Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

След самца и самки

 

 

След самца и самки при некоторой практике распознается сравнительно легко. У молодой лисицы пол выявляется в следах ярче, чем у молодого волка. След самки узок и остер, след самца кругл и чист. Если постараться словами изобразить след самца и самки со ссылкою на какой-нибудь предмет, дающий намек, так я бы, сказал, что след самки можно представить в виде бубнового туза, а след самца трефовым тузом. Но это, конечно, изображение резкое, и если искать на снегу эти карточные масти, так, пожалуй, будут встречаться только бесполые лисицы, однако, оно образно и хотя и грубо, но все же характеризует половую разницу следов, которая значительно смягчается пушистою пеленою снега, столь разнообразного в зависимости от погоды.

След лисовина отличается, кроме того, более широким шагом, поэтому ямка от ямки следа отстоит на большем расстоянии. След кажется мощнее и смелее, по всей вероятности, именно от большего расстояния между ямками и от округлости следа.

В глубокий снег след самки похож на лодочки, соединенные лоточком, то-есть так называемыми выволокою и поволокою.

Самец по глубокому снегу также чертит кистью лапы снег, поднимая ее из ямки следа, чтобы сделать следующий шаг, то-есть делает выволоку снега—черту, а перед опусканием ноги на следующий шаг постепенно снижает лапу, чертя снег, то-есть делает так называемую поволоку, которая, в отличие от выволоки, встречается и по неглубокому снегу. Таким образом, след самца по глубокому снегу также имеет подобие лодочек, иногда соединенных между собою лоточками, а иногда и не соединенных, когда между выволокою и поволокою остается промежуток. Но между этими лодочками, сделанными самцом и самкою, будет та же основная вышеописанная разница следа самца и самки. Поволока и выволока в следе самца, вследствие более высокого поднимания самцом лапы, короче и менее глубока, чем у самки, между тем, как выводока и поволока самки в глубокий снег представляет сплошной и более глубокий ручеек.

Лисица-самка нервнее, как общее правило, и пугливее. Она более способна таиться и заслоняться, чем лисовин. По этой причине при сравнении следов, сделанных, конечно, в одинаковых условиях безопасности, видно, что самка избирает для своего хода большею частью путь с некоторыми заслонами. Так, она чаще ходит по межам, скрываясь в них, идет по ручьевинам, прикрывается сугробами, кустами, откуда высматривает свой дальнейший путь и реже, особенно днем или на зорях, решается следовать чистыми полями.

Если взять время течки, то эта робость самки еще более характерна, между тем как самец прямолинейно и смело проходит по открытым большим полям в поисках самки. Это уже доказывает его значительно большую решимость и инициативу самца, которая проявляется и не в столь торжественное время.

Выслеживая лисицу, особенно в метель, когда след задернут и лишь просвечивает сквозь свежий слой напавшего снега, очень часто пол зверя обнаруживается манерою исполнять свою естественную надобность. Взрослый лисовин мочится, — как и собака, поднимая заднюю лапу, и на полях он чаще всего проделывает это около кустов можевельника, который вообще привлекает лисиц.