Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Выход на болото

 

День выхода с собакою на болото, где должна произойти первая встреча ее с дичью, где, может быть, в этот же день начнутся картинные стойки, где иногда сразу обнаруживается недюжинное чутье,—день не простой для воспитателя.
Выдержка и терпение должны руководить им при определении дня выхода.
Определяется же этот день готовностью собаки и дичи: если собака успешно проделывает упражнения в поле, бодро подчиняясь бессловесному управлению, а птица уже вполне летная,—идти пора.
Оба эти условия должны быть налицо. Одно без другого заставляет воспитателя выждать готовности второго.
При всей выдержке воспитателя им, благодаря любви к делу, несомненно овладевает нетерпение увидеть применение на конечной цели всех подготовительных трудов, длившихся много месяцев. И нет ничего удивительного, если воображение его рисует себе уже заранее позу, в которой ученик его будет стоять над бекасом.
До того, как назначить день выхода, надо выбрать место и обследовать наличность дичи.
Как упоминалось выше, местом избирается болото, на определенном участке которого желательно, чтобы водилась хоть пара или две бекасов.
Болота бывают разные. Существуют плавни с окнищами, с зарослью чахлых деревьев — сосенок, березок и кустарников ивовых пород,—или же почти без растительности, по которым ходьба весьма затруднительна; есть торфяные болота, не топкие, с заболоченными местами и грязевыми канавками; есть заливные сенокосные пожни с более влажными котловинками, в которых с весны долго задерживается вода; есть и топкие трясины, поросшие тростником, чередующиеся с небольшими участками более твердого кочкарника.
Если выбор возможен, нужно отказаться и от топких тростниковых зарослей, и от болота со значительным количеством кустов, и от такого, где ходьба настолько медленна, что препятствует воспитателю следовать по избранному пути нормальным шагом, к которому привыкла собака, чтобы во время приблизиться при потяжке.
Нет сомнения, что пожни с дупелем и бекасом представляют собою наилучший вид болотных угодий.
Самым лучшим способом учета дичи для натаски и точного выяснения мест, где она держится, является поверка болота со старою собакою в ближайшие дни до натаски и приблизительно в те же часы, когда предполагается осуществлять натаску. Для более постоянного нахождения дичи на определенном месте следует предпочитать время спустя 2-3 часа после восхода солнца, в течение всего дня, вплоть до 2-3 часов до захода солнца.
Внимание молодой собаки легко рассеивается от присутствия другой собаки,—поэтому ни одновременная дрессировка двух со- бак вместе, ни, тем более, натаска недопустимы. Вред от сообщества при натаске двух молодых собак ясен: вместо полного сосредоточения внимания на воспитателе, у молодежи начнется между собою соревнование, и проявится не сотрудничество с человеком, а сотрудничество с себе подобною. Во что же может вылиться сотрудничество двух молодых собак, впервые встречающихся с дичью,—на этот вопрос всякий ответит одинаково. Что же касается участия при натаске молодой—старой собаки, то вред от этого тот, что постановка молодого, впечатлительного животного не будет зависеть от воспитателя, так как в приемах по разысканию дичи и во всех прочих охотничьих маневрах молодая собака прежде всего признает авторитет себе подобной.
— Что из этого,—скажут многие охотники,—если старая собака безупречна? Пускай молодая перенимает себе все ее повадки и приемы!
Неопытные охотники забывают, однако, что у каждой собаки имеется своя какая нибудь особенность в процессе работы. Как ход и поиск, так и чутье и прочие полевые качества чем нибудь да разнятся. Во всяком случае опыт старой собаки иной, чем у молодой, и последняя несомненно будет тянуться за этим опытом, который догнать сразу нельзя, ибо он приобретается временем и возрастом. Если старая собака зачует раньше, то молодая, не чуя еще и заметив необычайную и таинственную работу своего старшего сотоварища, замечется и добегается до того, что спорет и погонит птицу. То же самое и с поиском, и с ходом: молодая собака, потеряв сознательность в своих действиях и забыв упражнения, которые она так недавно и так хорошо проделывала в поле, силится поспешить за старою, обладающею иным ходом и иным поиском.
Одним словом,—натаскивать собаку надо одну, потому что всякое прочное достижение дается только собственным опытом, а слепое подражание идет в ущерб развитию индивидуальных качеств.
Проверка, следовательно, наличности дичи при помощи старой собаки должна быть сделана заранее, в отсутствие молодой. Если же под рукою нет старой опытной собаки, такую проверку следует сделать без собаки, стараясь разыскать птицу и заметить точно место, где она держится. Проходя для этой цели по болоту или по лесу, нужно было внимательно следить, запримечая различные признаки присутствия птицы,—например, следы на траве, следы кормежки, помета, потерянные перья и т. п.
При выходе из дому для натаски нужно так же, как и при выходе на охоту, взять с собою соответствующие принадлежности. Прежде всего нужно, чтобы на собаке был простой, но очень крепкий ошейник с хорошею пряжкою и кольцом. Парфорсы следует вывести из употребления. Дрессировщики хотят ими тщетно восполнить недостающий воспитательный уклад собаки. А те парфорсы, на которых, вдобавок, имеются шарики с колючками, заслуженно следует надеть на шею их изобретателя и тех, кто пользуется ими для укрощения собаки. В числе принадлежностей необходимо иметь при себе свисток в петельке одежды, крепкую сворку, сажени в 3 длиною, лучше с карабином на одном конце, и хлыстик. Можно, а иногда и нужно, в зависимости от характера собаки, захватить с собою лакомство, которое имело такое большое значение при дрессировке,—но оно требуется в сравнительно редких случаях, при натаске очень робкой и неврастеничного характера собаки.
Натаска дает собаке столько захватывающих радостных возможностей, что одно разрешение после передышки разыскивать переместившуюся птицу является величайшею наградою. Съедобное, как награда, во время натаски бледнеет перед тем захватывающим интересом, который представляет собою находка птицы. Нервное возбуждение и охотничья страсть у очень многих собак настолько сильны, что даже лакомство в такие минуты им ненужно, и они наотрез отказываются его принять.
Выйдя из дому, следует собаке дать сперва побегать около дома, а затем самым решительным образом заставить ее пройти у ноги, независимо от продолжительности ходьбы, до места.
Придя на болото, не надо торопиться на тот участок, где вы рассчитываете наверняка застать бекасов,—полезно, чтобы собака сначала умерила свой пыл.
Выбрав прямое направление, по возможности против ветра, вы в скором времени пускаете собаку, управляя движением руки и свистком ее поиском, повторяя по мере надобности все те приемы, которые применялись в упражнениях на поле. Здесь, во время натаски, наблюдательность и бдительность воспитателя должны быть на стороже, чтобы своевременно предупредить нежелательные проявления в поведении собаки. Для этого надо во время остановить ее. Поэтому следует прибегать ко. всем способам управления, лишь бы предупредить проступок или остановить собаку. Тут важен прежде всего не способ воздействия, а его с в о е в р е менность и действительность. 
Придет время,—и скоро,—когда можно будет не прибегать ни к какому способу управления, а просто следовать, не употребляя ни звуков, ни знаков, по тому пути, который удобнее для ходьбы, как будто вы идете сами по себе, а ваша легавая собака бегает совершенно самостоятельно, удовлетворяя свою любознательность, ничего общего с вашими интересами не имеющую. Но придет это золотое время, как заслуженная награда за ваши труды. Сейчас же эти первые выходы должны составить исключение, позволяющее прибегать ко всем способам управления и воздействия на собаку, выбирая из них тот, который быстрее и своевременнее достигает цели, будь то окрик или хлыст.
Собака буквально носится по болоту и, несмотря на представший перед ней новый мир, продолжает быть у вас в руках. Можно, стало-быть, двигаться к заветному участку, где последние два дня вы находили со старою собакою бекасов.
День выхода с собакою на болото, где должна произойти первая встреча ее с дичью, где, может быть, в этот же день начнутся картинные стойки, где иногда сразу обнаруживается недюжинное чутье,—день не простой для воспитателя.

Выдержка и терпение должны руководить им при определении дня выхода.

Определяется же этот день готовностью собаки и дичи: если собака успешно проделывает упражнения в поле, бодро подчиняясь бессловесному управлению, а птица уже вполне летная,—идти пора.

Оба эти условия должны быть налицо. Одно без другого заставляет воспитателя выждать готовности второго.

При всей выдержке воспитателя им, благодаря любви к делу, несомненно овладевает нетерпение увидеть применение на конечной цели всех подготовительных трудов, длившихся много месяцев. И нет ничего удивительного, если воображение его рисует себе уже заранее позу, в которой ученик его будет стоять над бекасом.

До того, как назначить день выхода, надо выбрать место и обследовать наличность дичи.

Как упоминалось выше, местом избирается болото, на определенном участке которого желательно, чтобы водилась хоть пара или две бекасов.

Болота бывают разные. Существуют плавни с окнищами, с зарослью чахлых деревьев — сосенок, березок и кустарников ивовых пород,—или же почти без растительности, по которым ходьба весьма затруднительна; есть торфяные болота, не топкие, с заболоченными местами и грязевыми канавками; есть заливные сенокосные пожни с более влажными котловинками, в которых с весны долго задерживается вода; есть и топкие трясины, поросшие тростником, чередующиеся с небольшими участками более твердого кочкарника.

Если выбор возможен, нужно отказаться и от топких тростниковых зарослей, и от болота со значительным количеством кустов, и от такого, где ходьба настолько медленна, что препятствует воспитателю следовать по избранному пути нормальным шагом, к которому привыкла собака, чтобы во время приблизиться при потяжке.

Нет сомнения, что пожни с дупелем и бекасом представляют собою наилучший вид болотных угодий.

Самым лучшим способом учета дичи для натаски и точного выяснения мест, где она держится, является поверка болота со старою собакою в ближайшие дни до натаски и приблизительно в те же часы, когда предполагается осуществлять натаску. Для более постоянного нахождения дичи на определенном месте следует предпочитать время спустя 2-3 часа после восхода солнца, в течение всего дня, вплоть до 2-3 часов до захода солнца.

Внимание молодой собаки легко рассеивается от присутствия другой собаки,—поэтому ни одновременная дрессировка двух со- бак вместе, ни, тем более, натаска недопустимы. Вред от сообщества при натаске двух молодых собак ясен: вместо полного сосредоточения внимания на воспитателе, у молодежи начнется между собою соревнование, и проявится не сотрудничество с человеком, а сотрудничество с себе подобною. Во что же может вылиться сотрудничество двух молодых собак, впервые встречающихся с дичью,—на этот вопрос всякий ответит одинаково. Что же касается участия при натаске молодой—старой собаки, то вред от этого тот, что постановка молодого, впечатлительного животного не будет зависеть от воспитателя, так как в приемах по разысканию дичи и во всех прочих охотничьих маневрах молодая собака прежде всего признает авторитет себе подобной.

— Что из этого,—скажут многие охотники,—если старая собака безупречна? Пускай молодая перенимает себе все ее повадки и приемы!

Неопытные охотники забывают, однако, что у каждой собаки имеется своя какая нибудь особенность в процессе работы. Как ход и поиск, так и чутье и прочие полевые качества чем нибудь да разнятся. Во всяком случае опыт старой собаки иной, чем у молодой, и последняя несомненно будет тянуться за этим опытом, который догнать сразу нельзя, ибо он приобретается временем и возрастом. Если старая собака зачует раньше, то молодая, не чуя еще и заметив необычайную и таинственную работу своего старшего сотоварища, замечется и добегается до того, что спорет и погонит птицу. То же самое и с поиском, и с ходом: молодая собака, потеряв сознательность в своих действиях и забыв упражнения, которые она так недавно и так хорошо проделывала в поле, силится поспешить за старою, обладающею иным ходом и иным поиском.

Одним словом,—натаскивать собаку надо одну, потому что всякое прочное достижение дается только собственным опытом, а слепое подражание идет в ущерб развитию индивидуальных качеств.

Проверка, следовательно, наличности дичи при помощи старой собаки должна быть сделана заранее, в отсутствие молодой. Если же под рукою нет старой опытной собаки, такую проверку следует сделать без собаки, стараясь разыскать птицу и заметить точно место, где она держится. Проходя для этой цели по болоту или по лесу, нужно было внимательно следить, запримечая различные признаки присутствия птицы,—например, следы на траве, следы кормежки, помета, потерянные перья и т. п.

При выходе из дому для натаски нужно так же, как и при выходе на охоту, взять с собою соответствующие принадлежности. Прежде всего нужно, чтобы на собаке был простой, но очень крепкий ошейник с хорошею пряжкою и кольцом. Парфорсы следует вывести из употребления. Дрессировщики хотят ими тщетно восполнить недостающий воспитательный уклад собаки. А те парфорсы, на которых, вдобавок, имеются шарики с колючками, заслуженно следует надеть на шею их изобретателя и тех, кто пользуется ими для укрощения собаки. В числе принадлежностей необходимо иметь при себе свисток в петельке одежды, крепкую сворку, сажени в 3 длиною, лучше с карабином на одном конце, и хлыстик. Можно, а иногда и нужно, в зависимости от характера собаки, захватить с собою лакомство, которое имело такое большое значение при дрессировке,—но оно требуется в сравнительно редких случаях, при натаске очень робкой и неврастеничного характера собаки.

Натаска дает собаке столько захватывающих радостных возможностей, что одно разрешение после передышки разыскивать переместившуюся птицу является величайшею наградою. Съедобное, как награда, во время натаски бледнеет перед тем захватывающим интересом, который представляет собою находка птицы. Нервное возбуждение и охотничья страсть у очень многих собак настолько сильны, что даже лакомство в такие минуты им ненужно, и они наотрез отказываются его принять.

Выйдя из дому, следует собаке дать сперва побегать около дома, а затем самым решительным образом заставить ее пройти у ноги, независимо от продолжительности ходьбы, до места.

Придя на болото, не надо торопиться на тот участок, где вы рассчитываете наверняка застать бекасов,—полезно, чтобы собака сначала умерила свой пыл.

Выбрав прямое направление, по возможности против ветра, вы в скором времени пускаете собаку, управляя движением руки и свистком ее поиском, повторяя по мере надобности все те приемы, которые применялись в упражнениях на поле. Здесь, во время натаски, наблюдательность и бдительность воспитателя должны быть на стороже, чтобы своевременно предупредить нежелательные проявления в поведении собаки. Для этого надо во время остановить ее. Поэтому следует прибегать ко. всем способам управления, лишь бы предупредить проступок или остановить собаку. Тут важен прежде всего не способ воздействия, а его с в о е в р е менность и действительность. 

Придет время,—и скоро,—когда можно будет не прибегать ни к какому способу управления, а просто следовать, не употребляя ни звуков, ни знаков, по тому пути, который удобнее для ходьбы, как будто вы идете сами по себе, а ваша легавая собака бегает совершенно самостоятельно, удовлетворяя свою любознательность, ничего общего с вашими интересами не имеющую. Но придет это золотое время, как заслуженная награда за ваши труды. Сейчас же эти первые выходы должны составить исключение, позволяющее прибегать ко всем способам управления и воздействия на собаку, выбирая из них тот, который быстрее и своевременнее достигает цели, будь то окрик или хлыст.

Собака буквально носится по болоту и, несмотря на представший перед ней новый мир, продолжает быть у вас в руках. Можно, стало-быть, двигаться к заветному участку, где последние два дня вы находили со старою собакою бекасов.