Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Различные виды охоты в окрестностях большого города (новое в приемах)

 

Подробное описание видов охоты вообще не входит в задачу этой книжки, так как охота вокруг городов по существу ничем не отличается от любой другой охоты, но сказать несколько слов о характере и видах охоты в угодьях, расположенных вблизи больших городов, я все же считаю необходимым.

Как, например, обобщить охоту в окрестностях Ленинграда и Ташкента, Новосибирска и Тбилиси? Можно только сказать, что общий характер охот вокруг больших городов соответствует той полосе Союза, где город находится. Если, скажем, водоплавающую дичь можно встретить везде, где есть водоемы, то боровую надо искать в северной и средней полосах, а степную — на юге и юго-востоке. В окрестностях Москвы не найдешь стрепета или дрофы, а глухаря напрасно думать встретить под Астраханью. Беляка не найдешь в степи, и т. д.

Прежде всего, мне хочется отметить, что и близ больших городов бывают весьма разнообразные виды охот. В Киришском охотхозяйстве по реке Волхов было все: «от гаршнепа до лося и медведя»; вся водоплавающая дичь, все благородные и прочие кулики, вся боровая дичь, беляк, русак, лиса, рысь, волк, медведь, лось. От Ленинграда до этого угодья езды меньше трех часов, но охота в нем уже ничем не отличается от охоты в самой большой глуши.

Замечательные охотугодья есть также под Москвой, Горьким и многими другими городами.

До Отечественной войны в больших городах, кроме военно-охотничьих обществ и «Динамо», существовали так называемые «приписные хозяйства» всевозможных добровольных спортивных обществ (ДСО); теперь эти хозяйства по большей части объединяются в единые городские охотничьи общества. Правление и совет руководят всей работой. Охотугодья управляются заведующим охотхозяйством, который имеет под началом егерей и охотсторожей. В хозяйствах ведется точный учет дичи, а в более благоустроенных практикуется и плановая прикормка дефицитных пород и ведется борьба с хищниками. Угодье остолбляется, в разных пунктах устраиваются базы с койками и бельем для ночлега. На хороших базах имеются собаки, лодки, охотинвентарь, сети и пр. Регистрируются тока, заблаговременно строятся шалаши. В правлении общества охотникам выдаются путевки по установленной форме, где— в соответствии с запасом дичи, числом охотников, количеством дней охоты — исчисляются нормы отстрела. В правильно ведущемся охотхозяйстве устранена возможность хищнического истребления дичи, и члены его, при хорошо поставленной плановой работе, могут, не мешая друг другу, заниматься любимым спортом. Вся охота в целом находится под наблюдением и контролем охотуправления данного района. Таким образом, городской охотник, член охотничьего общества, как бы освобождается от некоторой части подготовительной работы, которую деревенский охотник вынужден делать самостоятельно. И это само собой понятно, ибо, живя в городских условиях, имея один выходной день в неделю, нельзя самому выследить ток, заблаговременно построить шалаш и пр. Только по счастливой случайности можно натолкнуться на ток или старый шалаш. Поэтому совершенно нормально, что городскому охотнику, члену охотничьего общества, известная часть предварительной работы облегчается. Но, приглядевшись и получившись у старых охотников и егерей, молодой охотник в дальнейшем сможет действовать более самостоятельно.

Пригородной охотой обычно называется охота в радиусе ста километров вокруг города. Выехав на такую охоту в субботу вечером, вы уже в понедельник утром можете быть у себя на работе.

Высокую поперечную птицу (как и всякую поперечную) брать вперед с упреждением в зависимости от дистанции и скорости полета (учитывать направление и силу ветра).

Высокую поперечную птицу (как и всякую поперечную) брать вперед с упреждением в зависимости от дистанции и скорости полета (учитывать направление и силу ветра).

В хороших охотхозяйствах расписание пригородных поездов, планы охот и т. д. вывешиваются на доске. Там же указываются «заповедники», где разводятся определенные виды дичи, «заказники», где запрещена охота, — вообще или на известные виды.

Разрешение весенней охоты зависит от местной администрации; при этом учитываются количество и состояние дичи, эпидемии, стихийные бедствия и пр. Иногда весенняя охота запрещается полностью, вообще же она всегда ограничена: разрешается только отстрел самцов. Поэтому запрещена охота с собакой и с подхода. Разрешаются тока, где собираются самцы; манки, когда манят самца, подражая голосу самки или подсаживая живую, привязанную, приученную утку — «подсадную», или «криковую», которая кричит, маня самца-селезня.

Для подражания голосу утки, приманивающей селезня, существуют разные манки, деревянные трубочки и пр. Большинство охотников удачно пользуется собственным кулаком.

Но ни один из манков не дает такого абсолютно точного сходства с криком дикой утки, как очень несложное американское приспособление из небольшой жестяной крышки со штампованной нарезкой (от стеклянной фруктовой консервной банки) и небольшого болта с нарезкой. Чиркая нарезкой болта по кромке нарезки крышки при соответствующем упражнении в «настройке», можно достичь замечательного эффекта.

В тетерева стреляют из шалаша, в глухаря — с «подскока» во время последнего колена его песни, когда он, благодаря особому устройству ушного отверстия, в экстазе ничего не слышит.

Вальдшнепа-самца «на тяге» отличают по двойному звуку «хорканья» и «цыканья», так как самка или молчит или только цыкает. Вот и все объекты весенней охоты, если не считать редкого гуся и еще более редкого лебедя.

О специфике весенней охоты написано много книг, поэтому, чтобы не повторяться, укажу лишь на то новое в приемах и приспособлениях, что довелось мне испытать на практике или с чем мне удалось познакомиться в новейшей зарубежной литературе.

Пролетающую над головой птицу—брать перпендикулярно вверх, перед клювом, — „королевский" выстрел. (Обратите внимание на позу стрелка: при неправильной стойке можно повредить ключицу; лучше пропустить птицу, обернуться и стрелять в угон).

Пролетающую над головой птицу—брать перпендикулярно вверх, перед клювом, — „королевский" выстрел. (Обратите внимание на позу стрелка: при неправильной стойке можно повредить ключицу; лучше пропустить птицу, обернуться и стрелять в угон).

Манок на селезня из болта (1) и консервной крышки (2).

Манок на селезня из болта (1) и консервной крышки (2).

В США и в Канаде, а до войны и в Европе, для охоты с чучелами, вместо шалашей начали применять зелено-желтые плащи-палатки из легкой материи. Такая палатка является прекрасным маскировочным средством, дает возможность устроиться где угодно, легко носится в рюкзаке и, если нужно, спасает от дождя. При охоте на водоплавающую дичь, привычка ее к определенному расположению шалаша не имеет такого значения, как на токах, и ввести такую палатку в практику охоты на водоплавающую дичь имеет смысл.

На перелетах и на облавах иногда очень нужен третий, а подчас и четвертый выстрел. Из двустволки его быстро не произведешь, так как ружье нужно перезаряжать. Вот тут-то и помогает приспособление, суть которого заключается в том, что правая кисть охватывается мягким ремешком в 4 см шириной, суживающимся к концам. Длина его такова, что концы, скрестившись под ладонью и пройдя один сквозь прорезь в другом, могут застегнуться на запястье. На широкой части ремешка, на верхней стороне кисти, нашиваются из более плотной кожи две параллельные калиберные муфточки в направлении стволов. В эти муфты вставляют два патрона донышком к себе. Кожа ремня должна быть настолько мягкой, чтобы абсолютно не стеснять ладони. Когда вы держите ружье в плече после дуплета, у вас на правой кисти у самого патронника готовый «патронташ» с двумя свежими патронами. Левой рукой быстро открываете ружье, и ею же перекладываете из «магазина», находящегося на правой, которая остается на шейке, — новые патроны. Если есть эжектор, все идет еще скорее. Но и так перезарядка производится при небольшом навыке мгновенно, — ведь патроны буквально рядом с патронником. С помощью этого приспособления я перезаряжаю ружья почти автоматически.

На тяге, особенно над высоким лесом, вальдшнеп тянет очень высоко. Для снижения его подбрасывают шапку или зажигают костер, но это не особенно эффективно.

Можно также применять любопытный прием, который заключается в следующем: в меру от охотника, по пути тяги, на землю кладется небольшой электрический фонарик, луч которого направлен перпендикулярно вверх. Вальдшнеп обязательно спустится к источнику света, но надо помнить, что, спустившись на несколько метров, он круто взмоет ввысь,— поэтому и стрелять нужно не мешкая.

Мечта каждого охотника и рыболова — иметь легкую, портативную складную лодочку. Существует много, разных образцов таких лодок, но я привожу здесь краткое описание самой легкой и дешевой лодочки. Она делается из камеры автошины и лоханки, вставляющейся в нее. Сидеть в ней на воде или подобраться к нужному месту с помощью маленьких весел-лопаток — вполне возможно. Переносить такую лодку легко и удобно.

Летняя охота на утку и боровую дичь начинается обычно с первой половины августа.

Основной охотой с собакой в это время бывает охота по тетеревиным выводкам, но этот вид охоты встречается не везде. Прав один из лучших знатоков нашей охоты Н. Зворыкин, который в своей книге «Охота по перу» пишет: «Настоящих тетеревиных угодий (травянистых рощ, ягодников к полям, сенокосных участков среди молодого березового леса, посевов овса на пустошных угодьях рядом с мшарниками, земляничных пустырьков вдоль опушек леса с муравейниками) в средней полосе становится все меньше и меньше. Такие угодья стали теперь чаще встречаться в северо-восточной части страны».

а) Лодка из автокамеры и лохани.

а) Лодка из автокамеры и лохани.

б) Переноска лодки.

б) Переноска лодки.

Глухарь водится в самых крепких местах, и находить глухариные выводки — еще сложнее. Об этой интересной охоте подробно рассказывается в книгах Каверзнева, Зворыкина, Рахманина, Качиони.

В охоте с подружейной собакой — а это и есть, собственно, настоящая ружейная охота — главное внимание охотника сосредоточено на собаке. Если места хорошие, собака разумно поставлена, между ней и охотником существует надлежащий контакт и охотник умеет стрелять в лёт, охота эта — истинное наслаждение.

Некоторые охотники любят всякую охоту и стараются ничего не пропустить. Но есть и «спецы». Одни ждут порош, другие охотятся только с гончими или лайкой и т. д. Некоторые имеют один излюбленный вид охоты и другими не интересуются; таковы, например, «утятники».

Утки в основном делятся на «благородных» (кряква, свиязь, шилохвость, серая, широконоска, чирки) и «нырковых» (чернеть, гоголь и др.). Последние «благородства» лишены за то, что иногда попахивают рыбой. По вкусу лучшие утки — кряковые и чирки.

Успех летне-осенней охоты на утку с лодки во многом зависит от умения толкача — помощника охотника, толкающего лодку шестом. Вообще же охота на утку связана с временем года, характером водоема и берегов. По-моему, наиболее интересна охота бродом со спаниелем, лучшей собакой на утку.

Охота в камышах с челна бывает наиболее успешной в ветреную погоду с толкачом. Заехав против ветра, стреляют «на вылетку». Толкач должен уметь бесшумно обходить камыши и понимать ветер. Утка, как всякая дичь, подымается против ветра. Охота на утку, не легкая и довольно грязная, бывает и небезопасной, — как всякая охота на воде, особенно на взморье, когда ветер налетает внезапно. Аксаков, например, предпочитал, как он пишет, охоту на земле, на твердой почве. Но, несмотря ни на что, охота эта очень интересна.

Охота на перелетах требует отличной стрельбы и хорошего ружья. Охота на гусей, конечно, еще повышает эти требования, если только гусь не налетит случайно, что бывает. Еще более редкая и трудная охота на лебедей так не часто выпадает на долю городского охотника, что о ней и говорить не стОит.

На болотах охотятся на куликов. Они тоже делятся на «благородных» и простых. Благородные прежде были объектом, главным образом, барской охоты, а потому и носят немецкие и французские названия: гаршнеп (волосяной), так как у него от ветра развеваются перышки на затылке; дупель (двойной), а средний между ними называется бекас (по-французски). Народ называет бекаса барашкам за шум, производимый перьями его хвоста при полете вниз. Звук этот напоминает блеянье.

Простые кулики:

большой и малый — кроншнеп (по-немецки) и др. Турухтан — красивый кулик с оригинальным воротником;

чибис (пигалица) — черно-синий с хохолком; болотные курочки — коростели, бегуны, — которые даже при отлете и возвращении из теплых краев всю возможную часть пути проходят, а не летят. Коростели не выдерживают стойки и очень портят при натаске (см. ниже) молодых собак.

В сентябре начинается охота на серую куропатку. Она водится в южной части лесной полосы, во всей черноземной полосе и далеко на север; держится в поле, между мелколесьем и кустами, у опушек боровых лесов. Жирует на скошенных полях. Очень хорошо размножается в тех охотхозяйствах, где умело организовывают прикормку. На охоте куропатки вылетают все сразу, с шумом; разбив стайку, каждую птицу нужно по одиночке брать из-под стойки, которую они хорошо выдерживают.

Белая куропатка водится в северных моховых болотах, березняках, ивняках и т. п. Вспугнутый выводок рассаживается недалеко, но затаивается так крепко, что на птицу, без преувеличения, можно наступить. Собака должна быть чутьистой и опытной.

Позже, когда опадает лист, в хвойных лесах идут на пищик молодые рябчики. Стойки они не выдерживают и являются, главным образом, объектом промысловой охоты с лайкой и самоловами.

В южных и средних районах Союза в августе уже охотятся на самую маленькую куриную дичь — перепелов. В южных и юго-восточных степях охотятся, осторожно объезжая зигзагами на телеге, на самую крупную степную дичь — дрофу, дудака, нашего «страуса» и на его меньшую разновидность — стрепета.

Другая крупнейшая наша дичь — обыкновенный серый журавль. С этой птицей связаны разные легенды и сказки, поэтому отношение к ней какое-то лирическое. По существу же, журавль — злостный вредитель наших хлебных полей. Я знаю, например, что в Западной Сибири в 1942—1943 гг. земотделы назначили специальные премии за отстрел и уничтожение журавля. Борьба с ним очень трудна, так как к стае подобраться почти невозможно, настолько сторожка эта птица, к тому же они выставляют часовых, которые зорко следят за приближением врага. Журавль не особенно крепок на рану (мне, например, приходилось стрелять его третьим номером), но подобраться удается только к паре или одиночке, или сбить случайно налетевшего. Раненый, лежа на спине, он может своими сильными ногами, неперебитым крылом, крепким клювом жестоко покалечить собаку и даже человека. Мясо стариков очень жестко, а молодых — сочно и вкусно, с типичным привкусом дичи.

С гончими по беляку.

С гончими по беляку.

Я не упоминал пока об охоте на фазана, хотя это одна из наиболее вкусных и красивых наших птиц. Охота эта очень редкая. Водится фазан только в юго-восточном углу нашего Союза и на Кавказе; прежде разводился кое-где в заповедниках (например, под Ленинградом). Фазан живет в самых густых зарослях, взлетает неохотно, от собаки бежит, пока можно, в самую гущину. На крыло подымается колом, с шумом и очень быстро. Стрелять его не легко, но если попадешь — как мне приходилось под Астраханью — в фазанистые места, то охота становится очень добычливой. Для преследования фазана и выгона его из сплошных зарослей лучшая собака — спаниель; она же найдет и саппортирует птицу как заправский ретривер (специальные английские собаки для аппорта).

Чем глубже осень, тем больше и больше птиц отлетает от нас.

Начинается охота на зайца: беляка в лесах и у лесов, русака в степях, полях, у опушек лесов. Охотятся и с подхода и с гончими. Гончих набрасывают на след, а охотники становятся на лазы, т. е. места предполагаемого хода зверя, и перехватывают его выстрелом на кругах, которыми он обычно спасается от гончих. По пороше и белой тропе зайца тропят, т. е. осторожно и умело выслеживают его по следам, петлям, скидкам и сметкам, как называются его запутанные возвращениями и скачками в сторону следы. Тропить, т. е. читать заячьи следы, очень увлекательно и интересно, а так как заяц, имеется вблизи любого города средней и северной полосы, то эта охота вполне доступна для городского охотника.

Поперечного зайца нужно стрелять на несколько сантиметров вперед носа, учитывая его скорость и угол направления хода к линии выстрела; угонного - стрелять по ушам, идущего „на штык"— под передние лапки.

Поперечного зайца нужно стрелять на несколько сантиметров вперед носа, учитывая его скорость и угол направления хода к линии выстрела; угонного - стрелять по ушам, идущего „на штык"— под передние лапки.

Лису затягивают флажками, т. е., выследив по отсутствию выходного следа место, где она залегла, обтягивают весь участок веревкой с флажками из красного кумача, развешенными на небольших интервалах и почти над землей. Длина веревок в окружности от 1 до 2 километров, иногда и больше. Флажки на веревке сматываются на катушки и возятся с собой или имеются на охотбазе. При окладе один небольшой участок круга остается незафлаженным; там становятся стрелки, и на них гонят лису, которая боится пройти сквозь круг флажков.

Та же система при окладе флагами волка, только все в несколько больших размерах: круг больше, флаги крупнее и пр. Волка выслеживают на логове специалисты-вабельщики, т. е. умеющие «вабить» — подвывать голосом волка, волчицы, переярков, молодых и пр. Есть такие мастера, которые безошибочно определяют и пол, и число, и возраст волков в логове.

Псовая охота на волка (когда гончие выгоняют зверя из лесу на борзых, которые травят его в степи, пока конный охотник не «примет» его — заколет кинжалом или «сострунит», т. е. у живого свяжет особым способом пасть) теперешнему городскому охотнику почти недоступна, поэтому о ней и не говорим. В военно-охотничьих обществах еще возможно, пожалуй, возрождение этой старинной русской охоты.

Медведя бьют на берлоге, выгоняя лайками или тормоша шестом. Гонного медведя преследуют и загоняют на лыжах. Хорошо организованные городские охотхозяйства обычно раз или два в зиму устраивают медвежью охоту.

Охота на медведя бывает и очень неинтересной и безопасной, когда он медленно вылезает из берлоги и несколько стрелков почти в упор расстреливают его, и очень волнующей, когда он, в вихре снега, бомбой вылетает из берлоги и бросается на охотника. Не у всех хватает выдержки напустить на себя зверя поближе, многие стреляют рано, не попадают в убойное место, ранят зверя, и тогда он становится страшен. Но чаще всего медведь преблагополучно удирает в противоположную сторону.

Охота на лося, сохатого, запрещена в большинстве районов Союза, и для городского охотника попасть на нее еще меньше шансов, чем на медвежью. Охота эта серьезная и опасная, недаром в Сибири говорят: «На медведя идешь — постель стели, на сохатого идешь — доски теши», г. е. готовь гроб. Это, конечно, преувеличено, но раненый лось очень активен и даже к лежачему надо приближаться очень осторожно (как, впрочем, и ко всякому раненому зверю).

Дикого кабана можно встретить преимущественно на юге и юго-востоке. Мне пришлось дважды быть на кабаньей охоте: в прикаспийских камышах и в Закавказье на границе Грузии и Армении, в Шагали. В безграничных камышах за Дербентом охотились верхом большой группой с загонщиками и собаками, в Шагали — пешком и с дробовиком. От бросающегося на охотника зверя после промаха или ранения его спасаются на пне, тогда зверь проскакивает мимо. Стрелять кабана нужно точно по черепу. Даже Жакан, обычно кладущий зверя, попадая ему под лопатку, не всегда достигает цели, так как кабан трется боками о хвойные деревья, в результате чего у него образуется просмоленный панцырь, который пуля не всегда берет.

Рысь часто попадается, в больших, настоящих лесах — «уймах». Она очень труслива, сейчас же «деревится» — спасается на дереве от собаки и легка на рану. Вопреки уверениям некоторых охотников, битая по убойному месту, может свалиться от шестого номера, чему я был свидетелем. Раненая, жестоко дерет собак и опасна для человека. Обычно стреляют ее картечью, так же как и волка; лису — крупными номерами дроби, так же как глухаря, дрофу, гуся, зайца. Пернатую дичь в августе стреляют №№ 7—9, позже — №№ 7—5, еще позже — №№ 5—3. Медведя, лося, кабана бьют Жаканом или другой пулей.

Крупными номерами дроби на средних охотничьих дистанциях увлекаться не следует. Крупные номера хороши только на большие расстояния и требуют хорошего стрелка. Обыкновенно более крупный номер кладется в левый, чоковый, ствол для выстрела по отлетевшей дичи. Для увеличения возможностей дальнего выстрела иногда практикуется пересыпка дробового снаряда картофельной мукой (в чоках) или промасливание дроби.

К чисто зимним охотам относится охота на косачей «на лунках». Тетерев часто зарывается в снег на ночь, входное отверстие на снегу, действительно, имеет форму лунки. Стрельба эта для новичка довольно трудна, так как птицы с шумом вырываются из-под снега и ошеломляют неожиданностью.

Зимние охоты неразрывно связаны с умением ходить на лыжах. Есть лыжники-виртуозы, которые даже на спортивных лыжах охотятся в лесу. Но рядовому лыжнику-охотнику нужно иметь охотничьи лыжи, более широкие и короткие. Чтобы несущая поверхность лыж была достаточной, охотничьи лыжи для человека, весящего с полным зимним снаряжением до 100 кг, должны иметь следующие размеры:

 

Для сплошного веса

Для редколесья

 

160—180 см

200—210 см

 

16-20 „

12-14 „

Толщина у ступни

3

з

С лайкой по белке.

С лайкой по белке.

Прежде более ценились «подволочные», или «камасные», лыжи, подклеенные шкуркой, снятой с ног лося, оленя или лошади. Направленная волосом назад эта шкурка препятствовала обратному скольжению на подъемах. Теперь техника лыжного хождения пошла настолько вперед, что на обыкновенных «голицах» «елочкой» и другими приемами легко берут любые подъемы.

Канадские лыжи, вроде удлиненных теннисных ракеток, — «топтуны» — хороши только для ходьбы, но необходимость широко расставлять ноги меня, например, скоро утомляет. Канадские лыжи не дают проваливаться даже человеку большого веса на самом рыхлом и глубоком снегу. То же можно сказать и о киргизских и грузинских «круглых» лыжах, но в еще большей степени.

Против бича летних охот — комаров, мошкары, гнуса все старые средства — гвоздичное масло, нафталинные мази — очень мало помогают. Накомарники, разные сетки из тюля более действительны, но очень утомляют и затрудняют стрельбу, как бы они ни были устроены.

Единственным абсолютно радикальным средством является смазка кожи 5%-ным раствором анабазин-сульфата; в этой концентрации он совершенно безопасен для кожи, но невыносим для комара. Запаха не имеет.

При ходовых охотах очень важна некоторая гигиена ног. Перед охотой их полезно смазывать вазелином или гусиным салом. К натертым местам рекомендую прикладывать свинцовую примочку и примочку из борной и вазелина. Ссадины и т. п. прекрасно заживляет гомеопатическая мазь «календула». Она продается без рецепта в гомеопатических аптеках.

В жаркое время дичь нужно развешивать в тенистом месте, не сваливать в кучу, не носить долго в сумке. Лучше всего, разрезав брюшко, вынуть внутренности (рукой, а не крючками, которые рвут кишки и еще более способствуют загниванию), слегка протереть солью и набить хвоей, а если ее нет — углем. Голову под крыло не подворачивать.

Для разжигания костра в ненастье надо иметь с собой черенковую серу, в солнечный день — лупу; запасные спички или бензин для зажигалки держать в водонепроницаемой упаковке.

Если на охоте промокнут сапоги и их нельзя быстро высушить, нужно влить в них по рюмке водки, надеть и идти. Полезно класть в сапоги сено. Вообще сено прекрасно греет, и в холод им можно пользоваться, подкладывая под одежду.

Не имея часов, но умея отличать голоса птиц, ночью можно сообразить по ним время:

зяблик просыпается в

1-1.30

малиновка просыпается в

2 3

перепел просыпается в

3

дрозд просыпается в

4

синица просыпается в

5

воробей просыпается в

6 часов

Солнце в 6 часов бывает на востоке, в 9 - на юго-востоке, в 12 — на юге, в 15 — на юго-западе, в 18 — на западе.