья порода и до сих пор в Англии широко применяется именно как охотничья.

«Дрессировка держится на трех китах: знании, терпении и любви... Обучение в первой стадии состоит из запрещения нежелательного и поощрения желательного для дрессировщика (и то и другое в кругу собачьего образа действий, т. е. того, что свойственно собаке как таковой). Это и есть так называемое воспитание. Дальше начинается усвоение действий, собаке не свойственных, т. е. находящихся вне ее обычного круга действий, нужных человеку и придуманных человеком. И, наконец, последняя стадия дрессировки состоит в механизации этих действий, т. е. в выработке максимальной безотказности».

Я и сейчас, через 15 лет, ничего не могу добавить к этому определению сущности дрессировки.

Охотничья собака, после достаточной механизации усвоенных ею приемов дрессировки, должна, как уже говорилось, плавно и органически перейти в стадию полевой натаски, т. е. подготовки к своей настоящей работе.

Интересующиеся современными методами массовой дрессировки служебных собак, основанными на открытых И. П. Павловым законах рефлексологии, могут найти для себя много полезного в книгах Языкова [ В. Языков. Теория и техника дрессировки. М., 1932. ]. В этой же книжке мы занимаемся вопросами дрессировки в городских комнатных условиях.

Возвращаюсь к моей статье:

«Все учебники по дрессировке говорят о необходимости для дрессировщика владеть не только хлыстом и парфорсом, но и интонациями при подаче команд. Однако даже в лучшей для новичка книге И. Г. Крылова [ И. Крылов. Дрессировка служебно-розыскных собак. М., 1930. ] в главе «Об интонациях при произношении команд» этому вопросу уделено шестнадцать с половиной строчек. Между тем успех дрессировки. . . в значительной степени зависит от владения дрессировщиком живыми, бодрыми, острыми, четкими, понятными собаке интонациями. . . Учение об интонациях не так просто, чтобы можно было ограничиться понятиями: низкие, средние и высокие. Это доказывает и сложное искусство актера, оратора, педагога. Суть интонации в техническом и эмоциональном умении держать в кругу заинтересованности объект воздействия: зрителя в театре, ученика в школе, животное в манеже или поле. Следовательно, сначала нужно уметь заинтересовать, и только затем выработается механическая стойкость приема. Но эта стойкость, идущая от заинтересованности, никогда не обратится в мертвую механизацию. Не нужно «очеловечивать» психологию собаки, но не нужно и лишать ее какой-то степени ума и «омашинивать». Многое в поведении животного можно объяснить инстинктами и рефлексами. Многое, почти все, но не все. Иногда бывают такие проявления явной смекалки, сцепления причин, следствий и выводов, что их пока рефлексами не объяснишь. Верю, что наука дойдет и до этого. Но пока будем считать наших любимцев не машинами, а живыми существами, обладающими какой-то долей соображения».

Итак, для успешной дрессировки нужно:

1. Хорошо знать и наблюдать породу и данную собаку.

2. Запастись терпением и любить животных вообще.

3. Дрессируя собаку, вовлекать ее в игру, неустанно заинтересовывая ее не только действием, но умелыми и понятными интонациями.

4. Твердо знать самому, что хочешь от собаки, уметь показать ей это, и интонацией команды привлечь к исполнению. 

5. Прибегать к высшей мере принуждения — удару или парфорсу — лишь тогда, когда убежден, что этого удара ты не заслужил сам своим неумением быть понятым собакой.

Во всех стадиях дрессировки успех достигается умелым использованием естественных проявлений собаки, рациональным оперированием возбудителями, развитием или ослаблением тех или иных инстинктов, укреплением желательных и уничтожением нежелательных связей. Основным в дрессировке является смена поощрения и запрещения, т. е. удовольствия и неприятности».

Об «удовольствии и неприятности» надо поговорить подробно. После вековой жестокой системы обучения охотничьих собак, варварской системы, в которой особенно свирепствовали немцы (Оберлендер и др.), в конце прошлого века наступил перелом: начали применять самые мягкие системы дрессировки. Начались проповеди о необходимости выбросить хлыст и парфорс из ассортимента дресси- ровщика. Главным стимулом дрессировки стал так называемый «пищевой рефлекс», когда собаку соблазняют лакомым кусочком, давая его в награду за каждый выполненный приказ. Этот приказ сопровождают установленной командой, произносимой с определенной интонацией, иногда подкрепляют и жестом. Постепенно число подачек уменьшают, доводят до нуля, но так называемый «условный рефлекс» уже образовался и собака выполняет задание без подачки, только по приказу или жесту. Так дрессировать рекомендуют теперь буквально все руководства — и охотники, и специалисты служебного собаководства, словом все — вплоть до Дурова. А я все-таки позволю себе усомниться в абсолютной непогрешимости этого метода. Во всяком случае, им нужно пользоваться очень умело и только в самом начале обучения; никак не перебарщивать в количестве подачек и как можно скорее и настойчивее переходить к «условному рефлексу». В противном случае собака избалуется, начнет интересоваться только, или главным образом, лакомством, смотреть «в руки», прием исполнять небрежно и торопливо, лишь бы скорей вернуться и получить подачку.

Поэтому я советую полностью пользоваться пищевым рефлексом только при обучении командам «даун», «сидеть» перед едой и в первый период обучения команде «ко мне» или «сюда». Всему же остальному, кроме самой первой стадии обучения приноса — аппорта, я обучаю на смене интонаций от ласки до угрозы. И если кто-нибудь думает, что мне, как актеру, обучать собаку легче с помощью интонаций, что вообще дело это очень трудное, — тот ошибается. Правда, на механизацию и безотказность приема таким способом надо тратить больше времени, чем с лакомством и хлыстом, но мы ведь, городские любители-спортсмены, не массовой дрессировкой занимаемся, а на своего любимца можно и время потратить, если есть надежда обойтись без битья. У американцев даже специальное слово существует — «пет», что значит «любимец дома».

Когда в питомнике покупают собаку, покупателя спрашивают: «Вам для своры, конюшни, охраны или пет?» (т. е. для домашнего воспитания).

В журнале «American kennel gasette» в 1931 году была опубликована статья под названием «„Хорошо" и „стыдно"». Эти слова по-английски звучат: «г-у-у-д» и «ш-э-й-м» (приблизительно) и удобны для интонаций и оттенков. В статье опытнейший американский дрессировщик доказывает, что умелая смена этих двух слов, как поощрения и запрещения и даже наказания, ему вполне заменяет лакомство и хлыст даже с самыми строптивыми собаками, например бульдогами и волкодавами.

Для того, чтобы успешно дрессировать свою собаку, надо вести себя с ней таким образом, чтобы она вас любила, чтобы вы были для нее непреложным авторитетом, чтобы она смотрела на вас с обожанием. Если вы сумеете этого достичь, вы добьетесь от собаки всего, чего захотите, без хлыста, одними интонациями. Для этого нужно: постоянно самому заботиться о собаке, кормить ее, чистить, купать, выгуливать, никогда не обманывать, даже в шутку, и много с ней разговаривать. Это вовсе не смешно, важно только правильно меня понять.

Необходимо усвоить два положения:

1. Команды произносятся четко и без лишних слов.

2. Вне команд, во время отдыха — разговаривать с собакой и при собаке как можно больше, чтобы она хорошо знала, привыкла и понимала ваши интонации. Это повышает контакт и взаимопонимание.

Все дрессировочные команды ограничиваются несколькими словами (повторяю, — можно взять любые, если приводимые ниже не нравятся):

1) «Даун» («лежать»)—правая рука поднята ладонью вперед.

2) «Сядь» — правая рука вперед, на высоте плеча.

3) «Ко мне» («сюда»)—правая рука похлопывает по бедру.

Континентальная короткошерстая легавая (курцхар).

Континентальная короткошерстая легавая (курцхар).

4) «Аппорт» («поди, принеси»)—указание направления жестом.

5) «Ищи» — указание рукой направления.

6) «Вперед» — махнуть рукой вперед.

7) «Взять» (не обязательно, можно сказать опять: «аппорт»).

8) «Фу» — все запреты: «нельзя, назад, стыдно» (от интонации).

9) «Рядом» («к ноге») — не сзади, а рядом, чтобы видеть.

10) «Гуляй» — отпуск, махнуть рукой.

Вот и все десять команд, эти или другие, но, раз принятые, они никогда не должны меняться. Повторяю: никаких лишних слов, загрязняющих команду, вроде: «тебе говорят?», «оглох, что ли?», «сколько раз повторять!» и т. п. — не должно быть. Команда есть команда, и надо добиваться, чтобы она была исполнена.

В питомнике или казармах, где собаки общаются со своими воспитателями, главным образом, в определенные моменты (кормежка, чистка), — дело обстоит иначе, но в городской домашней обстановке, при индивидуальном воспитании, чем больше собака будет находиться в обществе хозяина, чем чаще будет слышать его речь и привыкать к его интонациям, тем легче с ней будет на охоте.

Несколько слов об интонациях некоторых команд.

«Ко мне!» — команда эта одна из основных. Только тогда, когда собака на эту команду, свист или жест рукой будет бросать любое отвлечение и стрелой мчаться к вам, вы можете считать, что собака у вас «в руках». Нет ничего более жалкого, чем охотник, тщетно вызывающий свою собаку, которая, не обращая внимания на его вопли, придет, когда найдет нужным, или совсем не придет..

Еще играя со щенком, каждый раз, когда вы зовете его к себе лакомством, игрушкой или просто ласковой интонацией, зовите его только этим словом: «ко мне». Представьте себе, что вы зовете к себе своего любимого ребенка: «Иди ко мне, мой маленький, мой дорогой, ко мне, мой любименький». Запомните интонацию, с которой вы произносите эту ласковую фразу, но постарайтесь, отбросив все остальные слова, сохранить эту интонацию в словах «ко мне». Это ласковое, мягкое «ко мне» и будет той интонацией, которая заменит приманку на лакомство (пищевой рефлекс). Если щенок не слушается, эта ласковая интонация постепенно сменяется все более строгой и даже угрожающей. Это последнее грозное «ко мне» должно звучать коротко и резко, как свист хлыста. Если щенок после долгих отказов все-таки подойдет, никогда нельзя его наказывать, а дать ему лакомство и ласково погладить. После нескольких таких случаев у него появится связь между исполнением приказа и удовольствием от лакомства.

Если же он никак не пожелает подойти, несмотря на любые интонации, нужно самому пойти к нему, взять на поводок, привести и стыдить: «Ф-у, ф-у, сты-ы-дно, ф-у-у»_ Вот тут-то и можно «поговорить», не стесняясь в выражениях, но интонации должны быть искренне укоряющие, стыдящие. Всякую фальшь, нарочитость в интонации собака слышит, и такая интонация до нее «не доходит». Потом нужно повторить все сначала и на прежних местах, но уже только с одним: «ко мне». Не подойдет щенок, — дать отдохнуть и опять повторить. Можно, конечно, прицепить поводок и подтянуть к себе щенка, но лучше добиваться, чтобы он выполнил приказ «ко мне» самостоятельно.

Дрессировка — это повторение и терпение. Изобразить интонацию буквами трудно, но приблизительно это будет так: «ка-а мне-е-е» — ласково и протяжно. «Камне» — строго, слитно, коротко, почти проглатывая первую гласную, делая острое ударение на «е».

«Фу» — очень резко и остро, должно, как электрический ток, останавливать всякое нежелательное действие.

«Ф-у-у» — стыдящее, наоборот, очень протяжно, с большой искренностью, как будто вам действительно стыдно за действия собаки.

«Даун» — коротко, с сильным ударением на «а», которое произносится с открытым ртом, по-английски.

«Рядом» — спокойно, с немного протяжным «я».

«Сядь», «аппорт», «вперед» — коротко и четко.

«Гуляй» — спокойно, без повышения тона.

Вот, пожалуй, и все, что можно сказать об интонациях. Главное — искренность, чистота.

О том, как исполнять команды, уже много раз рассказывалось в разных книгах.

Всем этим командам, кроме «рядом» и «гуляй», щенка нужно учить еще в комнате; когда ему исполнится месяцев пять-шесть, подыскать ему, по возможности, уединенный двор и пустырь, большой сарай, вообще место, где можно бы проработать эти приемы (главное, — где нет ребят, этих главных «врагов» дрессировки щенков). Команде «гуляй» учить не придется, щенок усвоит ее сам, если вы, отпуская его побегать, будете каждый раз произносить это слово и делать отпускающий жест рукой.

Команде «рядом» или, как говорит большинство охотников, «к ноге» (мне удобнее «рядом», так как ударение в начале слова выразительнее) советуют учить, ведя собаку на поводке вдоль стены или забора так, чтобы она находилась между вами и стеной. Есть и другие способы, но прибегать к ним не придется, если вы, начиная с трехмесячного возраста щенка, будете выводить и водить его на поводке всегда с левой стороны.

Для того, чтобы щенок приучился держать интервал и идти на правильном месте, нужно держать конец поводка в правой руке, а самый поводок пропустить через колечко, которое образуется соединением большого и указательного пальцев левой руки. Натягивая и отпуская через такой «блок» поводок, вы регулируете ход щенка и приучаете его идти там, где вам нужно.

Я, например, не люблю оглядываться на собаку и учу ее идти так, чтобы вся голова ее была мне видна.

Уже в четыре месяца щенки ходят рядом, как пришитые. Их можно приучить ходить и без поводка, время от времени отстегивая, но оставляя, висеть его. Щенок думает, что он привязан; постепенно у него образуется условный рефлекс, и он прекрасно ходит рядом по команде и без поводка.

Исподволь надо приучать и к всевозможным поворотам у ноги, сначала на поводке, а потом и без него. К шести месяцам привычка ходить рядом так отшлифовывается у щенка, что с ним можно переходить без поводка самые оживленные улицы. Но лучше этого не делать: какой-нибудь трещащий мотор мотоцикла может испугать щенка и, бросившись в сторону, он рискует попасть под движущийся транспорт. В людных местах собаку лучше всего брать на поводок. Вообще в городе можно отпускать собаку только в уединенных, спокойных местах.

Аппортирует, т. е. приносит палки и пр. каждая собака. Эту природную склонность нужно только развить и укрепить. К сожалению, ребята обычно очень портят щенка беспорядочным бросанием ему палок. Этого надо всячески избегать. Всякий аппорт, брошенный только хозяином, должен быть найден и принесен только хозяину. Чтобы добиться этого, нужно еще в комнате самому заниматься с щенком аппортом и начать с приучения его держать аппорт в пасти, а потом уже учить искать и подавать (а не наоборот, как часто делают). Попробуйте учить, как я рекомендую, и вы удивитесь, как скоро вы добьетесь отличных результатов. Пока мы ничего не говорили о «неприятности». Как наказывать и нужно ли это? Постараемся ответить на эти вопросы.

Как мы уже говорили, в противовес варварским немецким системам дрессировки, построенным на побоях и парфорсе — ошейнике с острыми гвоздями, сейчас существуют методы, основанные на ласке, интонациях и пищевом рефлексе. Одной из лучших книг о дрессировке по этой системе является книга крупнейшего французского собаковода, охотника и дрессировщика Р. Домманже — «Воспитание Фрама» в хорошем переводе нашего судьи по собакам П. А. Шестакова (с 5-го французского издания).

В вопросе о наказывании собак достаточно много фальши. Если опросишь, — никто, никогда не порет своих собак, а на деле дубасят и палкой, и хлыстом, и даже прикладом, если считают, что промазали «по вине» собаки А пинки ногой, кто из нас их не видел! Есть и другая крайность: собак действительно пальцем не трогают и получают таких балованых и своевольных обломов, что их называют охотничьими только по недоразумению,

Без наказания нельзя воспитать даже любимого ребенка. При наказывании собаки никогда нельзя давать разрядку своему дурному настроению. Наказывать должно только явно выраженную злую волю, т. е. в том случае, когда собака знает, может и не хочет. Домманже дает очень верную и четкую формулировку:

«Дрессировщик должен твердо усвоить одно: никогда не раздражаться. Раздражение — враг дрессировки. Никогда нельзя лупить собаку со злостью, это — преступление. Если вы убеждены, что она этого заслужила, спокойно: 1) раз сильно дернуть за поводок и стыдить; 2) потянуть парфорс (если вы не умеете без него обходиться); 3) резко ударить по крупу паводком, но не «мазать», а дать почувствовать. Применять в исключительных случаях, но так, чтобы запомнила и вспоминала при одном поднятии поводка с угрозой (условный рефлекс); 4) перестать на время разговаривать с собакой; 5) посадить временно на цепь».

В этом перечне нет жестокости, а есть только необходимость. Мне особенно приятно было прочесть у Домманже подтверждение моего взгляда на важность разговора с собакой: прекращение с ней разговоров он считает одним из самых серьезных наказаний.

Итак, следует отказаться от ненужной сентиментальности и наказывать собаку без злобы и раздражения, когда она:

знает, может и не хочет;

злобно упрямится [ Иногда, наоборот, в таких случаях помогает только ласка. ];

ворует систематически (поймав ее на месте);

пожирает нечистоты (поймав ее на месте).

Никогда не наказывать палкой и другими твердыми предметами, а хлестнуть поводкам и только по крупу. Не бить, а именно хлестнуть один раз, но сильно в первый или второй раз, потом достаточно одной угрозы. При обучении приемам: «ко мне», «рядом», «аппорт» надо всячески стараться совсем обходиться без телесного наказания. Если вы сумеете воспитать собаку (а мне это удавалось неоднократно) совсем без применения телесного наказания, — тем лучше.

Итак, ваш щенок безукоризненно выполняет все приемы не только дома, но и на улице, даже в людных местах. Но вот вы попали с ним впервые в поле, в лес, — и все пошло прахом. В нос бьют запахи трав, цветов. .. следы.. . Оглушают голоса птиц. Щенок одурел, все забыл, зверь проснулся — и молодой дрессировщик в отчаянии. Но в этом нет ничего страшного, день-другой — и все успокоится, станет на место. Дрессировка и привычка повиноваться возьмут свое, и щенок снова у вас в руках. Я даже замечал, что щенки, особенно дуреющие и все забывающие при первой встрече с настоящей природой, потом делаются лучшими и наиболее страстными охотниками. Чтобы избежать резкости этой первой встречи, как я уже говорил, полезно и до натаски знакомить городского щенка с настоящей природой.

Но вот щенок, наконец, поуспокоился и пришел в норму. Начинается самое главное, то «из-за чего весь шум», как говорится в одной пьесе. Начинается подготовка к натаске молодой охотничьей собаки.