Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Где отдыхали наши предки

Эти заметки лет 7 назад подготовила для газеты "Северные Зори" ее сотрудник Елена Турчина.

Отдых большинство петербуржцев-мужчин в начале прошлого, т.е XX века, как и теперь, не мыслили без выездов на природу. Куда? Законный вопрос. Ведь в описываемые времена, не то, что сейчас. "природа" со всей ее живностью располагалась, если можно так выразиться, чуть ли не в самом городе. Уменьшите его территорию в 5 раз, во столько же - число фабрик и заводов, уберите с улиц грузовики и автобусы с их выхлопами, а также почти все легковушки, окружите Петербург с трех сторон дремучими лесами... А вода в Неве с ее рукавами чиста (в нее не разрешали даже снег сбрасывать!)... Помилуйте, да нужно ли вообще куда-то уезжать в таком случае? Выезжали. Как правило, недалеко. По Варшавской дороге - на речку Оредеж. Даже если вы не рыболов, но сняли там дачу, вам принесут только что пойманную рыбу прямо к обеду. У разносчика - кадушка на голове, там на льду лежит разная рыба. Сгибаясь под тяжестью ноши, он оповещает; "Окуни, сиги, лососина, судаки!", стараясь рифмовать... "Солидным" дачникам рыбу и дичь, как и другие дары леса, огорода, продавали в кредит. А бывало, что кто-то, не рассчитав силенок, ранней осенью тайком съезжал с дачи, оставшись должником, и торговцы слали ему вдогонку запоздалые проклятья..,

Так в чем же дело? Чем платить продавцу, лучше самому поймать. Где? Рыбу и водоплавающую дичь - хоть в самом Петербурге или на первой же остановке от него по Балтийской ветке - в Лигово. Уже вдоль железной дороги там шли сплошные леса, не говоря о самом дачном местечке. Неподалеку находилось взморье с прибрежными камышами, где была хорошая охота и рыбалка. Как и в Мартышкино по Ора-ниенбаумской дороге. Там морской берег частично застроен хибарками рыбаков, завешан сетями, снастями, на пляже лежали вытащенные лодки и маленькие яхты, принадлежащие дачникам, которые из года в год снимали дачи у крестьян или имели свои скромные домишки. У кого лодок не было, брали у рыбаков - рыбу половить. Уезжали на ночь, а утром привозили хороших лещей, окуней. Судак попадался реже. Рыбная ловля кормила семью. Кстати, дачники в Мартышкине назывались "мартышками",они весело проводили время, чудесные леса полны дичью, ягодами и грибами. И в Ораниенбауме продавали много дешевой свежей рыбы. За ним шли непроходимые леса, а в Рамбове жили рыбаки.

Очень хорошее место - Лебяжье. На самом берегу залива, лес подходил к морю. Черники, малины, брусники - сколько угодно, охота на боровую и водоплавающую дичь, на зайцев, лисиц и других зверей. Про рыбу нечего и говорить, ее или сами ловили, или вам просто давали без денег.

Но вернемся на одну из веток Балтийской железной дороги. Красное Село, Дудергоф, Тайцы, Пудость... Последняя отличалась тем, что в реке Ижора водилась форель. Мариенбург, под самой Гатчиной, - уютное местечко, весь поселок утопал в лесу, напротив - знаменитый Зверинец для царской охоты. Он тянулся от Петербурга до Гатчинского парка. Зверинеп окружен деревянной изгородью из трехсаженных шестов, поставленных в два ряда, с небольшим наклоном одного ряда навстречу другому. Шесты вбиты так часто, чтобы не проскочила ни одна зверушка. Нередко можно было видеть, как к ограде подходили лоси, косули. Детишки просовывали им кусочки хлеба.

Далее за Гатчиной по Балтийской линии - Елизаветино. В двух верстах от станции - имение Охотниковых. Оно уже в то время находилось в совершенном упадке. Старый помещичий дом с четырьмя колоннами , облупленной штукатуркой. Невдалеке церковь, под горой парк с двумя прудами. Ряд с парком - маленькая деревенька Дылицы, выше в гору - деревня Вероланцы, где летом много дачников. Самое замечательное в Вероланцах - стоянка царских гончих собак. Малонаселенное место - леса, вырубки, поля - давало возможность вывозить туда летом псовую царскую охоту, наганивать гончих собак. В избах и амбарах проживали 8 конных егерей и содержалось около 200 собак. Собачьи дворы были огорожены жердями, на которых целыми днями сидели мальчишки, дачники и глазели на собак. Егери иногда позволяли мальчишкам прокатиться на лошади.

Помните речку Оредеж? Уточним, что прелесть Вырицы и Сиверской была также в прекрасных десах, местами совершенно нетронутых, и живописной долине реки, в которой водилась рыба и множество раков. Леса привлекали охотников. После Петрова дня в них тут и там можно встретить человека в болотных сапогах с двустволкой, с легавой или пойнтерам. Грибов и ягод в лесах было видимо-невидимо, но "уважающие себя" дачники считали ходить за ними ниже своего достоинства и предпочитали покупать ягоды и грибы у крестьян. Ловить же рыбу и раков не считались зазорным, тем более эаниматься охотой.

По северной железной дороге дачными местами числились Пелла и Мга. Вообще дачников на Неве жило немного, но места отличные. Красавина Нева, c ее знаменитой невской лососиной богата рыбной довлей. Великолепные леса с прекрасной охотой. Сюда приезжали те, кто искал тишины на лоне природы, любил охоту и рыбную ловлю.

По обеим сторонам финляндской железной дороги, которая обслуживалась

в то время финнами в голубых кепи и "форменных тужурках" (до Белоострова еще были русские жандармы, а в Териоках на станции стоял финский полицейский в черной каске; деньги здесь ходили общероссийские и финские из расчета З7 копеек за марку), был сплошной лес, который теперь очень поредел. Нет нужды говорить о том, что и эти места славились рыбалкой и охотой". Как, впрочем, и любые окрестности Петербурга начала ХХ века. Например, станция Разлив по Сестрорепкой ветке.

Выводы относительно нынешних времен делаете сами.