Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Сроки и способы охоты

 

Поскольку различные способы охоты и проведение ее в разные календарные сроки зачастую обеспечивают неодинаковую избирательность добычи животных разного пола, возраста и биологической полноценности, с помощью их регулирования возможно в какой-то мере управлять изменениями качественного состава поголовья дичи. Проще всего вопрос решается с теми видами зверей и птиц, отдельные способы добывания которых характеризуются прямо противоположной избирательностью отстрела.

Рябчик. Основная масса рябчиков добывается двумя способами: с подхода и с помощью подманивания на манок. В первом случае берут в основном самок (62%), во втором—самцов (91%). При этом хороший результат примерно до середины сентября дают ходовые охоты, а затем — до ноября — охоты с манком. Для такого типичного моногама, каким является рябчик, поддержание в популяции равенства количества самцов и самок имеет очень большое значение. Добиться этого можно следующим образом. Общая запланированная на осенний сезон добыча рябчиков должна по месяцам распределяться следующим образом: август— 40%, сентябрь — 40%, октябрь — 20% разрешенных к отстрелу птиц. В два первых месяца следует разрешать охоту только с подхода, в последний месяц — только с манком.

При соблюдении этих условий из опромышляемой популяции будет взято примерно равное количество самцов и самок. Кроме того, проведение двухмесячной ходовой охоты приведет к отстрелу значительного количества биологически неполноценных особей, что, несомненно, полезно.

Заяц-русак. Охота на него проводится либо с подхода, либо с гончими собаками и из-под загонщиков. В первом случае берут в основном самок (75%). При охотах с собаками и загоном, наоборот, чаще отстреливают самцов (64%). Для интенсивного размножения русаков некоторое преобладание в поголовье самок окажется полезным, и с этих позиций можно было бы рекомендовать исключительно два последних способа охоты. Однако, во-первых, очень заметное сокращение числа самцов, особенно в условиях невысокой плотности зайцев, может привести к прохолостанию части самок, а во-вторых, полностью отказаться от проведения ходовых охот нецелесообразно, так как они обеспечивают санитарное благополучие в популяции за счет добычи высокого процента неполноценных особей, Наиболее рациональным было бы такое сочетание охот, при котором в процессе загонных добывалось бы 60%, а в процессе ходовых — 40% общего, количества разрешенных к отстрелу зверьков.

Этот расчет пригоден и для зайца-беляка. Трудность может возникнуть лишь в случае, когда характер угодий в каком-либо конкретном хозяйстве будет препятствовать успешной добыче беляков с подхода.

Глухарь и тетерев. При всех охотах на эти виды дичи, как осенью, так и весной, добычей охотников становятся главным образом самцы. У тетерева они составляют, как мы видели, 66% убитых осенью птиц. Уже указывалось, что преобладание самок в воспроизводственном поголовье этих видов полезно с точки зрения увеличения темпов роста популяции. Поэтому ни отстрелы 10% количества птиц осенью, ни добыча 10% поющих весной на токах самцов не приведут к каким-либо неприятным последствиям. Нужно только помнить, что вести весеннюю охоту можно лишь на тех токах, где поет не менее пяти петухов, и что самцов, занимающих центральную часть тока, стрелять не следует, так как они являются так называемыми «токовиками», оплодотворяющими большую часть вылетающих на ток самок.

Если же все-таки возникает необходимость сокращения количества самок, наиболее рациональным будет планирование ранне-осенней охоты по выводкам с тем, чтобы взять большую часть птиц до того, как самцы начнут оперением заметно отличаться от самок, т. е. до начала их избирательного отстрела.

Фазан. Весной на фазанов, как правило, не охотятся. Осенняя охота дает значительный (до 76%) отстрел самцов, изменяющий половой состав популяции в пользу самок. При достаточной плотности фазанов в угодьях это только увеличивает темпы прироста численности. При нормах отстрела в 15% имеющегося перед началом охоты количества птиц потребуется много лет, чтобы изменить соотношение полов до нежелательных пределов. В случае, если такая опасность все-таки возникла бы, целесообразно основные охоты проводить в первой декаде сезона, стреляя в основном молодых птиц, не различающихся по полу внешним видом.

Водоплавающая дичь. Охота на все виды уток с подхода, на перелетах, и с чучелами ведет к преимущественному отстрелу самок. Только в конце осени при охоте на перелетах у видов с резко выраженным половым диморфизмом окраски под выстрелы охотников чаще попадают селезни, как мы видели это при охоте на крякву и шилохвость.

Это ведет к тому, что уже сейчас преобладание самцов в популяциях водоплавающей дичи выражено достаточно четко, что, конечно, мало способствует увеличению прироста численности уток.

Поэтому принятие мер к нормализации соотношения самцов и самок здесь совершенно необходимо и может быть достигнуто разрешением весенней охоты на селезней с подсадной уткой, манком и чучелами.

Серая куропатка. С регулированием полового состава популяции этого вида дичи дело обстоит особенно сложно. У нас охота на серую куропатку с подхода ведет к преимущественной (до 65% в среднем) добыче самок. Способы охоты, избирательные на отстрел самцов, нам неизвестны. Значит, снижение количества самок в результате ходовых охот ничем не компенсируется. Вероятно, именно поэтому фактов резкого преобладания самцов в поголовье птиц и снижения темпов прироста численности для серой куропатки особенно много.

По-видимому, возможны три пути для поддержания полового соотношения на должном уровне.

Первый из них — проведение основного отстрела только в раннеосенние сроки.(до того, как молодые самцы и самки по осторожности и манере поведения начинают достаточно резко отличаться друг от друга).

Второй — разработка какого-то способа добычи, при котором добывалось бы больше самцов, чем самок. В литературе есть указание (С. Мотл, Л. Крейчи, 1968), что охота на куропаток из-под загона дает именно такой результат. Соответствующие опыты в районах, где серая куропатка у нас достаточно многочисленна, провести необходимо.

Третий — регулирование охоты по территориальному принципу, о чем мы скажем несколько позже.

Все вышеперечисленные рекомендации — это лишь первое, схематическое приближение к решению задачи регулирования сроков и способов охоты. Практическое их применение осложняется тем, что в погоне за каким-либо видом дичи мы ведем добычу разными способами. При охоте на рябчика часть птиц убивают с подхода, часть добывают с помощью манка. Во время охоты на зайцев с гончими или загоном какое-то количество зверьков может быть взято из-под себя. Тем не менее нам кажется, что многие из предложенных путей вполне реальны.

У нас нет достаточного материала по таким видам пернатой дичи, как белая куропатка, кеклик, перепел, вальдшнеп и т. д., но, пожалуй, нет сомнений в том, что при различных способах охоты на них сохраняются общие, типичные для каждого отдельного способа черты избирательности отстрела. По-видимому, в структуру их популяций охота вносит не меньшие изменения, чем в состав поголовья тетеревов или серых куропаток, уток или рябчиков. Разумное регулирование и совмещение различных способов добычи и здесь окажется полезным и нужным.

То же справедливо и для таких промысловых видов, как соболь, куница, белка и ондатра. Сочетание ружейной охоты с самоловным промыслом может помочь сохранить половое соотношение в воспроизводственном поголовье этих зверьков на том уровне, который обеспечивает наивысшие темпы воспроизводства, а следовательно, особенно выгоден для ведения охотничьего хозяйства.

Мы не затронули вопроса о регулировании возрастного состава популяций дичи. И вот по каким причинам. Во-первых, сейчас нет материалов, достаточных для расчетов степени влияния изменений возрастного состава поголовья мелких животных на производительность их популяций. Во-вторых, нет фактов, говорящих о том, что такие изменения сейчас резко влияют на темпы прироста численности какого-либо вида дичи. Возможно, это объясняется зачаточным состоянием разработки данной проблемы и недостаточным количеством сведений по этому вопросу.

Что же касается рекомендаций по повышению селекционного значения охоты, т. е. по изъятию из поголовья зверей и птиц биологически неполноценных особей, то они, на наш взгляд, достаточно обоснованны.

Для тетерева, глухаря и фазана, т. е. для птиц, у которых добычей охотника становятся в основном самцы, эту задачу решает всемерное развитие ходовых способов охоты, селекционный эффект которых наиболее высок.

Для остальных видов дичи охоты с подхода ведут не только к отстрелу большого количества всевозможных неполноценных особей, но и к преимущественной добыче самок. Последняя, как мы видели, в большинстве случаев нежелательна. Устранить это противоречие можно за счет проведения специальных ходовых, селекционных охот по пернатой дичи в очень поздние сроки. В это время здоровые птицы (как самцы, так и самки) при охоте с подхода малодоступны. Они покидают угодья, удобные для этого вида охоты, становятся осторожны, не подпуская к себе на выстрел. Здесь-то и появляется возможность взять преимущественно больных или ослабленных по какой-либо причине птиц, которые упорно продолжают держаться летне-осенних стаций, продолжают таиться и взлетают вблизи охотника. Охота на них едва ли привлечет охотников-спортсменов, поэтому она должна осуществляться силами егерского состава хозяйств и рассматриваться как одно из обязательных биотехнических мероприятий. В проведении ее должны участвовать собаки, помогающие отыскать и выгнать из укрытий упорно таящихся птиц. Все это в значительной мере повысит селекционный эффект таких отстрелов.