Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Черная казарка

 


Рис. 33. Черная казарка
У черного гуся, или черной казарки (рис. 33) оперение головы, грудки и шеи черные. На шее неполный белый ошейник, образующийся в результате имеющихся на шее двух белых пятен, расположенных по бокам. Остальное оперение темно-серое. Маховые перья черные, подхвостье белое. Клюв и лапки черные с оливковым оттенком.
Черная казарка гнездится по всему нашему северному побережью и на островах Ледовитого океана.
На зимовку черные казарки, гнездящиеся в западной части Арктики, летят на Британские острова и в Западную Европу, а часть долетает до Атлантического побережья Соединенных Штатов Америки. Гнездящиеся в восточной части Сибири зимуют в северном Китае и по Тихоокеанским берегам Америки.
Внутри нашего материка черная казарка наблюдается редко.
Биология и особенности поведения различных видов гусей весьма близки. Гуси относятся к долговечным птицам: отдельные особи живут до трицати пяти лет.
Гуси являются резко выраженными моногамами. Самец, спарившийся с гусыней, не расстается с ней в течение всей жизни. В высиживании молодняка гусак участия не принимает, но в выращивании и охране потомства от врагов помогает гусыне очень активно.
Пища гусей состоит преимущественно из растительных кормов: зерен злаков, свежего травостоя и водной растительности. Но подрастающий молодняк поедает молюсков, личинки различных насекомых, мелких ракообразных и другие животные корма. Когда же во время пролетов гуси вынуждены бывают подолгу задерживаться на морском побережье, в этот период они питаются преимущественно животной пищей.
Как только степи и пашни начинают освобождаться от снега, гуси после долгой зимовки в чужих краях стройными вереницами и треугольниками появляются в нашей средней полосе.
Как и все пролетные птицы, гуси из года в год идут одними и теми же налетанными путями. Прилет их бывает обычно недели на полторы-две позднее прилета кряковых уток.
Долетев до средней полосы, в ожидании пока на далеком севере не наступит весна, гуси задерживаются здесь примерно на целый месяц. Особенно большое количество гусей скапливается во время весеннего пролета в Сибири: в Читинской области, в Бурят-Монгольской АССР, в Красноярском крае, в Новосибирской, Омской, Тюменской, Курганской областях, в северной части Казахстана и по Арало-Тургайской низменности.
После зимовки гуси прилетают к нам крайне истощенными. Найдя в степях полосы после убранных прошедшей осенью хлебов, гуси начинают собирать на них оставшееся зерно. Здесь они быстро, в течение каких-нибудь двух недель, отъедаются и становятся жирными, точно откормленные домашние гуси.
Сибирские охотники-гусятники первое время (с прилета) гусей даже и не стреляют, пережидая, пока они отъедятся.
Гуси очень прожорливы. У убитых, во время очередного возвращения с пашен на водоем, пшеница буквально выпирает из клюва. Когда гуси повадятся летать кормиться на пашни на посеянное зерно, они наносят иногда значительный ущерб урожаям хлебов.
У гусей, задержавшихся в определенной местности до отлета на север, устанавливается закономерность их перелетов с водоемов (озер, обширных открытых болот и весенних речных разливов) на пашни и обратно на воду. В течение суток кормиться на пашни гуси летают дважды. Расстояние гусей при этом не смущает; они часто летят с водоемов на поля, находящиеся на расстоянии до 20 км. Разлетевшись по обширным пашням и выставив дозорных, гуси кормятся часов до восьми.
Из всей пернатой дичи гуси едва ли не самая организованная птица. Так, прежде чем подняться в воздух, после того как они до отвала наберутся зерна, от них отделяется один из старых опытных гусаков, который не спеша, на высоте 250-300 м, изредка погоготывая: го-гок, го-гок..., летит над теми местами, где полетят все гуси на отдых. Только после возвращения разведчика, гуси поднимаются в воздух и летят на дневку - на широкое зеркало воды, на просторные открытые болота или оставшиеся незатопленными полой водой гривы-отмели.
Надлетев над тем местом, где они намерены остаться на отдых, один за другим следом за вожаками, забавно кувыркаясь в воздухе, они снижаются и садятся на воду. Когда их слетится в общую кучу огромное множество, какой же у них поднимается шум, гогот, игры - только брызги летят в воздух. Они рады наступившему теплу, пришедшей весне, сытой жизни и предвкушению скорого перелета на места своих гнездовий - в далекую заполярную тундру.
Напившись и накупавшись под присмотром зорких бдительных дозорных, гуси остаются на местах дневки часов до трех дня. И опять стая за стаей летят на пашни иногда иными путями, особенно если утром по ним стреляли охотники.
На водоемах группы гусей держатся обычно в одном общем огромном табуне, но по сигналам вожаков поднимаются отдельными группами.
На полях они проводят остальную часть дня, и на вечерней заре, когда солнце уже склонится к горизонту, а иногда почти уже в темноте, молча, точно крадучись, гуси возвращаются на водоем, чтобы здесь провести до зари короткую весеннюю ночь.
В ветреную погоду, когда на обширных водоемах поднимается большая волна, гуси нередко на ночь остаются на полях.
Если гуси опустились на открытую воду, нередко, дождавшись, когда совершенно стемнеет, они бесшумно подплывают к берегу и здесь на отмелях спят, ожидая начала рассвета, чтобы вновь лететь на поля.
У гусей имеется определенная звуковая сигнализация: об опасности, о найденном корме, о подъеме в воздух; команда угомониться; замолчать и, вероятно, много других интонаций в их гортанном гоготе, которым они каждый раз деловито о чем-то перекликаются.
Быстро пролетают чудные весенние дни, и уже к концу мая в средней полосе устанавливается теплая, почти летняя погода. А в нашем Заполярье весна только еще наступает.
Гуси хорошо знают календарь погоды.
В Сибири, где еще гусей на пролете бывает много, около 25 мая собираются они на крупных водоемах в огромные стаи. Всю ночь слышно их неумолчное гоготание, точно гуси чем-то сильно встревожены.
Охотясь на гусей на больших степных озерах, мне не раз приходилось слышать и наблюдать такие сборища этих чудесных птиц.
Точно сговорившись, что наступила пора лететь к местам гнездования, ближе к утру, еще затемно, стая за стаей поднимаются гуси в воздух и, выстроившись, берут курс уже не на поля, как это делали они вчера, а строго на север.
За одну ночь в угодьях не остается почти ни одного гуся, разве больные да подранки останутся поневоле.
После привычного гусиного гомона, слышимого в течение всей весенней охоты на эту строгую дичь, в угодьях наступает непривычная тишина. Прилетев в тундру, гусыни сразу же приступают к кладке яиц. Гнездо свое они устраивают на кочке и откладывают в него от 6 до 11 яиц. Насиживание их происходит в течение двадцати восьми дней. После вывода молодняка у гусей наступает период линьки, который протекает у них очень болезненно. Они теряют на крыльях все маховые перья и отсюда способность летать.
В этот период на Крайнем Севере местные жители, к сожалению, до последнего времени варварски истребляют гусей, загоняя их в сети. В один загон добывается иногда до тысячи птиц. С этим злом необходимо бороться на местах самыми жестокими мерами.
Рост молодняка у гусей протекает удивительно быстро. Появившись на свет примерно в начале июля, уже к началу сентября, т.е. всего в течение двух - двух с половиной месяцев молодые становятся крупными птицами размером с родителей, и когда табуны гусей в конце сентября - в октябре возвращаются на зимовку на юг, молодых трудно бывает отличить от старых.

Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru