Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

 

Происхождение лаек

Среди северных остроухих собак, которых иностранные кинологи обычно называют шпицеобразными, по характеру использования выделяют три группы пород: ездовые, оленегонные и охотничьи лайки. Для работы в упряжке, перевозки грузов и людей на Севере использовались многие породы собак, в том числе и лайки. Однако имеются и породы, специально предназначенные к тяжелой работе в упряжке. Распространены они на Арктическом побережье и по берегам крупных северных рек.

Для всех пород ездовых собак характерны прежде всего крепкий костяк и некоторая грубоватость, для большинства и крупный рост. На охоте их обычно не используют, но убегающего зверя, в том числе и могучего белого медведя, они стремятся преследовать.

Оленегонных лаек правильнее называть пастушьими собаками тундровой зоны. Их применяют для пастьбы северных оленей (исландская лайка используется для пастьбы овец). Обычно эти собаки ниже среднего роста с живым, мягким характером. Среди них встречаются отдельные особи, способные хорошо разыскивать и облаивать мелких пушных зверьков и глухарей. У большинства же охотничий инстинкт приглушен. У оленегонных лаек нет той неуемной страсти к охоте, которая свойственна охотничьим лайкам.

Охотничьи лайки сформировались в зоне тайги. Они применялись в основном для нахождения и добычи пушных зверей, пернатой дичи и крупного зверя. Их иногда запрягают в нарты для перевозки груза, но это не главная работа охотничьих лаек. В отличие от ездовых собак для «их характерно более легкое строение и благодаря этому способность к более быстрому бегу. От оленегонных лаек они отличаются высокоразвитым охотничьим инстинктом, от некоторых их пород иным строением шерстного покрова и другими особенностями экстерьера.

Эти близкие три группы пород северных собак постоянно смешивались на границах областей своего распространения. Однако различные условия существования и жесткий направленный отбор, обусловленный требованиями их использования, постоянно способствовали становлению местных отродий, четко отличающихся внешним видом и рабочими качествами.

Северных остроухих собак иногда относят к примитивным породам древнего происхождения [90]. Но под примитивностью подразумевают не низкоорганизованные существа со слаборазвитой психической деятельностью, а близость этих пород к их диким предкам, так как исследованиями установлено, что строение черепа первых домашних собак имеет полное сходство с черепом лаек. Не только ученых, но и многих любознательных людей интересовал вопрос, от каких диких предков произошли домашние собаки, в том числе и лайки, как происходило одомашнивание собаки и какие факторы обусловили появление основных признаков, отличающих собаку от ее диких прародичей.

Известно, что внешне лайки нередко очень похожи на некоторых диких зверей — представителей семейства псовых. Крупные лайки серого окраса похожи на волка, некрупные белого и рыжего окраса — на песца и лисицу. Это внешнее сходство усиливается, если собака не держит хвост кольцом. И в конце прошлого века известные знатоки лаек А. Ширинский-Шихматов [111], M. Дмитриева-Сулима [31], охотовед Л. П. Сабанеев полагали, что, кроме волка, предками некоторых отродий лаек могли быть лисица и песец. Так, Л. П. Сабанеев, характеризуя лаек конца прошлого столетия, писал: «...Чистый волкообразный тип собак сохранился только в крайних северных местностях... все же остальные породы северных собак имеют большую или меньшую примесь других пород собак, а также, например в шпицах и шавках, вероятно, и кровь лисицы, а в самоедской, может быть, и песца» [87, с. 87]. Подобные предположения основывались лишь на внешнем сходстве, не были научно обоснованы. Собаки существенно отличаются от лисицы и песца не только различным строением ряда органов, но и биологией размножения.

Высказано несколько научных гипотез о происхождении домашних собак. В соответствии с одной из них предком домашней собаки была гипотетическая «дикая собака» (Canis ferrus), но ее остатки не найдены в отложениях. Предполагалось также, что предком собаки был динго. Однако, по мнению большинства ученых, динго представляет форму, появившуюся в результате вторичного одичания домашних собак. Большинство ученых, в том числе Ж. Сент-Иллер, Ч. Дарвин, академик Д. Н. Анучин, придерживались полифилетической теории происхождения домашних собак, т. е. происхождения от многих видов диких предков. Один из сторонников этой теории, проф. Е. А. Богданов [10] утверждал в начале XX в., что собака произошла не от одного дикого вида и даже не от двух, а от нескольких. По мнению этого ученого, борзые происходили от абиссинского волка (в соответствии с современной систематикой — от эфиопского шакала Canis simensis), догообразные собаки —от.тибетского волка, группа овчарок —от индийского волка, шпицы, пинчеры и терьеры —от обыкновенного шакала и т. п. В 30-х годах текущего столетия убежденным сторонником полифилетической теории был проф. Н. А. Смирнов [90], изучавший лаек. Такой взгляд на происхождение домашних собак утвердился в результате изучения костных остатков и черепов ископаемых собак.

По данным археологических раскопок ученые установили, что в каменном веке, когда произошло одомашнивание собаки, существовали три типа собак. Один из них носил название торфяной собаки. Черепа и другие остатки скелета этих собак были найдены в Западной Европе, в ряде областей европейской части СССР, на юге Сибири. Размерами и формами череп торфяной собаки очень походил на череп шакала (Canis anreus). Для него характерны небольшие размеры, крутой переход от лобной части к лицевой, слабо выраженный затылочный бугор. Лицевая часть короткая и тонкая. Большое сходство в строении черепов и сходная биология размножения домашних собак и шакала послужили основанием считать шакала предком торфяной собаки, а в конечном итоге и предком ряда пород домашних собак, в частности таких, как шпицы, ненецкая и лопарская оленегонные, финская и карело-финская лайки и др.

Два других типа собак каменного века (собака Иностранцева и собака Путятина) сильно отличались от торфяной собаки крупными черепами и сильными челюстями, хорошо развитыми скуловыми дугами и затылочным гребнем, с более плоским лбом и менее выраженным переходом от лба к морде. По размерам и строению черепа этих собак имели сходство с черепом волка, которого считают прямым предком собак Иностранцев а и Путятина. К потомкам собаки Иностранцева и собаки Путятина некоторые ученые относят ездовых собак, овчарок, лаек Сибири, догов и ряд других пород.

Еще недавно широко распространенное мнение о полифилетическом происхождении домашней собаки — от волка и от разных видов шакалов — в последние годы отвергается почти всеми учеными. Такой взгляд сложился с появлением новых данных, полученных в результате специально поставленных исследований, а также в связи с достижениями генетики и этологии (науки о поведении животных). Ученые Института по изучению домашних животных при Кильском университете (ФРГ), занимавшиеся проблемой происхождения домашних собак, провели широкие исследования по гибридизации домашних собак с рядом диких видов семейства псовых, а также по изучению полученных гибридов. Основываясь на результатах многочисленных опытов, они пришли к выводу, что волк и только волк был предком домашней собаки (фото 1). Что касается шакала, то он во многом так резко отличается от собак и волков, что

с уверенностью может быть исключен из списка предполагаемых прародителей [24]. Возможность происхождения собаки от волка подтверждается, как полагают другие ученые, и сходным диплоидным числом хромосом. Их у собаки и у волка 78, а у шакала 74 [23, 91].

Этологи установили также, что характерные черты поведения волков и домашних собак в большинстве случаев совпадают [69]. Волки, как и собаки, не только воют, но и лают, кружатся перед тем, как лечь, поднимают лапу при мочеиспускании и т. п. Тщательное изучение поведения шакалов показало, что у них значительно меньше общих черт с собакой. Шакалы, например, воют и лают совсем не так, как собаки и волки. В противоположность диким собакам и волкам шакалы не проявляют стремления объединяться в семейные группы и обычно живут парами.

По мнению ученых [11], одомашнивание собаки произошло в мезолите — эпохе, переходной от палеолита к неолиту, примерно 12—15 тыс. лет назад. В это время уже были изобретены лук и стрелы, что позволяло добывать животных с более дальнего, чем прежде, расстояния. Коллективная охота, характерная для палеолита, постепенно потеряла свое значение. Люди мезолита, зачастую в одиночку охотясь на разнообразных животных, отличались наблюдательностью и хорошо знали их повадки.

Процесс одомашнивания, очевидно, длился значительное время. На первых порах шло приручение диких предков собаки. Некоторые авторы предполагают, что приручение и одомашнивание собаки происходило на «добровольных началах». Считают, что дикие предки собаки держались вблизи стоянок первобытного человека и кормились остатками его пищи. Взамен они охраняли людей от врагов, предупреждая их о надвигавшейся опасности. Этого не могли не оценить люди и дружелюбно относились к присутствию этих хищников возле стойбища. В дальнейшем, чувствуя доброжелательность человека, дикие предки собаки начали помогать заганивать дичь вовремя охот. И, наконец, пришло время, когда дикий предок собаки перестал бояться человека, стал брать корм из рук и сделался его верным спутником. Примерно такую картину одомашнивания собаки рисует известный этолог К. Лоренц [62]. По сообщению С. Н. Боголюбского [11], аналогичную картину общения с собаками можно наблюдать у австралийцев. В Австралии динго живут как дикие звери, подобно волкам. Но есть и полуприрученные, живущие в стоянках австралийцев. Они свободно бегают по стоянке и окрестностям. Если их плохо кормят, они дичают или уходят к другим хозяевам.

Более вероятен другой путь одомашнивания собаки. Различные исследователи сообщают, что многие народы, находящиеся на низкой ступени развития, любят приручать диких животных. Чаще всего для этого берут детенышей, которых ловят во время охот или находят в логовах. Выкормленные человеком детеныши многих видов диких животных легко приручаются. Некоторые из них становятся не только ручными, т. е. не боятся человека, берут корм из его рук, подходят на зов, но и способны выполнять ряд работ, нужных человеку.

Несомненно, еще в глубокой древности человек находил логова волков и забирал из них волчат так же, как это нередко бывает и в наши дни. Часть пойманных волчат, очевидно, не уничтожалась. Их могли содержать для забавы детям или в качестве резерва пищи.

Волки, как известно, высокоорганизованные и очень сообразительные животные. Некоторые из выращенных и прирученных волков могли проявлять сильную привязанность к человеку. Первобытные люди отличались большой наблюдательностью и восприимчивостью, о чем свидетельствуют изображения охот и животных, выполненные художниками каменного века. Да иначе и не могло быть, так как их наглядно учили суровый повседневный опыт и голод. Человек не мог не заметить полезных качеств прирученных волков и стремился использовать их в своих целях. Основные заботы первобытных людей были связаны с добыванием пищи и стремлением не быть захваченными врасплох неожиданным нападением врагов. И прирученные волки, несомненно, оказывали людям большую помощь во время охоты и в качестве сторожей. Доказательством такого использования волков в те давние времена могут служить не такие уж редкие случаи применения их для подобных целей и в наше время.

К сожалению, они не объясняют, каким образом волк превратился в домашнюю собаку. Прирученный волк, как бы он ни был предан человеку, остается волком. Домашние же собаки, в том числе и очень похожие на волка лайки, отличаются от своего дикого предка рядом важных признаков. Эти различия проявляются в размерах и формах тела, окраске, форме ушей, в манере носить хвост и т. п. Но, пожалуй, главное отличие заключается в утрате собаками строгой сезонности размножения и линьки. Собаки размножаются в любое время года, волки же лишь в определенный сезон. Как известно, сезонная жизнедеятельность у диких животных строго наследуется, а система размножения к тому же очень консервативна, от изменений она защищена генетически (что и гарантирует виду сохранение его «собственного лица»), и преодолеть эту защиту непросто.

Для того чтобы понять, каким образом происходили изменения, превратившие волка в домашнюю собаку, уместно в общих чертах ознакомиться с исследованиями, проведенными учеными Института цитологии и генетики Сибирского отделения Академии наук СССР на серебристо-черных лисицах. Серебристо-черные лисицы, несмотря на то, что человек разводит их в клетках на фермах более 80 лет, сохранили все черты сезонной биологии, свойственные дикому виду: моноэстричность (способность давать потомство только раз в год), строгую сезонность размножения и смены шерстного покрова. Большинство лисиц характеризуется диким типом поведения, т. е. проявляют агрессивно-трусливую реакцию по отношению к человеку. Однако, как показали исследования, в популяциях лисиц встречается около 10 % особей, не проявляющих к человеку ни злобности, ни трусости. Было установлено также, что характер поведения животных имеет наследственную основу [7].

При разведении лисиц, проявивших спокойное поведение, появлялось не только все большее число подобных особей, но и таких, которые выражали активное желание контактировать с человеком. При этом у отдельных животных возникала сторожевая форма поведения. У наиболее ручных лисиц голос в моменты эмоционального возбуждения был сходен с собачьим. Дальнейший отбор по поведению привел к формированию нового типа животных, приближающегося к домашним собакам. Селекция лисиц на поведение не ограничилась изменением самого поведения. У наиболее ручных самок время спаривания сместилось за границы сезона размножения, свойственные виду. Некоторые из них давали приплод в более ранние, сроки, а затем вновь спаривались. У ручных самок сдвинулись также сроки линьки, они стали более растянутыми, а у некоторых линька начиналась задолго до обычных сроков. Изменились не только поведенческие характеристики и сезонная жизнедеятельность животных, но появились и особи с совершенно не свойственными лисицам внешними признаками. У некоторых ручных лисиц были, как и у лаек, закрученные в кольцо хвосты, бурые пятна в области лопаток, ушей и на шее, специфическая пегость (небольшие белые пятна), обычное для щенков положение ушей (опущенные уши).

Все перечисленные изменения произошли в результате селекции на дружеское, спокойное поведение зверей по отношению к человеку, которое исследователи назвали доместикационным типом поведения. По мнению ученых, селекция на доместикационный тип поведения приводит к определенной перестройке нейрогормональной системы регуляции организма, что в свою очередь ведет к активизации функционально неактивных, или спящих, генов. Этим, очевидно, объясняется большой размах и быстрый темп наследственной изменчивости при доместикации животных [7]. Селекция на доместикационный тип поведения бессознательно проводилась человеком с самых первых этапов одомашнивания всех животных, в том числе и при одомашнивании собаки.

Наблюдения за волками, выращенными в неволе, показывают, что среди них наряду со злобными, недоверчивыми и трусливыми особями есть и такие, которые отличаются не только большой привязанностью к тому, кто их выращивал, но и стремятся выразить доброжелательность ко многим другим людям. Очевидно, только волки с таким типом поведения могли оставаться длительное время рядом с человеком. А размножение таких волков способствовало появлению не только многочисленных потомков с доместикационным типом поведения, но и к возникновению других доместикационных признаков, о которых уже упоминалось в отношении серебристо-черных лисиц, т. е. закрученных в кольцо хвостов, пежин, сдвигов в сроках размножения и т. п. Продолжавшийся в течение веков отбор в этом направлении привел к созданию домашней собаки, многообразие пород которой отмечается в наше время.

Среди других пород домашних собак охотничьи лайки являются наиболее древней ветвью и ближе всего стоят к волку. С волками их сближает строение черепа, сухая клинообразная морда, относительно небольшие стоячие уши, умеренные размеры глаз, в основном с косым разрезом век, общий характер шерстного покрова, невысокая, по сравнению со многими заводскими породами, плодовитость. Лайки при суровых условиях содержания размножаются так же, как и волки, раз в год. Следует добавить, что к лайкам, особенно к ездовым собакам, человек нередко приливал кровь волка, поэтому так глубоки кровные связи лаек со своим диким предком.

Охотничьи лайки формировались как незаменимые помощники при добывании диких животных у народов, населявших лесную зону Европы и Азии. На такой обширной территории они были единственной породной группой охотничьих собак, с которыми с глубокой древности охотились на белку, куницу, соболя, лося, медведя, глухаря, уток и т. д. В ряде мест лайки одновременно использовались и как сторожевые собаки, хотя это и не было их основной работой.

Суровые условия содержания, при которых могла выжить не каждая собака, способствовали появлению у лаек многих ценных свойств. Их организм приспособлен к более полному по сравнению с организмом собак других пород усвоению получаемого корма. Они могут переносить длительное недоедание и быстро восстанавливать свои силы. Лайки хорошо приспособлены к перенесению сильных морозов, неплохо чувствуют себя они и в жаркую погоду. Вольное содержание, с одной стороны, и строгое отношение охотников к поведению и качеству работы лаек, с другой — способствовали появлению у них определенной самостоятельности, большой сообразительности и мягкого, послушного характера.

Сравнительно одинаковые требования работы по тем или иным охотничьим зверям и птицам (облаивать белку или глухаря, остановить и облаивать лося, задержать медведя и т. п.), сходные физико-географические условия (продолжительная холодная, снежная зима) и условия содержания (круглый год на открытом воздухе) определили большое сходство и внешнее, и охотничьих свойств лаек, обитающих даже в очень отдаленных друг от друга районах. Обычно это собаки среднего размера, крепкой, сухой конституции и уравновешенного типа поведения. Голова у лаек клинообразной формы с плавным переходом от лба к морде. Морда сухая, суживающаяся к концу, нередко заостренная, с плотно прилегающими к челюстям губами. Уши стоячие, треугольной формы, вершины ушей заостренные. Глаза темные, с умеренно косым разрезом век. Хвост загнут кольцом и прижат к спине или бедру. Шерстный покров очень густой, состоящий из прямых, относительно длинных грубоватых остевых волос и короткого, тонкого, мягкого, плотного подшерстка. Длинный шерстный покров шеи на границе с короткой шерстью головы образует характерную для лаек «муфту», или баки, наиболее выраженные у кобелей. У лаек очень хорошие слух, обоняние и зрение. Собаки энергичные, подвижные, ловкие и выносливые.

Такими всегда представляем себе этих замечательных собак, которых создал человек в глубокой древности. Помня это, не следует забывать и того, что в современных лайках сконцентрирован труд многих сотен человеческих поколений, вкладывавшийся небольшими порциями в течение многих веков. Появление каждого нового типа лаек всегда осуществлялось из уже имевшегося материала, нередко очень хорошего, без которого невозможно было появление нового.

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru