Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

 

Русско-европейская лайка

Русско-европейская лайка
Русско-европейская лайка

В действующем стандарте русско-европейской лайки (фото 5) указано, что эта порода образовалась путем слияния близких отродий лаек: архангельской, коми, карельской, вотяцкой и др. Однако известный в последние годы тип русско-европейской лайки, считающийся желательным и признанный заводской породой, образовался не слиянием различных отродий лаек, а был создан кинологами и любителями-энтузиастами этой породы в результате длительной селекционно-племенной работы.

Формирование русско-европейской лайки было начато в Ленинграде и Москве. Первоначально оно происходило за счет случайных производителей, вывезенных охотниками из Коми АССР, Архангельской и других областей. Следует подчеркнуть, что исходный племенной материал обладал хорошими рабочими качествами. На начальном этапе заводского разведения лаек, когда их еще не подразделяли на современные породы и экспертизу проводили на общем ринге, в небольшой степени использовались производители, происходившие от собак, завезенных из Западной Сибири, а также от собак Ленинградской области, близких по типу к карело-финским лайкам.

Эталоном типа экстерьера русско-европейской лайки заводского разделения служил кобель — чемпион Путик 65/л (рожд. 1946 г.) питомника ВНИО (ныне ВНИИОЗ), описание внешних признаков которого легло в основу первого стандарта этой породы. Чемпион Путик был получен от скрещивания хантейской (западносибирской) лайки Питюх-П, не отличавшейся высокими полевыми и экстерьерными достоинствами, с черно-пегим кобелем Музгаром, вывезенным из Помоздинского района Коми АССР и имевшим прекрасный экстерьер и хорошие рабочие качества.

Межпородное скрещивание — один из важных и часто практикуемых приемов зоотехнической работы, применяемый при выведении новых пород. Академик М. Ф. Иванов [37] указывал, что при межпородном скрещивании важно найти желательный тип, с которым следует продолжать работу и который нужно уметь закрепить. Сочетание Музгар — Питюх-П оказалось удачным. От вязки этих производителей, кроме Путика, родились Помка 76/л и Пур 64/л, имевшие хорошие рабочие качества и одинаковый с Путиком тип экстерьера, а также Пит белого с черным окраса и Пулька белого окраса с удлиненным форматом и серпообразными хвостами (эти потомки получали на выставках малые серебряные медали, что соответствует современной оценке «хорошо» за экстерьер и породность; их полевые качества не известны). Пур 64/л, Пит и Пулька не оставили следа в породе. От неоднократных же вязок Путика с Помкой получено значительное количество отличных по экстерьеру потомков с хорошими охотничьими задатками. Среди них были такие широко известные собаки, как чемпион Гринда-1 94/л Е. В. Голубева, чемпион Кутик 111/л И. Т. Леонова, чемпион Молога 1025/лре С. Н. Афанасьева, Лага А. А. Лапшина, чемпион Мук А. Г. Потякова, Зур 93/л питомника ВНИИОЗ. Эти производители и другие прямые потомки Путика и Помки устойчиво передавали тип своих родителей. При вязках Путика с другими суками выдающихся лаек, к сожалению, не было получено. Следует отметить, что Путика (и некоторых других производителей) использовали также и для вязок с породными западносибирскими лайками, в частности с потомками собак И. И. Вахрушева, который долгие годы разводил лаек заводскими методами. Таким образом, в современном поголовье русско-европейских лаек есть крови не только от Питюха-II, но и от ряда других западносибирских лаек.

Несмотря на отдельные недостатки, широкое использование в племенной работе Путика и его потомков наряду с некоторыми другими в их типе лайками, в частности обладавшего отличными рабочими качествами Тузика 78/л Т. А. Исаева (затем владельца Г. А. Леонова), сыграло исключительную роль и позволило быстро создать значительную группу охотничьих лаек, в основном черно-белого окраса, которые были сосредоточены в Москве, ее окрестностях и прилегающих областях. В дальнейшем большую роль в формировании и совершенствовании русско-европейских лаек московской группы сыграли однотипные собаки ленинградской группы, особенно Дружок 103/л из питомника ВНИО (впоследствии переданного питомнику Ярославского облпотребсоюза), происходивший от Бублика-I М. А. Глебова. Дружок был хорошим полевым работником, но не блистал породностью и никогда не получал оценку за экстерьер выше «хорошо». Некрупного роста, со слегка куполообразной головой и несколько растянутым корпусом, он на выставках постоянно занимал места в задней части ринга. Однако от вязок этого кобеля с разными суками получали высокопородное рабочее потомство. Среди его потомков насчитывалось 37 классных собак. Это очень высокий показатель, который даже близко не был достигнут ни одним из именитых производителей того времени, когда поголовье породы было немногочисленным.

Основная работа по становлению и совершенствованию московской группы русско-европейских лаек осуществлялась опытным питомником ВНИО, где были сосредоточены лучшие производители и хорошо поставлена племенная работа. Именно в этом питомнике создана одна из лучших племенных линий в породе — линия чемпиона Путика 65/л, получившая повсеместное распространение.

Значительно раньше, чем в Москве, заводским разведением лаек европейского Севера занимались ленинградские кинологи и любители. Еще до Великой Отечественной войны в Ленинграде и Ленинградской области сформировалось большое племенное поголовье, происходившее преимущественно от карельских и архангельских лаек. Интересно, что в этот период среди ленинградских лаек почти не было собак черного с белым окраса. Так, из 60 собак, записанных в каталоге X Ленинградской выставки 1940 г., такой окрас имели лишь три лайки. У остальных окрас был рыжий (лисий), серо-рыжий (шакалий) и серый (волчий).

После окончания войны здесь образовалась хорошая племенная группа, основоположниками которой были уцелевшие в блокаду производители и, скорее всего, лайки, вывезенные из Карелии и Архангельской области. Характерным для многих лаек этой группы, особенно завода Е. К. Леонтьевой, был серый окрас. В последующие годы в связи с новыми требованиями эта группа сошла на нет, и в настоящее время на ринги ленинградских выставок русско-европейские лайки серого окраса не выставляются.

Исключительно важную роль в становлении современного типа русско-европейской лайки в ленинградской племенной группе сыграл Бублик-1 М. А. Глебова, происходивший от архангельских лаек. Его потомки и особенно внук —чемпион Бублик-П П. Я. Колесова, имевший выдающиеся экстерьерные и рабочие качества, встречаются почти во всех родословных современных русско-европейских лаек. При создании ленинградской племенной группы также широко применялось тесное инбридирование, что позволило закрепить желательный тип.

В последующие годы русско-европейские лайки формировались и совершенствовались сочетанием кровей московской и ленинградской племенных групп. Одновременно в эту объединенную группу вливались крови и других выдающихся производителей: чемпиона Мухи Ю. П. Мечковского, Джоя С. Д. Боголепова, Шарика 1015/лре А. А. Тужилкова, архангельских лаек через чемпиона Кустика 1056/лре питомника ВНИИЖП (ныне ВНИИОЗ). Параллельно с этим процессом совершенствования и консолидации породы появлялись новые очаги поголовья русско-европейской лайки на основе племенных собак, вывезенных из опытного питомника ВНИО Центросоюза, Москвы, Ленинграда и местных лаек, близких к желательному типу. К началу 60-х годов формирование породы в основном завершилось и крупные очаги русско-европейских лаек, кроме Москвы и Ленинграда, были созданы в Калининской, Кировской, Ярославской, Вологодской, Новгородской и некоторых других областях.

Типичная форма головы высокопородной русско-европейской лайки
Типичная форма головы высокопородной русско-европейской лайки

Русско-европейская лайка — собака среднего роста, плотная и в то же время легкая, с живым темпераментом. Высота в холке у кобелей 52—58 см, у сук на 2 см ниже. Крайние пределы допустимы, но наиболее желательный рост для кобелей 55—56 см, сук 51—52 см. Общая сложка (или формат) приближается к квадратной. У большинства представителей породы отмечается крепкий, суховатый и сухой типы телосложения.

Голова умеренно клинообразная с относительно широкой округленной затылочной частью. Затылочный бугор выражен не резко. Морда сухая, заостренная, заметно короче черепной части, с плотно прилегающими к челюстям губами и с черной мочкой носа. Скуловые дуги хорошо развиты, переход от них к морде плавный, четко выражен. Голова узкая со слаборазвитыми скулами и выпуклым лбом — большой недостаток. Уши высоко поставлены, небольшие, треугольной формы, с острыми вершинами, подвижные. Глаза округлые, среднего размера, темного цвета (цвета спелой вишни, темно-карие, карие), со слабо косым разрезом век (фото 6).

Туловище по длине равно или чуть больше высоты в холке, с хорошо развитой глубокой и широкой, но не бочковатой грудью. Переход от груди к животу ясно выражен. Конечности крепкие и сухие; задние с несколько выпрямленными скакательными суставами. У собак с немного растянутым форматом скакательные суставы выражены хорошо. На задних лапах нередко бывают прибылые пальцы, наличие которых не дисквалифицирует собаку, но они нежелательны, их нужно удалять в раннем возрасте.

Большинство русско-европейских лаек имеет черный, черный с белым, черно-пегий и белый с черным окрасы. Не снижается оценка за редкий чисто белый окрас. Собаки с черно-подпалыми, серыми, серо-пегими, бурыми и трехцветными (черным с белым и рыжими отметинами на бровях и ногах) окрасами пока допускаются стандартом, но считаются маложелательными. На выставках последних лет лайки с подобными окрасами почти не встречаются, хотя в пометах бывают не редки. Нежелательны рыжий, рыже-пегий и палевый окрасы. Мелкие пятна (или крап) на ногах в тон основного окраса допустимы. Хвост собака носит кольцом, часто в виде бублика, прижатым к спине или к бедру. Удлиненный (ниже скакательного сустава) хвост — недостаток.

Исходным материалом для создания русско-европейской лайки служили представители местных отродий лаек европейского Севера, особенно коми, архангельской и вотяцкой. Однако ни одна из них не оставила характерных внешних черт в облике вновь созданной породы. Так, по описанию ряда кинологов, для зырянской, или коми, лайки очень типичными были черный с рыжими подпалинами и разных оттенков серые окрасы, длинноватое туловище, удлиненная голова (длина морды чуть меньше черепной части), большие и довольно широкие у основания уши, рост до 60—65 см [58, 90]. Лайки Кировской области, которых нередко относили к вотяцким, имели преимущественно серый окрас [60]. Своеобразные внешние формы были также у карельских, костромских и марийских лаек [9, 73, 85]. Вследствие этого русско-европейскую лайку нельзя отождествлять с какой-нибудь исходной породой, в частности с коми лайкой, как это пытаются делать некоторые авторы [103, 113].

Тип высшей нервной деятельности русско-европейских лаек хотя и несколько более возбудимый, чем у западносибирских лаек, но более уравновешенный в сравнении с карело-финскими. Эти собаки очень азартны, подвижны, энергичны и неутомимы, имеют хорошие обоняние, слух и зрение. В отличие от других заводских пород лаек они более универсальны как по охотничьим качествам, так и по возможностям применения. Их удобнее держать в городской квартире, чем крупных западносибирских лаек.

Русско-европейскую лайку можно использовать почти для всех видов охот, начиная от добычи мелких пушных зверей и кончая лосем, кабаном, медведем, боровой, водоплавающей и даже болотной дичью, по которой она работает в типе спаниеля. В массе своей русско-европейские лайки отлично работают по белке, кунице и боровой дичи в любом районе нашей страны, где для охоты применяются лайки. Для русско-европейских лаек характерна скороспелость. Как правило, они рано начинают работать и при соответствующей натаске в 8—9 месяцев хорошо ищут и облаивают белку и глухаря, мало в чем уступая взрослым собакам. При благоприятных условиях содержания и кормления суки этой породы размножаются обычно 2 раза в год. Из заводских пород они наиболее плодовиты: в пометах у них бывает пять-шесть, а нередко и восемь-десять щенков. Благодаря относительно небольшому росту русско-европейская лайка не мешает при вынужденном содержании ее в городской квартире.

Русско-европейская лайка широко распространена в европейской части СССР. Основные центры заводского разведения этой породы — Москва, где в 1974 г. зарегистрировано более 800 русско-европейских лаек, имеющих родословные, а также Киров, Ярославль, Калинин, Ленинград, Вологда, Новгород, Архангельск, Пермь. Во многих других областях русско-европейская лайка обычна, хотя по численности значительно уступает западносибирской. Племенное поголовье породы довольно велико и продолжает расти. Трудно судить о современном уровне породности русско-европейских лаек в различных частях ареала породы, так как в последние годы не было всесоюзных или всероссийских выставок, которые могли бы дать сравнительные материалы.

В 1972 г. на V Всероссийской выставке в Москве охотники Калининской, Ярославской и Московской областей представили большое количество прекрасных по экстерьеру и породности собак. Очень хороши по сложке и формам головы, но мелковаты ростом были русско-европейские лайки из Кировской области. Значительно уступали им в породности собаки из Архангельской, Вологодской и других областей.

В конце 60-х и 70-х годах наиболее выдающимися производителями породы, имевшими отличный экстерьер, были чемпион Кучум 1384/лре В. Н. Щербакова и Бегиш 1147/лре Н. А. Жунаева (Москва), чемпионы Малыш 1228/лре А. И. Гуреева, Чара 1117/лре Ю. И. Филиппова, Волга-

Тайга 1153/лре В. Н. Денискина (все из Калинина), чемпионы Кустик 1056/лре и Гроза 1549/лре питомника ВНИИОЗ (Киров), чемпион Бобрик 1336/лре В. А. Зеленова (Ярославль), чемпион Бой 1214/лре С. П. Козина (Ленинград). Из выдающихся полевых работников этого периода необходимо отметить полевых чемпионов Зейка 1377/лре А. Д. Карпушевского и Саяна В. В. Волкова (оба из Московской области).

К началу 80-х годов в породе русско-европейской лайки наряду с прекрасными по породности особями имелось немало собак с такими нежелательными признаками, как очень крупный рост, слабая скуластость, бедноватый шерстный покров, излишне выпуклый лоб, переразвитые надбровные дуги, беднокостность, светлые глаза, чаще, чем у западносибирских отмечался неправильный прикус. Такие существенные недостатки экстерьера явились прежде всего следствием ошибок в племенной работе и непродуманных изменений стандарта породы, который был пересмотрен в 1966 г. Эти изменения касались роста и окраса собак. Нижние пределы роста были установлены для кобелей 52 см, для сук 50 см, вместо прежних соответственно 50 и 48 см. Новым стандартом предпочтение отдавалось собакам черного с белым или белого с черным окраса. Остальные окрасы либо допускались (серый, серо-пегий, бурый), либо были нежелательны (рыжий).

Голова русско-европейской лайки со слабой скуластостью
Голова русско-европейской лайки со слабой скуластостью

Эти изменения привели к тому, что многие эксперты, особенно невысокой квалификации, основными достоинствами породных лаек считали черный с белым окрас и крупный рост, а на остальные стати, особенно свойственные породе, мало обращали внимания. Естественно, при таком подходе к экспертизе не было затруднений при оценке экстерьера и породности. Рослых собак черного с белым окраса, часто со слабовыраженной скуластостью, обычно ставили в головной части ринга, присуждали высокие оценки за экстерьер и породность и стремились интенсивнее их использовать в племенном разведении. При таком ведении породы во многих местах, в том числе и в крупном ленинградском очаге, появилось значительное количество собак со слабой скуластостью и, будь они серого окраса, их невозможно было бы отличать от западносибирских лаек по формам головы — одному из важных породных признаков (фото 7). На некрупных лаек, особенно на сук, имевших прекрасные формы головы и хорошую сложку, нередко не обращали внимания. Если собака к тому же имела маложелательный окрас (серый, серо-пегий, бурый), то она, как правило, всегда ставилась в конце ринга и получала невысокие оценки, даже если имела богатую родословную, желательный тип и отличные рабочие задатки.

Требование стандарта об увеличении на 2 см нижнего предела роста, особенно у сук, и стремление использовать для разведения «лучших» собак, т. е. тех, которые, во многом лишь благодаря своему росту, занимали первые места на рингах, привело к нарушению прежнего баланса полового диморфизма у русско-европейских лаек. С середины 70-х годов в породе все чаще стали появляться чрезмерно крупные кобели с высотой в холке 60—61 и даже 63 см. Большинство же сук имели высоту в холке в пределах 50—52 см, а многие и ниже.

Известно, что половой диморфизм у животных чаще всего проявляется в размерах. У многих видов, в том числе и у лаек, самцы крупнее самок. У тех и у других количественные показатели роста находятся в определенных, довольно постоянных границах. У многих устоявшихся и отличающихся значительной однотипностью пород зарубежных лаек, стандарты которых длительное время остаются неизменными, разница между минимальными и максимальными размерами кобелей и сук иная, чем у наших лаек. Так, у однотипных финских лаек кобели имеют высоту в холке 44—50 см, суки 39—45 см. Разница между минимальными и максимальными пределами роста кобелей и сук составляет 5 см. То же отмечается у лаек карельской медвежьей (высота кобелей в холке 54—60 см, сук 49—55) и у емтландской (58—63 см и 53—58 см). Очевидно, для русско-европейских лаек нормальными соотношениями роста будут 52— 58 см для кобелей и 47—52 см для сук.

Вопрос о появлении собак чрезмерно крупного роста в породе русско-европейской лайки (и в породе западносибирской, о чем будет сказано ниже) обсуждался на заседании Всесоюзного кинологического совета в декабре 1979 г. Было решено внести изменения в стандарт породы и установить высоту в холке для сук 48—56 см, для кобелей оставить высоту в холке, как и в стандарте 1966 г.— 52—58-см.

Ряд недостатков в экстерьере русско-европейской лайки обусловлены также длительным инбридированием на выдающихся производителей. В настоящее время, по-видимому, невозможно найти русско-европейскую лайку заводского разведения, у которой в дальних коленах родословных не встречались бы неоднократно Путик 65/л в сочетании с Ломкой 76/л и Бублик-I М. А. Глебова с Диной М. П. Альтшуля. Потомки этих собак также нередко инбридировались друг на друга. Вероятно, этими причинами можно объяснить более частую, чем у западносибирских лаек, встречаемость в породе собак с неправильным прикусом. Отрицательную роль оказало и чрезмерно поспешное стремление ряда кинологов и заводчиков консолидировать породу по черному с белым окрасу. Это приводило к тому, что лайки, имевшие маложелательный окрас (серый, бурый, серо-пегий и т. п.), исключались из племенной работы.

Насколько это было не на пользу породе, свидетельствуют следующие факты. От Джека 108/л серого окраса (владелец И. П. Жданов) были получены знаменитая чемпион Гринда-П 1009/лре И. М. Досадина, обладавшая высокими полевыми качествами, и менее известная чемпион Тайга Б. Н. Фегервари. Очень известны и внуки Джека чемпионы Бегищ 1147/лре Н. А. Дунаева и Шанька 1135/лре В. И. Яковлева. Крови Джека несет и его правнук — отличный работник и двукратный чемпион московских состязаний лаек Зейк 1377/лре А. Д. Карпушевского. Все они оказали значительное влияние на породу. В 1961 г. от Зура 93/л питомника ВНИИОЗ и Злюки А. Т. Войлочникова родился чемпион Кустик 1056/лре. Злюка происходила от архангельских лаек серого окраса и сама была серая. Чемпион Кустик был черного с белым окраса, имел отличный экстерьер и прекрасные охотничьи качества. Этот кобель стал выдающимся производителем в питомнике ВНИИОЗ и значительно повлиял на формирование поголовья русско-европейских лаек Кировской области. В вязках с разными суками он хорошо передавал свой тип и рабочие качества. От него только в питомнике ВНИИОЗ получено более 150 потомков. Среди них было много отличных по экстерьеру и охотничьим свойствам собак, в их числе такие выдающиеся производители, как чемпион Гроза 1549/лре, Зур-П 1313/лре, Нерон 1553/лре, Динка 1311/лре, Галка 1312/лре (все питомника ВНИИОЗ)., Тайга 1521/лре А. С. Машкина, Вьюга 2084/лре Ю. И. Касаткина и др.

Не только от рядовых лаек, но и от выдающихся производителей и чемпионов, имеющих черный с белым окрас, время от времени рождаются серые и серо-пегие щенки. И поэтому вряд ли целесообразно лишь из-за окраса не признавать породными таких щенков, в родословных которых сконцентрированы крови лучших собак породы.

Появлению некоторых недостатков экстерьера у русско-европейских лаек способствуют и современные городские условия содержания, в которых находится значительная часть поголовья. Вследствие таких условий прежде всего обедняется шерстный покров и ухудшается его структура. Отсутствие достаточного моциона ведет также к обеднению мускулатуры, ослаблению связок и ожирению.

В последнее время многое сделано для исправления допущенных ошибок в ведении породы. Требования к оценке экстерьера и породности русско-европейских лаек, а также к ее охотничьим качествам постоянно возрастают. Поэтому можно ожидать усовершенствования этой породы, ее консолидации и стабилизации.

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru