Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Облава смешанная

Одним из распространенных видов охот нагоном по черной тропе является облава на зайцев и птиц, так называемая смешанная облава. Этот прием охоты бывает обычно довольно людный, так как участок, в котором можно с большей вероятностью захватить и зайцев и лесную пернатую дичь, понятно, должен быть не из маленьких, иначе шансы будут ничтожны. Надо тем более принять во внимание, что, как уже говорилось относительно осенних приемов охоты нагоном, участок под загон выбирается без точного определения наличности в нем дичи, а по признакам соответствия угодья потребностям животных, на которых производят охоту. Поэтому-то для захвата в загон, тем более разнообразной дичи, нужна площадь не маленькая. Она должна соответствовать количеству участников, быть посильной, пропорциональной силам. Слишком незначительные площади по количеству участников нежелательны: они хаотически сгущают цепь загонщиков, нарушая равномерность продвижения, вызывая беспорядок, и сокращают вследствие излишка стрелковых номеров обстрел каждого стрелка вдвое и втрое против нормы. Охват площадей слишком больших, не поддающихся наличным силам, является во всяком случае не меньшей ошибкой. В цепи загонщиков получаются большие разрывы, а в стрелковой—бреши, не покрываемые и двумя дальними выстрелами. При таких условиях успеха ждать нечего. Хотя облавы бывают и большие и малые, но последние не претендуют быть смешанными. В облаву смешанную нередко попадает лисица и очень красит и разнообразит этот оживленный прием охоты.

Угодья, выбираемые под облавы, бывают напольные, степные и лесные.

Низины среди полей под хвойными и лиственными породами, иногда мшистыми и кочковатыми с ягодными растениями и травянистой опушкой, расположенные недалеко от лесных площадей, представляют хорошие места для русака и тетерева и отчасти вальдшнепа. Низины такого же напольного характера с низкорослою сосною, ивняком на опушке, с моховыми кочками, покрытыми ягодными растениями — голубикой, черникой, брусникой, служат также хорошим приютом и русаку, и тетереву, и белой куропатке. Русаки в напольных болотах обычно ложатся на опушке или близ нее, и поэтому при расстановке загонщиков и стрелков не следует итти близ самой опушки, из-за чего часть русаков уходит до начала охоты.

Низменности на открытых местах под зарослями лиственных кустарников и особенно можжевельника с участками белоуса и другой травяной растительностью представляют собой угодья, весьма интересные для облав. В таком месте обычен русак, частенько встречаются серые куропатки и, если участок находится недалеко от леса, нередки и тетерева, вылетевшие на кормежку. Хороши также и березовые колки среди степной местности.

В таких напольных местах, представляющих и достаточную крепь для дневки лисицы, следует ожидать ее появления из-под облавы и по возможности выбирать стрелковые номера с некоторым заслоном.

Охоты нагоном на открытых местах представляют особый интерес, давая возможность видеть вылет птицы и выход зайца с самого начала и наблюдать как приближение дичи к тому или другому номеру, так и результат стрельбы.

В местах напольных, в особенности с одними зарослями кустарника, при заходе цепи загонщиков и стрелков следует избе-гать захождения в непосредственной близости такого угодья. Часто птица сидит в самом краю участка и, не выдерживая приближения людей, улетает до начала загона. Это особенно относится к тетеревам, вылетевшим из леса и остановившимся на дневку в кустарнике, например в зарослях можжевельника. Застигнутые в таком месте, они поднимаются на крыло на большом расстоянии и, поднимаясь довольно высоко, спешат в лес. Обстоятельство это надо помнить и принимать меры предосторожности при заходе цепей загонщиков и при выборе линии стрелков, не забывая, что стороною полета тетерева будет сторона ближайшей полосы высокоствольного леса.

В местах, требующих осторожного захода стрелков, и особенно цепи загонщиков, тем не менее не годится отодвигать линию стрелков далеко от опушки загона. Расстояние более ста шагов будет очень невыгодным: значительное число птиц и зайцев, отделившись от опушки, идет параллельно стрелковой линии, а некоторые вновь уходят в опушку. Как слишком далекое расположение стрелковой линии, так и слишком близкое, так называемое подпирание опушки, вредно отзывается на результате облавы.

Смешанная облавная охота представляет собою прекрасную школу стрельбы по быстро движущейся цели, выявляя выдержку и уменье обращаться с оружием на коллективной охоте.

При стрельбе из-под облавы вальдшнепа, белой и серой куропатки, летящих очень часто на высоте человеческого роста, надо быть особенно осторожным. Горячие стрелки часто сосредоточивают свое внимание исключительно на том, как бы не упустить для выстрела удобного промежутка между зарослями, совершенно забывая, что промежуток этот как раз находится на стрелковой линии. Другие, видя летящую на штык стайку серых куропаток, стреляют в нее, совершенно забывая, что за этой стайкой стоят вышедшие уже в опушку загонщики. Третьи, не привыкшие к выдержке, к быстрой вскидке и вообще к умелому владению оружием, нацеливаются, не соображая расстояния, в отделившихся от опушки или появившихся в поле зрения зайца или птицу и ведут ружье через линию стрелков.

Смешанные облавы для подобных стрелков преждевременны и им полезно сначала привыкнуть обращаться с оружием в одиночку, затем попрактиковаться на чисто заячьих облавах, а потом уже принять участие в смешанных облавах. Все коллективные охоты требуют особой осторожности и соблюдения правил сборных охот.

При отсутствии должного распорядка на охотах возможность несчастных случаев увеличивается, несмотря на то, что этих печальных и досадных явлений, устранение которых зависит от себя, и так не мало. Мне известно не мало случаев. Считаю полезным привести хотя бы два. Мы — стрелки — передвигались с одного загона на другой группами, одна за другой, весело беседуя. Я шел в одной из задних групп. Вдруг, впереди, шагах в трех, последовал выстрел одного из стрелков. Ружье его еще дымилось, шедшие перед ним несколько человек обернулись и стояли в оцепенении от неожиданности явно неосторожного выстрела. Оказывается, стрелок этот начал спускать поднятые курки, но курок сорвался и последовал выстрел, угодивший к счастью в промежуток между шедшими в нескольких шагах охотниками.

Другой раз на большой смешанной облаве один из стрелков стоял на крайнем номере около небольшого взгорья, которое ограничивало с фланга кругозор стрелка. Перед выходом загонщиков к стрелковой линии стрелок увидел бегущего по взгорью зайца и выстрелил по нем. В этот момент из-за взгорья поднимался фланговый загонщик, которому дробинка угодила в глаз. Я много раз встречался потом с этим несчастным окривевшим загонщиком со вставленным стеклянным глазом.

Приведенные случаи показывают, насколько важно соблюдение правил, и выявляют, какие именно конкретные правила были нарушены. В первом случае мы видим, что стрелок, переходя от загона к загону, шел с заряженным ружьем, между тем как ружье разрешается заряжать, только встав на номере, с тем, чтобы разрядить его перед тем, как покинуть место. Кроме того, тот же стрелок сделал и второе нарушение, заключающееся в совершенно недопустимой манере нести ружье в горизонтальном положении, да еще дулом, направленным в шедших впереди людей.

Ружье следует носить или на погоне через плечо дулом кверху, либо держать рукой за шейку, прислонив планкою к плечу (скобой вверх).

Второй случай, лишивший загонщика глаза, произошел также из-за нарушений определенных правил. Прежде всего надо отметить недопустимое расположение номера флангового стрелка, не видящего совершенно фланга, второе—грубое нарушение основного положения со стороны уже стрелка — стрельба по видимой цели, совершенно не видя местности за незначительным взгорьем, и при том тогда, когда загонщики выходили уже к стрелковой линии. Очевидно, стрелок побоялся, что заяц скроется, и не побоялся стрелять в направлении к фланговым загонщикам. В таких случаях без всякого колебания надо воздерживаться от выстрела.

Облавы смешанные устраивают и в лесных угодьях. Участки леса, смежные с полями, дают почти те же объекты охоты; правда, нельзя рассчитывать встретить в них серых куропаток.

В ранне-осеннем периоде обрезные осиново-березовые рощи с подлеском и травою, расположенные близ полей, дают хорошие результаты. Сухие взгорья с можжевельником и смешанным лесом представляют одно из излюбленных угодий для тетерева и зайца. Здесь наряду с русаком начинает встречаться и беляк. Сплошные лесные массивы неудобны для охот облавных да и для большинства охот.

Островные леса, гряды, болота, участки, выделяющиеся очертанием от смежных с полянами прогалками, пересеченные дорогами, являются наиболее удобными для облавных охот. Угодья в зависимости от возраста и породы леса, подроста, кустарниковых зарослей, травяного покрова, ягодных растений — разнообразны, представляя места, удобные в известном сочетании для тетерева, в другом для глухаря и рябчика, то для беляка, то для белой куропатки и т. д. Глаз опытного охотника сразу определяет ценность того или другого угодья с точки зрения технического удобства проведения облавы и с точки зрения соответствия его для охотопромысловых животных.

Мшистые еловые острова с пучками метельчатой травы, брусничник, вкрапленные пятна осинника и березняка, прогалки. ольха на закрайках и притом большая площадь, занятая такими угодьями отъемного типа, граничащего с сосновыми моховыми болотами, представляют собою прекрасные места для смешанных облавных охот. В таких островах держатся глухарь и рябчик и сосредоточивается со времени листопада беляк.

В тихий осенний день вылетающий глухарь кажется цветистым. Яркозеленый металлический отбелеск зоба на фоне густо зеленой хвои, лучисто наряден; рябчик дымчатым облачком стрелой летит в серой мгле ольх и точно пронзает встречные деревья.

Брюшко и лапы беляка уже сильно побелели, и приближение его к стрелковой линии заметно издалека мелькающею белизною.

Окружность загона в смешанных облавах обычно бывает от 1—1, 5 км. количество загонщиков колеблется от 35 до 80 чел., а стрелков от 8 до 20. Это цифры приблизительные, однако близкие к обычным, не подлежащие большим изменениям без ущерба для успеха на площадях указанных размеров.

Для облав намечается местность знающими ее с точки зрения охотника и опытными в охотничьей технике людьми. Таковыми являются обычно егерь и его помощник. Кто-либо из них обязательно должен быть из числа местных жителей.

Важно, чтобы выбранная местность включала в себя достаточное количество подходящих угодий для загона и в то же время чтобы загон отстоял от загона не на слишком большом расстоянии, иначе значительная часть короткого осеннего дня уйдет на переходы да на заход цепи загонщиков и стрелков, а на самый процесс охоты останется слишком мало времени.

Цепь загонщиков заводит обычно помощник егеря, а цепь стрелков егерь. Кроме того, они приглашают себе в помощь кого-либо из числа загонщиков, обладающего охотничьим опытом и знанием в совершенстве местности.

Егерь указывает каждому стрелку место (номер), соблюдая наивозможно прямое направление стрелковой линии.

Правила поведения стрелка те же, что и при облавной осенней охоте на волков.

Расставив стрелков, егерь идет по флангу навстречу своему помощнику, расстанавливающему загонщиков.

Егерь и два его помощника занимают в трех пунктах дугу невода, образуемую вагонщиками. Один—в середине, остальные— на фланге. На фланге от первого стрелкового номера остается первый помощник, второй, встретив на другом фланге егеря, возвращается в середину цепи, а егерь остается на фланге от последнего стрелкового номера. Точное расстояние от стрелка, занимаемое егерем, заранее определить нельзя, так как это зависит от характера местности, фланговой линии и ее длины. Во всяком случае оба фланговых руководителя в начале гона занимают место примерно в середине фланга, а затем уже продвижение цепи и участки, требующие руководства, указывают место.

Гон начинается по сигналу помощника егеря по возвращении его после расстановки загонщиков в середину цепи. На облавах зверовых и при прочих приемах нагона зверя середину занимает окладчик-егерь, который и управляет крыльями, руководствуясь нередко следами тонного зверя.

В облавах смешанных позиция, занятая егерем, безразлична: он может руководить и с фланга, а так как он заводит стрелков, то и остается во избежание потери времени на фланге, заканчивая иногда расстановку последних фланговых загонщиков; встречая помощника, он знаком руки велит ему вернуться в середину цепи и начинать гон.

При осенней облавной охоте на зайца и птицу выбор стрелковой линии нет надобности согласовать с направлением ветра. Правда, что в загон может попасться и лисица, которая, при направлении ветра от стрелковой линии в загон, вряд ли выйдет на номера. Тем не менее на смешанных облавах согласование ветра с расположением стрелковой линии как исключение допустимо только в случае, когда можно обоснованно предполагать, что в загоне находится лисица и что согласование стрелковой линии с ветром не встанет в противоречие с более выгодным расположением ее на стороне хода зайцев и перелета птиц.

Облавы на зайца и птицу, как и все охоты нагоном, требуют для успешности направления гона в сторону, куда охотнее, смелее идут заяц и птица. Другими словами, нужно определение стороны хода. Выбора же лазов на стороне хода уже не требуется, как на зверовой охоте, тем более, что вся линия хода обыкновенно занята стрелковыми номерами с таким расчетом, чтобы покрыть выстрелами всю линию. Определение стороны хода вполне доступно опытному охотнику.

Занятие стрелкового линиею стороны хода желательно, но не обязательно, если другая сторона приемлема и представляет значительное удобство для нагона. Но бывают стороны неприемлемые, куда заяц не идет и жмется в опушке, прорываясь обратно между загонщиками, или огибает оклад под опушкой, не выходя на стрелковую линию.

То же наблюдается и в отношении птицы, которая, поднимаясь выше, чем при следовании своими обычными перелетными линиями, поворачивает через загонщиков в сторону своего нормального пути, к известному ей угодью.

Приведу следующие примеры. Нельзя гнать беляка в чистое поле из прилегающей к полю части большой лесной площади. Не годится располагать стрелковую линию «а широких полянах без всякой древесной растительности, когда имеются другие переходы, менее широкие, с древесной растительностью, где беляк переходит смелее, где через прогалок решается пролететь рябчик, где для стрельбы место в то же время вполне удобное.

Как рябчик, так и отчасти глухарь предпочитают избегать широкие пространства без леса и, поднявшись от загонщиков, заворачивают полукругом в сторону удобных угодий. Чрезвычайно часто тетерева, захваченные в загон в напольном болоте, совершенно не поддаются нагону, когда стрелковая линия расположена к толю, а не к лесу. Хотя тетерев и носит название полевика и держится около полей и полян, но он не степная птица, чтобы лететь из-под гона в открытое поле вместо леса. Ведь в чистом поле опуститься ему и скрыться негде.

Не мешает знать, что в сильный ветер птица, поднимаясь против ветра, поворачивается и летит по ветру, если он соответствует стороне тяготения птицы; в противном случае птица идет по косой воздушной линии и достигает цели.

Облавы бывают большие и малые, независимо от сезона. Большие облавы неизбежны смешанные, на волков, на медведя и других крупных зверей, а также специально заячьи при значительном количестве стрелков и больших площадях.

Малые облавы представляют собою в миниатюре большие облавы.

 

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru