Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Чутье

 

 

Одним из замечательных явлений в природе, на мой взгляд, представляется аппарат чутья. Может быть, оно поражает наше внимание, так как мы сами обладаем настолько слабым обонянием, что сила и точность чутья собаки нам кажется чем-то сверхъестественным и является для нас недостижимым, несмотря на то, что большинство недостающих в нас разнообразных физических способностей, например: способность летать, быстро передвигаться, видеть предметы на большом расстоянии, увеличивать во сто крат свою силу и проч., мы восполняем соответствующими приспособлениями и машинами. Но так или иначе чутье собаки несомненно должно останавливать любознательное внимание человека и восхищать охотника.
Разве не удивительно, когда легавая собака на большом протяжении ведет верхом, как по струне, по следу бекаса, пробежавшего на своих тоненьких, как черточки, пальцах по тонкой трясине, едва касаясь ее?! 
Не менее удивительно, что аппарат чутья настолько тонок, что с одинаковой точностью и силою воспринимает и след мелкой птички, как бекас, и такой крупной, как глухарь, который, улепетывая от собаки, задевает перьями боровой вереск, производя сильный шорох, неслышно пробегает под влажными опахалами папоротника, колыхая их спиною, и оставляет на моховом болоте следы крупных крестов своих лап.
Удивительно и то, что собака, ведущая безостановочно по горячему следу бегущей птицы, совершенно свободно отличает и след, и временные места западания птицы по пути от запаха самого тела птицы, т. $. различает чутьем место, где птица находится, от того места, где она находилась секунду тому назад.
Чутье—свойство врожденное, и усилить его не во власти человека. Сила чутья бывает разная. Легавых собак со средним чутьем большинство, значительно меньше их с чутьем выше среднего, но зато еще меньше—безчутых собак.
Аппарат чутья работает различно, в зависимости от физических условий окружающей обстановки и от состояния здоровья и психики собаки. Работа аппарата чутья нарушается от весьма многих причин. Вмешательство человека в свободный привычный ход и поиск собаки, охотничья страсть неопытной собаки и суетливая горячность ее, вызываемая частыми отзывами, укорочением поиска и другими причинами, и недостаточность физической тренировки и полевых упражнений, и состояние воздуха,—сухость, неподвижность,—и заслоны, останавливающие истечение запаха, и сильные посторонние ароматы, и др. причины имеют громадное влияние на степень проявления чутья.
И эта зависимость чутья от разных условий,—в том числе и от опыта собаки в пользовании чутьем,—делают разрешение вопроса об его оценке далеко не таким легким.
Чутье у щенка, чутье у только что начинающей первопольной собаки, особенно горячей, нервной, определить точно нельзя; однако, занимаясь с собакою упражнениями над спрятанным съедобным в поле, а затем начав натаску, все же можно сказать,—есть ли у собаки чутье; дальше, ознакомившись ближе с работою собаки, можно уже определить, выявилось ли пока среднее чутье,—зот и все.
Острота чутья и сила его выявляются значительно позже, когда собака уже близка к тому, чтобы считать ее поставленной как следует. 
Поэтому не следует огорчаться, если собака иногда перескакивает на полном ходу через притаившегося в некоси лесной поляны глухаря или тетерева, а иногда несколько раз проходит мимо тетеревенка, буквально чуть не наступив на него.
Так же бывает и на болоте, когда собака, несмотря на присутствие бекасов, не причуивает ни одного. Так случилось сегодня, а завтра или послезавтра будет другое... 
Работа щенка над розыском спрятанного в поле кусочка более показательна, чем первые выходы в натаску. Если собака при полевых упражнениях приблизительно за 10-15 шагов на довольно сильном ходу почти каждый раз причуивает спрятанный хлеб, то несомненно чутье у нее будет вполне пригодно для охотничьих целей.
Воспитателю, конечно, очень важно хоть приблизительно знать, имеется ли чутье у воспитанника, т. к. иначе нельзя судить о том, не безнадежны ли многие неудачи при натаске.

Одним из замечательных явлений в природе, на мой взгляд, представляется аппарат чутья. Может быть, оно поражает наше внимание, так как мы сами обладаем настолько слабым обонянием, что сила и точность чутья собаки нам кажется чем-то сверхъестественным и является для нас недостижимым, несмотря на то, что большинство недостающих в нас разнообразных физических способностей, например: способность летать, быстро передвигаться, видеть предметы на большом расстоянии, увеличивать во сто крат свою силу и проч., мы восполняем соответствующими приспособлениями и машинами. Но так или иначе чутье собаки несомненно должно останавливать любознательное внимание человека и восхищать охотника.

Разве не удивительно, когда легавая собака на большом протяжении ведет верхом, как по струне, по следу бекаса, пробежавшего на своих тоненьких, как черточки, пальцах по тонкой трясине, едва касаясь ее?! 

Не менее удивительно, что аппарат чутья настолько тонок, что с одинаковой точностью и силою воспринимает и след мелкой птички, как бекас, и такой крупной, как глухарь, который, улепетывая от собаки, задевает перьями боровой вереск, производя сильный шорох, неслышно пробегает под влажными опахалами папоротника, колыхая их спиною, и оставляет на моховом болоте следы крупных крестов своих лап.

Удивительно и то, что собака, ведущая безостановочно по горячему следу бегущей птицы, совершенно свободно отличает и след, и временные места западания птицы по пути от запаха самого тела птицы, т. $. различает чутьем место, где птица находится, от того места, где она находилась секунду тому назад.

Чутье—свойство врожденное, и усилить его не во власти человека. Сила чутья бывает разная. Легавых собак со средним чутьем большинство, значительно меньше их с чутьем выше среднего, но зато еще меньше—безчутых собак.

Аппарат чутья работает различно, в зависимости от физических условий окружающей обстановки и от состояния здоровья и психики собаки. Работа аппарата чутья нарушается от весьма многих причин. Вмешательство человека в свободный привычный ход и поиск собаки, охотничья страсть неопытной собаки и суетливая горячность ее, вызываемая частыми отзывами, укорочением поиска и другими причинами, и недостаточность физической тренировки и полевых упражнений, и состояние воздуха,—сухость, неподвижность,—и заслоны, останавливающие истечение запаха, и сильные посторонние ароматы, и др. причины имеют громадное влияние на степень проявления чутья.

И эта зависимость чутья от разных условий,—в том числе и от опыта собаки в пользовании чутьем,—делают разрешение вопроса об его оценке далеко не таким легким.

Чутье у щенка, чутье у только что начинающей первопольной собаки, особенно горячей, нервной, определить точно нельзя; однако, занимаясь с собакою упражнениями над спрятанным съедобным в поле, а затем начав натаску, все же можно сказать,—есть ли у собаки чутье; дальше, ознакомившись ближе с работою собаки, можно уже определить, выявилось ли пока среднее чутье,—зот и все.

Острота чутья и сила его выявляются значительно позже, когда собака уже близка к тому, чтобы считать ее поставленной как следует. 

Поэтому не следует огорчаться, если собака иногда перескакивает на полном ходу через притаившегося в некоси лесной поляны глухаря или тетерева, а иногда несколько раз проходит мимо тетеревенка, буквально чуть не наступив на него.

Так же бывает и на болоте, когда собака, несмотря на присутствие бекасов, не причуивает ни одного. Так случилось сегодня, а завтра или послезавтра будет другое... 

Работа щенка над розыском спрятанного в поле кусочка более показательна, чем первые выходы в натаску. Если собака при полевых упражнениях приблизительно за 10-15 шагов на довольно сильном ходу почти каждый раз причуивает спрятанный хлеб, то несомненно чутье у нее будет вполне пригодно для охотничьих целей.

Воспитателю, конечно, очень важно хоть приблизительно знать, имеется ли чутье у воспитанника, т. к. иначе нельзя судить о том, не безнадежны ли многие неудачи при натаске.