Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Глава III.

Гаршнеп.

Малютку-гаршнепа, этого крошечного представителя славной долгоносой братии, многие охотники знают очень плохо и даже иногда принимают его просто за недоразвившегося уродца-бекаса. Между тем, это, конечно, не так и гаршнеп отличается от бекаса не только своим внешним видом и величиной, но и своим нравом, поведением и местожительством.

Любимое местопребывание гаршнепа—совершенно чистые, малотравные и грязные топи, ржавые плеса, илистые берега озер или, наконец, топи, поросшие хвощами, камышем или осокой. Особенно же любит гаршнеп растущие по воде погорелые хвощевники, поломанные, почерневшие, с грязными плешинами и высунувшимися корнями болотных трав. В таких угодьях всегда можно расчитывать найти гаршнепов, так как они собираются сюда со всех окрестностей. В иных-же местах, как местных, так и пролетных (за исключением весны, когда гаршнеп держится часто на луговых болотах) гаршнепов встретишь очень редко и всегда случайно.

Мне приходилось не раз, охотясь в такой местности, где гаршнеп вообще был очень редок, неожиданно наталкиваться на довольно значительные скопища гаршнепов, появившихся вдруг—по каким-либо причинам—на удобных для них местах.

Помню однажды, когда я в сентябре месяце натолкнулся и взял за каких-либо полчаса охоты более десятка гаршнепов, появившихся неожиданно и неизвестно откуда в осоке, росшей по топкому илу озерной заводи. Обычно здесь можно найти только—и то ранним утром во время кормежки—одних бекасов... Но осоку скосил лесник на подстилку скоту и между ее торчащих из жидкой грязи корней нашли себе приют гаршнепа...

О приблизительно аналогичном случае рассказывает и С. Т. Аксаков:

„Однажды весной, когда вся птица уже прилетела и везде по удобным местам появились гаршнепа, —говорит он в своих „Записках ружейного охотника", —ушел у меня в деревне огромный пруд, заросший почти весь сплошным камышем, который зимой был скошен на разные деревенские потребности. Гаршнепы пропали не только на болотах около пруда, но и на местах довольно отдаленных; дупели и бекасы остались, гаршнепа—ни одного. Я, ничего не подозревая, продолжаю охотиться, удивляясь только, отчего так внезапно пропали гаршнепы. Вдруг узнаю, что крестьяне, ловившие рыбу, оставшуюся в лужах, по обмелевшим "камышам пруда, поднимали там много гаршнепов. Я сейчас туда отправился, и что-же нашел? Гаршнепы со своего околодка слетались на грязное, топкое дно сбежавшего пруда, покрытое густыми корнями камыша. Грязь была так жидка, что гаршнепы могли только сидеть на оголившихся Камышевых корнях. Ходьба была адская: ноги вязли по колена, даже выше; собака вязла по брюхо и далеко отставала от меня, да в ней не было надобности: гаршнепы вскакивали сами".

Таким образом, можно сказать, что места, где любит держаться гаршнеп, чрезвычайно характерны и опытный, наметавшийся глаз охотника без труда разыщет их на болоте.

Гаршнеп обычно крайне ленив и смирен. Днем он лежит, прижавшись к почве, необычайно крепко и собаку и охотника подпускает всегда вплотную. В высокой траве, хвоще и проч. испуганный гаршнеп, обычно поднимается прямо вверх „колом", а затем уж, поднявшись в рост человека, летит прямо. Напротив, поднимаясь с грязи или вообще среди низкой растительности—гаршнеп вылетает по довольно отлогой диагонали.

Полет гаршнепа всегда прям, ровен и спокоен и ни в малейшей степени не напоминает бешеных скачков стремительно несущегося в воздухе его ближайшего, более крупного, но совершенно иного по нраву сородича—бекаса. Вспугнутый гаршнеп отлетает очень недалеко—редко когда больше, чем на сотню шагов, а иногда—садится вновь всего в десяти шагах от поднявшей его собаки или охотника. При этом спуск гаршнепа на землю скорее напоминает простое падение за-стреляной птицы, так что можно принять опустившегося на болото, после неудачного выстрела гаршнепа, за мертво-убитого...

Со мной такие истории случались не раз... Вслед за выстрелом камнем валился вниз, казалось, чисто взятый гаршнеп... Не подозревая о возможности противного, неторопясь и спокойно идешь вслед за тянущей легавой... Вот она замерла на стойке... Наклоняешся, ищешь глазами среди травы под самой мордой собаки убитую птицу... И вдруг из под самых твоих ног целым и невредимым вылетает гаршнеп и, как ни в чем не бывало, своим лениво-неторопливым полетом плывет над болотом... Иной раз прямо таки не поверишь, что это тот же гаршнеп... Ищешь, ищешь—так и не найдешь, окончательно уверовавши, что и убитый, якобы, и улетевший гаршнеп—одна и таже птица...

В тy пору, когда гаршнепа делаются очень жирными, т. е. осенью, они становятся еще более ленивыми и смирными. Часто приходится в этом случае чуть ли не силком заставлять гаршнепа взлететь, а иногда его удается даже и рассмотреть лежащим на земле, а то и схватить руками под мордой собаки.

Вследствии указанной лени и смирности гаршнепа, а также медленности, ровности и прямизны его полета, стрельба по гаршнепам, несмотря на незначительную величину самой цели, очень легка. Но все это так до тех пор, пока не задует сильный, а в особенности порывистый, ветер. Тут уже стрельба по гаршнепам становится гораздо более трудной и горячий и неопытный охотник может расстрелять весь патронташ, но так и не убить ни одного гаршнепа. Дело в том, что в ветряную погоду, гаршнеп, взлетев, сразу же бросается против ветра, борется с ним, но, не будучи в состоянии долго ему противиться, вдруг скачком сдает в сторону, а затем вновь устремляется против ветра... Полет его в это время напоминает не полет птицы, а подхваченную ветром, бросаемую во все стороны, бабочку, клок сена, листок бумажки и т. д. А каждый охотник знает, или же может легко убедиться, что стрельба по такой цели неизмеримо труднее, чем, скажем, выстрел по стремительно несущемуся бекасу или проворному чиренку... Вследствие этого можно посоветывать каждому охотнику, во избежание отчаянной мазни по гаршнепам на охоте в таких условиях, прежде всего не горячиться и не торопиться выстрелом. Лучше всего выждать тот момент, когда снесенный ветром гаршнеп, начнет опять лететь против ветра и, на секунду—другую, как бы повиснет неподвижно в воздухе... В это то мгновенье и нужно проворно вскинуть ружье к плечу, прицелиться и нажать на спусковую гашетку...

Переместившийся гаршнеп, спустившись на землю, тотчас же, не отбегая в сторону, затаивается и снова близко подпускает к себе собаку и человека. Поэтому, вспугнув гаршнепа и заметив куда он переместился, смело можно идти и быть уверенным в том, что эта маленькая, спокойная и ленивая птичка, окажется как раз в том месте, где она опустилась.

Только неоднократное вспугивание и выстрелы могут заставить гаршнепа стать более строгим или даже вовсе покинуть болото.

Иногда переместившийся гаршнеп, через некоторое время— если его не преследовать—вновь возвращается на то место, откуда был поднят.

Гаршнеп вообще очень неохотно передвигается с помощью своих ножек, предпочитая все свои перемещения, даже на короткие расстояния, делать по воздуху.

В ветряную погоду гаршнеп делается еще более смирным.

Гаршнеп, как и все его ближайшие сородичи, —типично ночная птица. Вследствие этого кормится он (преимущественно насекомыми) исключительно с наступлением темноты, заметно оживляясь на вечерней заре.

Хотя иногда удается найти несколько гаршнепов невдалеке друг от друга, тем не менее следует признать, что к обществу себе подобных гаршнеп по меньшей мере безразличен и такое соседство является простой случайностью, так как каждый из них живет сам по себе. Вследствие этого нужно считать гаршнепа одиночной, не стадной птицей.

Прилетает к нам гаршнеп приблизительно в одно время с дупелем, но всегда в очень небольших количествах. Поэтому, пролет его, длящийся около месяца, проходит очень незаметно. Вскоре после появления гаршнепов, начинается и их ток, имеющий много общего с током бекаса. Токует гаршнеп всегда днем и притом обычно в одиночестве, никогда не собираясь, хоть сколько нибудь большими компаниями.

Молодые гаршнепята, вплоть до взматерения, живут выводком при самке и достигают величины старых к середине июля—августа. Самец никакого участия в устройстве гнезда и выводе молодых не принимает.

По мере созревания молодых, выводки разбиваются, разбредясь по окрестностям родного болота.

Осенний пролет гаршнепов начинается в сентябре и длится около месяца—полутора. На юге пролетные гаршнепа появляются значительно позднее, а на крайнем юге нашей родины—гаршнепа кое где даже остаются, правда в незначительных количествах, на зимовку.

Окончательно исчезают горшнепа со стужей, хотя одиночные встречаются в обстановке уже зимнего пейзажа. Не могу здесь не цитировать того же С. Т. Аксакова:

„Чем глубже становится осень, тем более жирнеет гаршнеп"... —пишет об этом крохотном долгоносом наш бессмертный охотник—поэт: —„Вот уже пропадают дупеля—гаршнеп держится... Погода становится суровее: стынут болота; тонким, как стекло, льдом покрывается между кочками вода, с белыми пузырями запертого под ней воздуха; некуда приютится гаршнепу, как он ни мал, нет нигде куска талой грязи, —гаршнеп и тут еще держится, но уже бросается к родничкам и к па-точинам. Здесь находит он себе убежище и не расстается с ним до последней крайности, до сильных морозов, которые закуют все без исключения. Даже во время заморозков, когда земля начинает покрываться первым пушистым снегом, вовсе неожиданно случилось мне находить, в самой голове родника, гаршнепа, притаившегося на мерзлой земле; изумляла меня крепкая стойка собаки на таком голом месте, где, казалось, ничто спрятаться не могло. После многих и, наконец, грозно сказанных: „пиль", собака бросилась, и—вспархивал гаршнеп".

Техника охоты по гаршнепам ничем существенно не отличается от техники охоты по бекасам и дупелям и говорить о ней отдельно, без боязни повторить лишь сказанное в двух предыдущих главах, не стоит. Необходимо только помнить, что как местонахождение, так и нрав этого крошечного долгоносого совсем иной, чем у двух, указанных выше, его более крупных сородичей. Охотятся по гаршнепам обычно с легавой и только за неимением ее—„самотопом". В последнем случае все же нужно посоветовать, если условия позволяют, прибегнуть к помощи волочащейся по болоту веревки, так как надежд только с помощью своих ног поднять на крыло ленивого гаршнепа—очень немного.

В огромном большинстве случаев за гаршнепами специально не ходят, стреляя их только попутно с бекасом. Впрочем, в ряде местностей осенью появляется так много гаршнепов, что охотясь за ними, только в порядке единичного исключения, можно сделать выстрел по бекасу.

Довольно часто поздней осенью гаршнеп и бекас, а также и болотная курочка, держатся на одних и тех же местах, что очень разнообразит охоту и делает ее еще более интересной.

Стрелять по гаршнепам нужно самой мелкой дробью.

На этом я и позволю себе сказать „прости" своим приятелям—болотным долгоносым.

__

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru