Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Боровая дичь

 

Глухарей, тетеревов и рябчиков лайка или отыскивает по следам, когда они кормятся на земле, или находит их на деревьях с помощью обоняния, зрения, а чаще всего—слуха. Она прекрасно и с большого расстояния слышит те легкие звуки, которые птицы производят, склевывая кисточки сосновой и лиственничной хвои или березовые почки, перемещаясь с ветки на ветку и оправляя свое оперение.

Если поднятая с земли птица летит далеко и долго не садится на дерево, собака обычно прекращает ее преследование. Если же, пусть издалека, донесется шум, который всегда производят глухари или тетерева при посадке, устраиваясь среди ветвей, хорошая лайка мчится туда со всех ног и почти всегда находит севшую птицу.

Трудно сказать, кого лайка отыскивает чаще — глухарей или глухарок, косачей или тетерок. Четкой закономерности нам подметить не удалось. Все, вероятно, зависит от того, где и как она находит птиц. В частности, нам не раз приходилось видеть, что, наткнувшись на стайку глухарей, сидящих на земле, собака обычно начинает облаивать одного из самцов, которые значительно крупнее глухарок, производят при взлете больше шума, садятся на деревья более открыто и при своем темном окрасе лучше заметны среди ветвей. Если же лайка спешит туда, где она издали услышала птиц, она чаще начинает облаивать одну из глухарок. Не потому ли, что они, увидев собаку, нередко начинают клохтать и тем себя обнаруживают?

Однако, нам кажется, что избирательность отстрела объясняется не этими, а другими обстоятельствами. Услышав голос своей помощницы, охотник опешит к ней и начинает скрадывать облаянную ею птицу; ему необходимо не только подойти к последней на достаточное для выстрела расстояние, но и разглядеть добычу в сплетении ветвей и хвои. Установлено совершенно точно, что, по причинам, указанным ранее, подойти легче к молодым птицам. Меньшая осторожность особенно характерна для молодых самок, усаживающихся, как правило, в глубине кроны деревьев преимущественно хвойных пород и пытающихся там спрятаться. Сидят они очень «крепко» и не слетают даже если охотник подойдет совсем близко. Заметить их трудно, и нередко приходится по нескольку раз обходить кругом и осматривать облаянное собакой дерево, прежде чем разглядишь вытянувшуюся вдоль какого-либо сука глухарку. Старые самки ведут себя так же, но они осторожнее молодых и, обнаружив человека, часто слетают.

Самцы-глухари, как старые, так и молодые, редко садятся в крону дерева. Они любят занимать наблюдательный пост или на его вершине или на какой-то крупной отдельной ветви, причем часто устраиваются на лишенных листвы или хвои осинах или лиственницах. Иной раз их замечаешь задолго до того, как подойдешь на выстрел, однако подойти к ним не так просто, особенно к старым. Если такой глухарь приметит подбирающегося к нему человека или в перерывах между взлаиваниями собаки услышит звук его шагов, он тут же поднимется и может улететь достаточно далеко.

К облаянным глухаркам удается подойти, примерно в 80 случаях из 100: Другое дело самцы; до 40—50% подходов к ним оканчивается тем, что птицы, не подпустив охотника, улетают. Все указанные особенности поведения птиц разного пола и возраста свойственны и тетеревам, хотя они (и косачи и тетерки, и молодые, и старые) в данном случае осторожнее глухарей. Подходить к ним труднее, так как они, не выпуская из поля зрения вертящуюся под деревом собаку, в то же время зорко посматривают по сторонам и при малейшей тревоге готовы подняться с дерева. Только молодые тетерева, главным образом самки, сидят под лайкой иногда очень плотно.

Как и при других способах охоты на эти виды дичи, охотник, если у него есть возможность выбора, почти всегда стреляет по самцам, как по более крупной и интересной добыче. Что касается рябчика, то он редко выдерживает облаивание и чаще всего немедленно улетает, как только нашедшая его собака подает голос. Некоторые лайки, работая по рябчику, не лают, а ограничиваются тихим поскуливанием и визгом, которые меньше пугают птиц этого вида.

Из-под лаек нами было убито всего 27 рябчиков, но интересно, что все это были молодые птицы и 24 из них были самками. Видимо, взрослые рябчики любого пола и молодые самцы более чувствительны к появлению рядом собаки и не желают долго оставаться объектом ее внимания.

О. И. Семенов-Тян-Шанский (1960) утверждает, что в условиях севера европейской части территории СССР ружейная охота с лайкой по глухарю и по тетереву ведет к повышенной добыче самок.

Однако мы получили материалы прямо противоположные, этому утверждению. Охоты на боровую дичь с лайками проводились нами там же, где велась добыча белки и соболя. Всего из-под лайки было убито 76 глухарей, из которых молодые птицы составляли 83%. Это высокий процент, так как у глухаря удельный вес молодняка осенью обычно не превышает 60—70% общего количества птиц. Коэффициент избирательности добычи молодых глухарей составляет, таким образом, 1,27.

По полу взятые глухари состояли из 65% самцов и 35% самок, т. е. преимущественный отстрел самцов был выражен достаточно заметно (КИ=1,3), поскольку, видимо, количество самцов и самок в природе у этого вида примерно одинаково. Из 76 убитых глухарей дефектными были 5 птиц (или 6%), которые носили на себе следы ранее полученных ранений неизвестного происхождения.

По отдельным месяцам сезона охоты соотношение в добыче охотников молодых и взрослых птиц, самцов и самок было не одинаковым. От августа к октябрю процент молодых менялся так: август 86,7, сентябрь 78,8, октябрь 100 всех убитых глухарей. Изменялся также и удельный вес в добыче глухарок (%): август 46,7, сентябрь 26,9 и октябрь 66,7. Причины кроются, видимо, в том, что в местах, где мы проводили охоту, в сентябре и особенно в октябре начинаются заморозки и первые снегопады. Подмерзшие листья и лесная подстилка шуршат под ногами, шаги охотника издали доносятся до облаянных птиц и скрадывать их становится труднее. Только молодые глухари, преимущественно самки, в какой-то мере еще выдерживают подход охотника. Старые же птицы, ,и особенно самки, поднимаются, не подпустив его на расстояние, нужное для выстрела. В октябре нам не удалось убить ни одного старого глухаря-самца.

Тетеревов из-под лайки нами было взято всего 40. Из них молодых было 36, или 90%. Следовательно, избирательность их отстрела была еще более ярко выражена, чем при охоте на глухаря. Коэффициент избирательности равнялся 1,43.

В августе и сентябре удельный вес молодых птиц в добыче был меньше, чем в октябре и ноябре (в первом случае 83%, а во втором 96%). Из 40 взятых тетеревов косачей было 53%, тетерок — 47%, причем на протяжении всех месяцев охоты это соотношение не менялось. Таким образом, преимущественная добыча самцов тетерева выражена сравнительно слабо (КИ = 1,06), что, несомненно, связано с повышенной осторожностью косачей, которые, хотя и привлекают охотника больше, чем тетерки, однако хуже выдерживают облаивание и реже попадают под выстрел. Дефектных тетеревов нами было убито всего 2, или 5% общего количества взятых птиц. Оба эти тетерева были когда-то ранены охотниками.

На этом мы закончим разбор материалов, характеризующих избирательность отстрела животных при охоте с лайкой, а также анализ избирательности добычи зверей и птиц при различных способах охоты и перейдем к следующему, весьма существенному вопросу нашего исследования — влиянию избирательного отстрела на структуру популяции охотничьих животных.