Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Глава пятая

I

Приручение и акклиматизация тетерева

 

Не подлежит никакому сомнению, что опыты приручения и даже разведения такой обыкновенной дичи, как тетерев, делались гораздо раньше, нежели начали думать об акклиматизации и одомашнении различных новых пород животных, гораздо прежде появления акклиматизационных садов и их неоправдавшихся надежд на увеличение числа домашних животных. Вероятно, не одному только любителю птиц вообще, но даже крестьянину удавалось находить только что вылупившихся тетеревят и при некотором терпении выкормить хотя бы одного из них или же, что еще чаще, подкладывать найденные яйца под курицу-наседку.

В настоящее время на основании многих произведенных опытов нет никакой особой трудности так или иначе воспитать тетеревят, высиженных ли тетеркой в лесу или курицей. Но вопрос об акклиматизации тетерева все-таки почти не подвинулся, так как вполне Домашнею птицею он еще не сделался. Хотя уже многие получали несколько поколений тетеревов и вообще достигли лучших результатов, чем при подобных же опытах с глухарями, труднее выживающих в неволе, но тем не менее это осталось и, вероятно, останется прихотью и забавою любителей, и притом забавою весьма дорогою. Гораздо выгоднее, по нашему мнению, обратить внимание на сохранение и безопасность этой дичи в лесу, чем с гораздо большими издержками и хлопотами разводить ее в птичнике.

Но так как, строго говоря, сама охота в противуположность промыслу есть такой же предмет роскоши, каким может назваться в сравнении с положительными знаниями и ремеслами — изящные искусства, то, имея в виду то обстоятельство, что и у нас есть немало охотников до содержания, выкармливания и даже разведения различных диких птиц, а иногда и зверей, нельзя не рассмотреть с достаточною подробностью известные до сего времени правила выкармливания и разведения этой дичи. В этих мелких заботах о лишенной свободы птице, какая бы она ни была, сказать по правде, гораздо более поэзии, чем в ее убийстве, и каждый птицелов и любитель птиц с не меньшим правом может причислить себя к числу охотников, так как и в нем горит все тот же священный огонек любви к природе!..

Самым полным и обстоятельным исследованием над приручением и одомашнением тетеревов мы обязаны Хватову, поместившему свои наблюдения в журнале «Акклиматизация»( См. 1860 г., вып. IV, стр. 145—153 — «18-летние опыты приручения и одомашнения тетеревов-березовиков». ), а потому мы приводим их здесь с некоторыми небольшими пропусками, сделав некоторые примечания к ним. В таком большом труде, как наш, такие выписки неизбежны, и чем переделывать на свой лад чужие наблюдения, будем лучше приводить их во всей или почти во всей целости и последуем в этом примеру Брема, который едва ли не две трети своей «Жизни животных» заимствовал дословно у самих наблюдателей. Монография, так же как книга, тем и отличается от статьи, что неминуемо должна обнять весь предмет со всех его сторон, а это возможно только при знании источников и пользовании ими.

«Опыты мои, говорит Хватов, над приручением и одомашнением тетеревов-березовиков состояли в следующем:

1. Поймав в лесу маленьких тетеревят, я воспитывал их в комнате; они были очень ручны, но при малейшей свободе улетали в леса. Случалось, что они года по два жили постоянно с домашними курами и, несмотря на то, навсегда улетали.

2. Выбирая в лесу из гнезд тетеревов-березовиков яйца, я подкладывал их под русских кур, которые обыкновенно садятся на яйца в жилых избах. Хотя куры высиживали тетеревят много, но воспитать удавалось мало. Случалось, что несколько штук их оставалось в живых, но потом все они дохли в августе, когда начинали у самца показываться черные, а у самки пестрые перья. Эта смертность, обусловленная трудным оперением, зависит от того (?), что тетерка сидит на яйцах 28, а курица — 21 день.

3. Приметив гнездо тетерки, я допускал ее сидеть на яйцах 1— 2недели и потом вынутые яйца подкладывал под курицу, которую заставлял рассидеться в этот промежуток времени. Курица высиживала тетеревят и ходила с ними, как с обыкновенными цыплятами, но к осени оставалось их очень не много. Причиною разных болезней и смертности этих тетеревят были неестественное высиживание и неестественный корм, который был у меня такой же, как и для русских цыплят.

4. Тетеревиные яйца были подложены под индейку, которая высиживала их, как должно, в 28 дней. Но воспитание тетеревят тоже шло неуспешно; во 1-х, индейка по своей тяжести многих тетеревят давит или увечит, во 2-х, она неохотно садится согревать их. Если удавалось воспитать тетеревят до осени, то они легко перились и оставались в живых зимой; но не токовали и не несли яиц, живя у меня по два и по три года. Замечательно, что тетеревята, выведенные индейкою, движениями очень походили на индеек, а не на тетеревов.

5. Следующий способ приручения оказался удачнее прочих; следуя ему, я успел вывести племя одомашненных тетеревов.

Заметив в лесу гнездо тетерки, преимущественно старой, в котором было бы не менее 10 яиц, я допускал ее сидеть на них три недели. В то же время из рассидевшихся наседок я выбирал такую, которая сидела на своих яйцах две недели(«Наседку должно сажать на открытом воздухе в гнезде, сверху закрытом от непогоды, огороженном частоколом или плетнем в сажень вышиною, на пространстве 40—50 квадр. сажень, обтянув верх его сеткой для защиты от хищных птиц и зверьков» (Хватов). ). Затем, выбрав из гнезда замеченной тетерки яйца в корзинку, выложенную внутри перьями или хлопками, и покрыв чем-нибудь теплым, я переносил их осторожно и подкладывал под курицу, предварительно вынув собственные ее яйца и подложив их под другую, также подготовленную наседку. Курица высиживала тетеревят и по своевременности высиживания почитала их своими цыплятами.

По выводке тетеревят должно немедленно ставить в садок воду в 2—3-х неглубоких поддонках; в первый день тетеревятам корм не нужен, но вода необходима. Затем, на второй день или еще с вечера, набросать по всему саду маленьких тараканов( Тараканов надо ловить в медный таз, обмазав внутренние края его деревянным маслом, или обметать их крылом со стен и проч. в русских избах; потом, обварив кипятком, слить воду, рассыпать на доску, остудить и давать тетеревятам ) и муравьев( Муравьев ловить так: стеклянную банку оклеить снаружи холстом, а внутренние края обмазать сверху деревянным маслом и зарыть по самое горлышко в муравьиную кучу. Спустя несколько часов в банку наползет множество муравьев, которых обварить кипятком и давать тетеревятам. ), обваренных кипятком; разных насекомых, какие случатся: червей, свежих муравьиных яиц, продолжая такого рода кормление, смотря по надобности, а наседке давать овес, печеный хлеб и творог. На ночь тетеревят всегда загонять в гнездо, в котором были высижены; это необходимо для успешного одомашнивания, 1,5—2 недели спустя можно курицу отпускать с тетеревами на волю для гулянья и приискания пищи, приучая их к этому постепенно и только присматривая, чтобы на них не напали собаки, кошки и т. п.

Если какой-нибудь тетеревенок станет невесел, нахохлится, лениво ходит, то это значит, что он озяб и не мог очиститься от смолевого помета. В таком случае, немедля налив в чайное блюдечко и т. п. крепкого хлебного вина или раствора нашатыря в спирте, опустить в него минуты на две ноги тетеревенка и потом этим же вымазать у него под крыльями и гузку или то место, из которого вырастает (!) хвост. Если же окажутся белые быстро шевелящиеся червяки в помете тетеревят, то обычный корм их (тараканы, муравьи и проч.) пересыпать мелким сахаром (на полную горсть корма — чайную ложку сахара), отчего тетеревята очистятся.

Спустя месяц, если тетеревята здоровы и бодры, можно постепенно, но без принуждения приучать их к прибавке к прежнему корму мелко искрошенного мякиша белого хлеба из 2-го сорта крупчатки. Когда поспеют ягоды, то давать тетеревятам любимые ими чернику, клубнику, землянику, бруснику, последнюю нужно мочить в воде — для зимы; прочие ягоды тетеревята едят неохотно( По Фридериху («naturgesch. d. Haus, Jagd und Stuben-Vogel»), тетеревят выкармливают также растертым мясом и яйцом ).

Месяца через два курица бросает тетеревят и возвращается к своему стаду, как это делают все русские куры с собственными своими цыплятами, принимаясь потом снова нести яйца. Тетерка, напротив, ходит с детьми круглый год (?!!), если не разлучится с ними по какому-нибудь случаю. Это неестественное для тетеревят обстоятельство имеет на них влияние: по уходе курицы они, робея, не трогаются с места, пищат и худо принимаются за корм. В это время при них должен быть неотлучно тот человек, который приносил им корм; он должен рассыпать перед ними наиболее любимый ими корм, приговаривая: теринъка (слово это необходимо употреблять с самого их рождения). На ночь тетеревята пригоняются на то место, где они ночевали с мнимою матерью. В 2—3 дня они привыкнут и будут гулять своим обществом; но необходимо, чтобы как можно чаще навещал их тот человек, который кормит их и которого они уже примут за мать.

Когда в поле начнет поспевать зерновой хлеб, то, нажав в прозелень снопиков овса, пшеницы и гречихи, ставят или привязывают их в садке, дабы тетеревята постепенно привыкли к зерновому хлебу, которым должны питаться зимою. Но так как при кормлении одним зерновым хлебом они не переживают зимы, то необходимо раза два в неделю давать им белого хлеба из 2-го сорта крупчатки, изрезанного на кусочки в кедровый орех величиною; сверх того привязывать кочней свежей капусты, березовых банных веников и давать моченой в воде брусники.

Зимнее помещение пристроить всего удобнее к садочку, в котором тетеревята высижены и воспитаны и где им всего лучше укрываться во всякое время от непогоды. Зимою содержать их можно при такой температуре, чтобы не замерзла вода; если же помещения особого не имеется, то они могут жить и на холоде, но не ниже — 10°Р, в противном случае ознобятся, потому что, живя на воле, они зарываются во время морозов глубоко в снег. Вместо воды можно давать им снег. Зимою необходимо ежедневно или по крайней мере через день часа на два отпускать их в садок; этот садок на зиму покрывается вместо нитяной сети плетнем из прутьев, а в апреле по-прежнему обтягивается сетью; впрочем, не худо и летом четвертую часть садка оставить под плетневою покрышкой, потому что тетеревам полезна тень в жары; для этого же не мешает посадить в садке несколько тенистых кустов.

Выведенные курицею тетерева в первую весну будут токовать позднее лесных; но этого нечего опасаться: они во всяком случае будут токовать и выведут детей, которых воспитать гораздо легче, чем высиженных курицею. Дело понятное! Тетерка всякий корм, раздробив прежде, дает детям своим из клюва, скликая их особым криком (как бы говоря: «на» или «возьми»), на который они проворно подбежав, хватают у ней из клюва без очереди и без ссоры. Курица, напротив, взяв корм в клюв и скликая цыплят, показывает и бросает корм на землю, сопровождая это особым многократным криком, который как бы выражает: «вот бери». Русские цыплята хорошо понимают этот призыв; тетеревята же, прибежав, смотрят прямо в клюв курицы и, не видя в нем ничего, бегут прочь; от этого из 12-ти тетеревят, выведенных курицею, едва удается воспитать 4—5; а у тетерки редко бывает убыль, и то не от голода и холода, а от случайных причин.

Когда тетеревят выведет русская курица, то к ней можно ходить безопасно; а если высидит сама тетерка, то входить к ней в садок, чтобы поставить корм или воду, должно осторожно, потому что вообще все лесные птицы защищают своих птенцов, как умеют. Тетерка, увидев приближающегося человека или животное, притворяется, будто не может ни лететь, ни бежать; она хлопает крыльями на одном месте, но чуть приблизишься к ней, чтобы поймать, побежит и продолжает бежать по мере преследования, стараясь отвести любопытного от того места, где скрылись ее птенцы; по миновании же опасности она возвращается на прежнее место и скликает детей особым криком. Этому природному инстинкту следует тетерка и в садке в первые дни по вылуплении молодых, но потом оставляет.

Молодых тетеревят нужно к осени подперивать, т. е. в крыльях остричь ножницами бородки перьев, но самых перьев никогда не обрезывать. Это делается для того, чтобы тетеревята не улетели, и продолжается до трех поколений, но даже и тех, если бы нужно перевезти в другое место, должно подперить.

Для току сводить в половине марта с молодым самцом 2—3, а со старым (2—3-годовалым) 5—6 самок. Двух старых самцов в одном месте спускать нельзя, потому что они убьют или изувечат друг друга, и оба ничего не сделают. Для холостых нужно иметь особое закрытое отделение, чтобы не могли улететь для тока в лес; когда же они начнут линять в конце мая, то уже не думают об отлете.

Для тетеревов-березовиков смертельный яд — горох, особенно зеленый, который они глотают цельными стручьями и спустя несколько часов умирают в мучительных судорогах( Это если и справедливо, то относительно зеленого гороха, стручьями которого тетерев действительно легко может подавиться. Зрелый горох тетерева, напротив, очень любят и осенью часто летают с этою целью на гороховища ). Относительно содержания взрослых тетеревов-березовиков замечу следующее.

Загородки против помещения для тетеревов нужно выложить дерном, потому что весною им нужна трава, а не песок; эта загородка покрывает сверху нитяной сеткой для защиты их от хищных птиц и зверьков. К одной стороне загородки должно насыпать носилок пять огородной земли, в которой старые и молодые тетерева любят порхать.

Содержать зимою тетеревов должно при такой температуре, чтобы не замерзла вода; корм, состоящий из двух частей пшеницы, смешанных с одною частию овса, должен находиться у них безвыходно; сверх того необходимо давать им раз или два в неделю простой капусты целыми кочнями, оборвавши верхние листья, и ежедневно по две горсти брусники и мелко искрошенного белого хлеба. Воду переменять два раза в сутки. Наблюдать, чтобы все сказанное исполнялось в точности; от недостатка корма они ослабеют и не будут в состоянии своевременно пониматься.

В марте месяце, если будет тепло, выкидать из загородки снег и приладить выше и ниже несколько жердочек для насестей, какие сделаны в тетеревятнике; покрыв загородку сверху мережкою, выпускать тетеревов ежедневно для прогулки; при этом замечать, который из самцов будет сильнее токовать (ворчать) и обижать другого, того и оставить с тетерками, а холостого отсадить в особое отделение и содержать как сказано выше. В апреле открыть на все лето окошечко в тетеревятнике для выхода тетеревов в загородку.

В конце апреля или в начале мая поставить в углах загороды два бездонных ящика около аршина в длину и ширину и вершков десяти вышиною, в которых прорубить окошки с восточной и южной сторон для входа и выхода; близ ящиков набросать достаточно моху и мягких былинок травы, из которых тетерки сами приготовят в ящиках гнезда. Если же которая из них захочет устроить гнездо вне ящика, то позволить ей нестись и потом уже поставить на гнездо бездонный ящик, в котором она будет продолжать свое дело.

Когда тетерки сядут на гнезда, тогда отнять и пустить к холостому; самцов держать в загороде, в которой должен быть дерн, а не песок; необходим также и чернозем — для порханья. С молодыми тетеревятами поступают как сказано выше».

Вот все, что можно сказать о содержании и разведении тетеревов в неволе. Прибавлять к этому почти нечего, так как сколько нам известно, наблюдения западноевропейских любителей и зоологов не имеют такой полноты, хотя, быть может, у них и найдутся некоторые полезные указания, разбросанные в различных периодических изданиях.

II

В заключение нам остается сказать несколько слов о том значении, какое имеет тетерев в ряду прочих промысловых птиц.

Несмотря на то, что здесь нам приходится пользоваться единственно собственным, еще весьма неполным и вдобавок еще не вполне обработанным материалом, мы можем сказать безошибочно, что по количеству добычи тетерев занимает второе место и что после рябчика ни одной дичи не добывается в таком большом количестве. Так, напр., по собранным нами сведениям, в зиму 1874/75 года в одну Москву было привезено их гораздо более полумиллиона пар( Сведения собирались только в Охотном ряду у оптовых торговцев, имеющих сношения с весьма отдаленными местностями. Ближняя же, особенно подмосковная, дичь, которую, конечно, нет возможности усчитать, останавливается и на других рынках, особенно на Таганском и у Серпуховских ворот, также у Тверских, Калужских, на Смоленском рынке и у Сухаревой башни, но в сравнении с тем количеством дичи, которое привозится подрядчиками из дальних губерний, количество дичи, покупаемое непосредственно этими мелочными торговцами, составляет весьма незначительный процент общей массы. Главными торговцами считаются Шилягин и Луфь-ев. Первому было доставлено в эту зиму 268 тысяч, а второму 284 т. пар тетеревов. Все же остальные торговцы не получили и третьей части, не более 150 т. пар этой дичи ). Тем не менее тетеревов все-таки привозится в Москву почти вдвое меньше, чем рябчиков, и Вавилов напрасно воображает, что тетерева идут из северных губерний миллионами, а промышленники ловят их тысячами. Это тем более неверно, что в прежние времена дичи доставлялось в Москву несравненно менее, чем лет десять тому назад: Нижегородская и Вологодская железные дороги увеличили привоз дичи из северных и северо-восточных губерний, даже Западной Сибири, и если дичь вздорожала, то это вовсе не потому, что ее стало подвозиться менее (то справедливо только относительно подмосковных губерний), а потому, что из Москвы громадное количество дичи, даже большая часть ее, идет в средние и южные губернии, сообщение с которыми стало несравненно удобнее прежнего( Кроме того, повышение цены на дичь зависит также от повышения цен на мясо. По словам самих торговцев, дичи привозится в Москву втрое более, нежели привозилось прежде ). Точно так же через Москву же, которую во всяком случае надо считать центром торговли дичью, и через московских торговцев, но без остановки в Москве (вследствие чего она и не входит в наши расчеты) идет дичь в Петербург, а оттуда за границу. Сам Петербург непосредственно получает дичь только из Олонецкой и частию Вологодской и Архангельской губ., а дальняя, т. н. сибирская дичь, куда относится, впрочем, вятская, пермская и даже казанская, принимается в Казани от подрядчиков приказчиками московских торговцев, и только один из петербургских имеет там своего приемщика( Один из самых крупных подрядчиков восточных губерний Калинин живет в Красноуфимске и собирает дичь на тысячу верст, даже более. В 1874—75 г. им было доставлено в двух партиях 130 000 пар разной дичи, преимущественно рябчиков и тетеревов ). Несмотря на это, количество дичи, привозимой в Петербург, принимая в соображение довольно значительную отправку за границу, должно быть гораздо более количества, привозимого в Москву; но Петербург для нас в этом отношении совершенная terra incognita.

Оставляя до более благоприятного времени подробное рассмотрение как самого способа ведения торговли дичью в запрещенное и незапрещенное законом время,' так и способа собирания дичи подрядчиками и пр. и проч., упомянем только о том, что касается собственно тетерева, его привоза, цен на него и сохранения.

Обыкновенно привоз дичи, а также и тетерева, прогрессивно увеличивается с декабря, когда приходят первые транспорты дальней дичи, известной вообще под названием сибирской. Из восточных и северо-восточных губерний приходит, по крайней мере, 3 / 4 всего числа; из ближних губерний только из Нижегородской доставляется еще довольно много тетеревов, что обусловливается тем, что сюда же следует причислить дичь, добытую в Костромской и северной части Тамбовской губернии. Именно в Семеновском уезде живет много прасолов-подрядчиков, скупающих дичь на триста и более верст в окружности. Вообще настоящий привоз тетеревов, равно как и другой дичи куриной породы, начинается не ранее октября, когда они пойдут из Владимирской, Нижегородской и Вологодской губ. До этого времени доставляется только ближняя дичь, и то принимаются различные меры во избежание порчи, именно: она потрошится, и внутрь каждой птицы кладут сучок-другой мозжухи, также и в рот.

Тетерев, как и другая дичь, доставляется в Москву всегда по железной дороге, и гужевая перевозка его прекратилась уже много лет назад: вся дичь идет на подводах только до Нижнего, Вологды и вообще до ближайшей станции. В прежнее время она доставлялась б. ч. на тройках, причем на каждую шло, напр., 1200 пар тетеревов. Теперь же дичь идет из ближних местностей, а следовательно до заморозков, в высоких четырехугольных плетеных корзинах, более узких снизу, сделанных из драни или ивовых прутьев( Ближайшая дичь идет в обыкновенных платяных корзинах. В четырехугольных везут ее больше из Семеновского у ); они имеют аршина 1,5 длины и ширины. Птица перекладывается или соломой, но чаще еловыми ветвями, продергиваемыми на- сквозь корзины: так она гораздо менее мнется, а отверстия корзины делают возможным циркуляцию воздуха. Начиная с заморозков дичь идет больше в коробах, но дальняя иногда получается (зимой) также в сороковых бочках или просто в рогожаных тюках.

От количества привоза зависит и цена тетерева. Между тем как летом она доходит до 2 р. за пару (принимают в лавки), в сентябре она спускается иногда до 1 р. 20 к., а когда в декабре придут первые транспорты из Сибири, то цена на них падает ниже рубля; последние транспорты, приходящие в марте, самые дальние и большею частию заключающие в себе испорченную дичь, принимаются, как, напр., в 1874—75 гг., до 25—30 к. пара.

Лучшая отборная и свежая дичь последнего привоза, однако, сохраняется впрок на весну и начало лета, хотя в сравнительно небольшом количестве; т. напр., тетеревов оставляется в запас немного более 1000 пар( Так, в зиму 1874—75 г. Луфьевым было заготовлено впрок 750 пар, Шилягиным — НО, а всеми прочими торговцами — не более 200 пар тетеревов). Дичь вообще сохраняется в огромных железных цилиндрах с глухой крышкой; вышина его 2,25, а ширина — аршина 1,5. На дно цилиндра насыпается самый сухой овес; дичь укладывается рядами, причем каждый пересыпается овсом. Обыкновенно на лето заготовляют впрок только рябчиков, тетеревов и серых куропаток; в каждом ряду лежат все три вида дичи: с краю тетерева, потом рябчики и в средине куропатки. Вниз кладется самая отборная и свежая дичь (что узнается сразу по глазам, которые у давно убитой птицы всегда очень вваливаются), твердая, как кость; в верхних же рядах помещается обыкновенно дичь послабже. Каждая форма заключает в себе от 350 до 500 пар дичи.

Изо всех этих трех пород тетерев считается самою прочною дичью. Действительно, он в этом почти не уступает глухарю, которого мясо, однако, мало уважается. Напротив, тетерев предпочитается всем другим птицам из куриной породы, за исключением рябчика и фазана. Еще вкуснее молодые тетеревята, почему не удивительно, что за них платят в Москве дороже, чем за взрослую птицу в самое дорогое время. Вкус мяса тетеревят обусловливается белыми грудными мускулами; но когда молодой тетерев перелиняет, только нижний слой остается белым, а остальное мясо принимает темный цвет. По Белову, мясо грудных мускулов тетерева имеет три различных вкуса: говядины, куропатки и фазана; но, не будучи гастрономом, не беремся утверждать, насколько верно мнение этого наблюдателя.

В заключение этого краткого и весьма еще неполного очерка торговли этою птицею заметим, что в последнее время, именно, по-видимому, с 1869 года в Бухарию везут из Москвы огромное количество косачиных хвостов, которые, как говорят, идут там для украшения шапок. Не знаем, правда ли это, но верно, что было трудно найти косача с хвостом, который продавался отдельно по 7 р. за сотню, а в Бухарин ценился уже по 15 рублей, т. е. по 15 к. за штуку. Отсюда легко заключить, как велик был спрос на это украшение. В последнее время, впрочем, мода на них проходит, и в Бухарию повезли из Москвы сорочьи хвосты.

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2021 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru