Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Охота на бурого медведя. Краткие сведения из биологии.

 

В Советском Союзе зоологи насчитывают пять подвидов бурых медведей. Кроме бурых, у нас еще водятся черные и белые медведи. Бурый медведь у нас встречается от Закавказья до Камчатки, всюду, где глухие пущи мало заселены человеком. Посещает он и нашу южную тундру, нередко появляется даже у северных морей. Не любит он только степи и густо населенные поредевшие леса центральной полосы.

Бурый медведь - один из крупнейших лесных зверей нашей страны. Вес старого самца достигает 380 кг, а камчатского медведя - 400 кг. Вес самок от 220 до 300 кг, редко больше.

Бурый медведь легко приручается и доверчиво относится к своему воспитателю, если он правильно его воспитывает и не обижает. Как и слон, собака или морской лев, медведь легко поддается дрессировке, выполняет в цирке нередко сложные задания: ездит на велосипеде, ходит по натянутому канату, скачет верхом на лошади, показывает, как солдат генералу честь отдает, а иногда проделывает и более сложные трюки. Еще сотни лет назад уличные «артисты» пользовались услугами дрессированного медведя: водили его по городам и селам, заставляя разыгрывать на улицах различные «комедии», и зарабатывали на этом деньги. В Белоруссии, в местечке Сморгонь, много лет назад существовала даже специальная «академия» по дрессировке медведей.

В лесу, на воле медведь, не будучи обижен, редко нападает на человека. В горах Урала мне пришлось вплотную встретиться с огромным бурым медведем. Я ходил по соснякам с малокалиберной винтовкой, выслеживая глухарей, набивающих зобы пахучей хвоей на вечерней жировке. Из‑за бурелома неожиданно выскочил косматый светлой окраски медведь и, увидя меня, стал на задние лапы в тридцати шагах от меня. Я стоял под большой пихтой не шевелясь, дымил трубкой и глядел на фыркающего зверя. Медведь сопел и плевался. Солнце еще не садилось за горизонт, и я хорошо видел, как в мою сторону летели брызги его белопенной слюны.

Бурый медведь
Бурый медведь

«Была бы у меня двустволка с пулями в патронах, я бы тебе, старый шатун, показал, что значит издеваться над охотником!» - подумал я, вынимая на всякий случай из футлярчика охотничий нож, торчавший за голенищем. Но что я мог делать с маленькой, тоньше папиросы, пулькой, которая, даже угодив в толстый череп лесного великана, расплющится, не пробьет его, а только разъярит зверя? Постояв с минуту, «генерал Топтыгин» рявкнул и исчез за небольшой скалой.

Стрелянный в упор и раненый, медведь приходит в ярость, упорно защищается и, мстя за обиду, старается уничтожить своего врага - охотника. При стрельбе в угон, по убегающему зверю, редки случаи, чтобы он возвратился и напал на охотника. Преследование же раненого зверя требует большой осторожности. Раненый медведь уходит в чащу, петляет, обессилев, таится и внезапно ожесточенно бросается на преследователя.

Мне известен случай, когда в Канской тайге настигнутый в чаще раненый медведь после семи неудачных выстрелов по нему погнался за своим преследователем, израсходовавшим все пули. Отступая, охотник споткнулся и упал. Подскочивший медведь ударил лапой, по котелку, находившемуся в заплечной сумке на спине охотника, с такой силой, что края медной посудины перебили мышцы и переломали ребра стрелка. Только подскочивший товарищ спас охотника от смерти, метким выстрелом пробив пулей череп разъяренного зверя.

Питается медведь самой разнообразной пищей: от мясной до растительной. Любит лакомиться медом, ягодами, а в горах Кавказа - фруктами. Весною (в марте - апреле), встав из берлоги, старается как можно скорее освободиться от зимней «пробки» в прямой кишке: топчется вблизи берлоги, хватает мох, являющийся для него слабительным средством.

Известно, что медведь осенью, перед залеганием в берлогу, да и в первые дни в берлоге, усиленно вылизывает свою шерсть, стараясь освободиться от блох и прочих паразитов. Часть волос, попадающих на язык, он заглатывает. Волосы, смешавшись с каловыми затвердевшими от длительного лежания массами, попав в прямую кишку, образуют твердую «пробку», или каловый камень [С. В. Лобачев приводит данные вскрытия четырех медведей, убитых им у берлоги. В каловом камне отмечено наличие медвежьих волос, хвои, овса и листьев.].

Медведь весной восстанавливает свои силы, набрасываясь на черемшу, корневища растений, раскапывает муравейники, разворачивает пни, колоды, разгребает прелые листья и пожирает все для него съедобное: муравьев, личинок, червей, улиток, жуков, завалявшиеся под дубом желуди, преющие в лощинниках орехи. С аппетитом съедает и яйца птиц в гнездах.

В Сибири и Забайкалье, где в реках и озерах много рыбы, медведь посещает водоемы и рыскает по берегам, отыскивая рыбу, особенно во время икромета, когда она плотными косяками двигается по рекам. Медведь ловит ее, выхватывая лапой из воды.

Осенью, перед залеганием в берлогу, медведь нагуливает жир и, так сказать, витаминизируется: почти исключительно переходит на растительную пищу. Когда опадают ягоды, медведь ходит на овес, посещает болота и луговины, поедает луковичные клубни зонтичных растений, сочные корневища дудника, конского щавеля, борщевика и пр.

Таежные жители не зря прозвали медведя стервятником: весной (а иногда и летом) голодный медведь нападает на домашний скот лесных деревень, задирает корову или лошадь, уволакивает тушу иногда далеко в чащу и, прикрыв землей или хворостом, ждет, пока мясо даст душок, а затем возвращается через день‑два ночью к туше «попировать».

Нападает старый медведь и на диких животных: маралов, оленей, изюбрей. Изредка случается охотникам находить и растерзанных медведями лосей.

Там, где медведь не многочислен, он особого вреда для сельского хозяйства и животноводства не причиняет. Правда, медведи на Кавказе (где их еще довольно много) иногда ломают кукурузу, фруктовые деревья, забираясь в сады за фруктами, и переворачивают ульи на пасеках. В Сибири они корежат верхушки и сучья кедров, лакомясь орешками. На Камчатке рвут рыбацкие сети, пожирая попавшуюся в них рыбу. В Вологодской области медведь нередко вытаптывает полосы недозревшего овса, сгребая его лапами и обсасывая метелки дочиста. Но такие случаи не часты и имеют место только на полях глухих лесных деревушек.

Спариваются медведи в июне - июле. В это время самцы в порыве «любовных» страстей гоняются за самками; встречаясь с соперниками, в ревностном пылу отчаянно дерутся, пуская в ход острые клыки и длинные, страшные когти. Рявканье и шлепки медведей‑самцов в тихий вечер слышатся за километр и дальше. Такую драку самцов на «медвежьей свадьбе» мне лично удалось наблюдать издали в Канской тайге в конце июля 1930 года. Она напоминала мне крестьянскую молотьбу цепами на овине. Четыре самца медведя с неистовым ревом молотили друг друга, в то время как медведица сидела в сторонке, облизывая свою шерсть на брюхе. Ограниченность объема книги не позволяет мне об этом рассказывать подробно.

С наступлением заморозков, с первым снегопадом ожиревший медведь залегает в заранее облюбованную берлогу где‑либо в лесной гари, в хвойной поросли, под корнями вывороченного бурей дерева, а иногда и просто под размашистыми ветвями ели. В Уссурийском крае ложится и в дуплах старых вековых деревьев.

Берлогу свою медведь выстилает хвойными ветвями, древесной корой, сухой травой. Особенно тщательно стелет постель медведица, готовящаяся зимой принести потомство: мох, лишайник, сухие листья, еловые и пихтовые ветки ухитряется она натаскать в берлогу, чтобы в зимнюю стужу будущим ее детенышам было тепло и уютно. Не все, однако, медведи стелют себе мягкую постель. Иногда они ложатся в берлогу почти без всякой подстилки, только притоптав под собою снег.

Точно не установлено, но приблизительно известно, что беременность медведицы длится семь месяцев. Проф. П. А. Мантейфель в книжке «Жизнь пушных зверей» говорит: «Спаривание медведицы продолжается более трех недель, почему определить точно срок беременности затруднительно. Но однажды в Московском зоопарке удалось отделить медведицу от самца на другой же день после начала спаривания. Она принесла после этого медвежат через 7 месяцев». В декабре - феврале, реже в марте медведица рожает двух‑трех, редко четырех крохотных медвежат и кормит их своим жирным молоком. Вес новорожденного медвежонка еле достигает 500-510 г, иногда чуть больше. Этакая крошка: не медвежонок, а лисенок! Почему, спрашивается, медведица рожает таких малюток? Это не капризы медвежьей породы, а приспосабливаемость вида к суровой среде во избежание исчезновения с лица земли. Если бы медведица рожала медвежат крупнее, таких, как лосиха по своему живому весу рожает лосят, она, ничем не питаясь пять‑шесть зимних месяцев и утоляя голод за счет накопленного осеннего жира, не выкормила бы их и они бы погибли.

Не каждый год рожает медведица. Будучи заботливой мамашей, выйдя весной из берлоги с малышами, она безотлучно следит за своими резвыми шалунами, обучает их отыскиванию пищи, купанью, лазанью по деревьям, далеко не отпуская от себя. Непослушных шлепает слегка лапой, учит уму‑разуму. При приближении человека выбегает ему навстречу, готовая заступиться за своих детей. Потревоженная в берлоге медведица, если даже у нее есть там медвежата, убегает и обратно возвращается редко. Очевидно, материнский инстинкт ее зреет только по мере воспитания детенышей.

Ходит медведица с медвежатами до поздней осени и с ними же вместе ложится в берлогу. Только после новой беременности отгоняет от себя прошлогодних медвежат - лончаков.

Рассказы таежных охотников о том, что беременная медведица берет с собой в берлогу и взрослого медведя‑самца от прошлого помета, так называемого пестуна, который якобы «нянчит» и помогает воспитывать маленьких медвежат, не больше как сказки. Новейшими наблюдениями над жизнью медведиц в берлоге эти сказки опровергаются. Известный московский хирург, биолог и таежный охотник‑медвежатннк С. В. Лобачев в своей книжке «Охота на медведя» пишет:

«Автору удалось видеть 62 медвежьих семьи. В числе их были медведи, убитые им на охоте, а также виденные случайно во время охотничьих поездок. Было осмотрено около ста сорока медвежат. О еще большем количестве медвежьих семей удалось слышать от старых зверовых охотников из крестьян. И должен сказать, что ни автору, ни другим ему известным охотникам не приходилось встречать в берлогах пестуна с медведицей».

Медведи‑самцы способны спариваться после достижения двухлетнего возраста. Самцы не только не принимают участия в воспитании медвежат, но, голодные после зимней спячки, они бы могли их пожирать, если бы медведица самоотверженно не обороняла детенышей. Медведица‑мать скрывает своих малышей в укромных местах леса, а при встрече с самцами гонит последних прочь.

Медведи весною обтачивают об деревья за зиму сильно удлинившиеся когти (очевидно, мешающие им ходить), оставляя на деревьях царапины и клочья висячей коры. По таким отметинам - запаху оставшейся па деревьях шерсти, мочевине и помету на земле - другие медведи, а в том числе и самки, узнают о близком присутствии своих родичей. О продолжительности жизни медведя имеются разноречивые данные. По данным профессора Мантейфеля, медведь живет 30 лет, по Миддендорфу - 47, а по Сабанееву - 50 лет.