Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Глава I.

Дупель

Было время, когда дупель—этот единственный представитель долгоносых, имеющий промысловое значение—подвергался весной массовому беспощадному истреблению на токах.

К счастью, в настоящее время стрельба дупелей на токах, как, впрочем, и вообще всякая иная охота на всех болотных долгоносых весной и летом—до первого августа—повсеместно запрещена, что и повело к тому, что все более и более прогрессировавшее исчезновение у нас этом прекрасной дичи, несколько приостановилось.

Таким образом, охота на дупелей начинается с августа и только об ней я и буду говорить в дальнейшем. Вместе с тем, однако, я не могу не посоветовать каждому настоящему охотнику—истинному любителю природы—обязательно при случае побывать (без ружья) на дупелином току. И я уверен, что каждый охотник, послушавшийся моего совета, не раскается в этом впоследствии—до того красив и своеобразен ток дупелей!..

Хотя дупель и является болотной птицей, тем не менее он, не в пример двум другим своим ближайшим сородичам— бекасу и гаршнепу, —вовсе не так уж любит богатые влагой, сильно болотистые места. Скорее напротив, дупель предпочитает более сухие, только что достаточно потные болота. Излишек-же влаги, в результате упорных дождей или каких-либо иных причин, обычно заставляет дупелей покидать те места, где они держались долгое время и, что называется, обжились.

Дупель выводится преимущественно в кочковатых болотах, поросших негустыми кустарниками, а инога и в болотистых лесных крепях, часто малодоступных. Гнезда дупелей обычно находятся невдалеке от места их токовища и всегда в более сухих и крепких местах болота. Дупель—самец, как и все полигамические птицы, никакого участия в устройстве гнезда, высиживании яиц и выхаживании молодых не принимает. Однако, это обстоятельство не служит препятствием тому, что оттоковавшие самцы для линьки перебираются в те-же угодья, где находятся гнезда дупелей и где обычно, вплоть до взматерения молодых, держатся дупелиные выводки.

К концу июня — началу июля молодые дупелята несколько оперяются и начинают перепархивать. Обычно в это время и выводит их матка из болотных крепей и перебирается со всем выводком на более открытые места: потные луга, чистые покосы по берегам речек и ручейков и т. д. Только в тех случаях, когда дупеля вывелись на островах, отделенных от открытых мест по берегам более или менее широкой лентой чистой воды, перекочевка выводка с места гнездовья на открытые места несколько откладывается до момента окончательного взматерения молодых и овладения ими полностью искусством летать. В тех же случаях, когда, вообще, вблизи мест гнездовья дупеля открытых мест, вроде указанных выше, нет, выводки продолжают оставаться еще долгое время на болоте, но всегда выбираются на более сухие, открытые и травянистые его части.

Особенно любят дупеля в эту пору своей жизни, перекочевывая из родного болота на открытые места, останавливаться и подолгу задерживаться, иногда собираясь по несколько выводков вместе, на открытых потных лугах, где стояли стога прошлогоднего сена. Эти старые остожища в эту пору (впрочем и в дальнейшем, вплоть до отлета на юг) привлекают дупелей обилием любимого корма и иногда в таком местечке, всего-то и площадью в какие-нибудь 6 метров в квадрате, можно натолкнуться на целую компанию дупелей, этак в 10—15 голов.

Но вскоре привольной и сытной жизни дупелей на лугах приходит конец. Начинается страдная деревенская пора—покос, появляется на лугах народ, звучат человеческие голоса, звенит коса, иногда трещит сенокосилка...

В поисках более безопасных и менее тревожимых мест, дупеля перебираются в хлебные поля и пустоши, где иногда и попадаются на глаза вместе с выводками тетеревей. Правда, тут пищи дупелю немного, да и его нежный клюв отнюдь не приспособлен к тому, чтобы ковыряться в сухой и твердой земле пашни, но зато здесь очень спокойно и дупеля никто не тревожит... Однако, и при этой перекочевке дупеля не забывают о необходимости обеспечить себя вкусной и питательной пищей и поэтому всегда около тех мест, где обрели они себе безопасное и спокойное убежище, имеются болотца, ручейки и т. д.

День в эту пору дупель всегда проводит в хлебах, пустошах и им подобных сухих и малотревожимых местах, а на ночь — выбирается на кормежку.

Но недолго благодушествует дупель... Наливается, желтеет хлеб... И опять с серпами, косами и жнейками появились на нивах люди.

Не стало и тут дупелю покоя...

Мало по малу начинают они покидать поля и перебираются в болота, сначала ближайшие, в затем все дальше и дальше, — в более крепкие и кочковатые:

Особенно любят дупеля потные, но не чрезмерно богатые влагой, болота, прорезанные ручейками и родниками, с грязью, местами в кочкарнике и поросшие кустами.

Вообще-же выбор дупелем места для своего пребывания в тот или иной период целиком зависит от большей или меньшей сухости лета или осени. В сырой, богатый сильными и частыми дождями год, когда потные луга превращаются в топкие непроходимые болота, болота — в озера и т. д. — сплошь и рядом можно натолкнуться на дупелей в таких местах, где обычно их и не думаешь встретить. Лесные полянки и болотца, иногда совершенно сухие, на высоких местах луга, в особенности, если на них попадаются некошенные или-же успевшие порости порядочной отавой полосы — дают приют, согнанным со своих излюбленных мест изобилием воды, дупелям. Но, разумеется, и в этих случаях дупеля выбираются на такие места, поблизости которых имеются хорошие жировые угодья.

Таким образом, можно сказать, что все летние перекочевки дупеля, по существу говоря, обуславливаются и об'яс-няются поисками наиболее безопасных и хороших кормовых мест. Главной пищей дупеля являются всевозможные насекомые, их личинки, черви, слизни и проч. Однако, наряду с этим дупель не брезгует и растительной пищей: наиболее сочными, нежными и молодыми побегами растений и их корешками-Жирует дупель, как говорилось уже выше, преимущественно ночью. Поэтому-то днем он предпочитает держаться на некормовых, сухих, но безопасных местах, а на ночь—обязательно покидает их и выбирается на кормежку на потные луга, болота и т. д., где и остается до утра, иногда довольно позднего. Лишь в очень знойную погоду в полдень тщетно искать дупеля в тех местах, где он обычно проводит день. Жара и жажда выгоняет его опять на болото и он сидит там, разморенный зноем так крепко, что из под твердой стойки легавой собаки, его можно взять прямо руками. Точно также, когда на несколько дней установится жаркая погода и не выпадет ни одного дождя, дупеля обычно и вовсе не показываются в хлебах или иных облюбованных ими сухих местах, а и ночь и день проводят безвыходно в болотах. Но стоит только спасть жаре и пройти дождику, как дупель днем — снова на своих обычных местах.

Как указывалось уже выше, в августе, как только начинается жатва, все дупеля окончательно выбираются из болота. Однако, редко когда можно встретить дупеля в центре болота или в наиболее сырых его частях. Дупель и тут предпочитает более сухие места, где воды не так много и поэтому обычно держится по краям болота, в кочкарниках, поросших редкими кустиками.

Однако, если пройдут сильные дожди или по каким-либо иным причинам уровень воды в болоте начнет, повышаться, дупель будет все более и более отжиматься к краям болота, к более сухим местам, а затем и вовсе покинет болото, выбравшись на более высокие и сухие угодья, предпочтительно пастбища, некошенные луговины и т. д. Но тут дупель становится куда более осторожным, чем был совсем недавно, на болоте.

В середине августа, когда нормально линька у стариков закончится совершенно, а молодые сильно взматереют, все дупеля—уже в более или менее крепких болотах, где и держатся весь день. Собираясь в такие места со всей округи, дупеля постепенно начинают стадиться, хотя и держатся всегда вразброд, в большинстве случаев поодиночке. Эти-то ранние массовые появления дупелей на сравнительно небольших участках болота и являются их первыми высыпками. Однако, настоящие дупелиные высыпки начинаются только с того момента, когда начнется пролет дупелей, гнездовавших севернее, что в нормальный год происходит около первого сентября. Сначала пролетные дупеля появляются в небольших количествах. Затем с каждым днем число их начинает увеличиваться и вскоре наступает время их валового пролета.

Пролетный дупель обычно держится там-же, где и дупель местный, но иногда на дупелиные высыпки приходится наталкиваться на таких местах, где их прямо и не ожидаешь... Все целиком зависит от состояния погоды и большей или меньшей сухости осени. Очень часто, в особенности в сырую и дождливую осень, пролетные дупеля высыпают по картофельникам, капустникам, в конопле, иногда по совершенно сухим местам в можжевельнике и кустарниках, на пастбищах, сжатых полях и т. д. Но в обычные годы пролетного дупеля чаще всего встретишь на потных лугах, особенно по вовсе некошенным или поросшим порядочной отавой полосам, у старых остОжищ и т. д. Наоборот, в осень сухую дупеля преимущественно высыпают по болотам, придерживаясь наиболее крепких его мест, где частенько встречаются вместе с бекасами и где охота на них очень затруднена. В этих случаях можно посоветовать искать дупелей ранним утром, пока еще не сошла роса, на обычных их кормовых местах, куда они на ночь нормально выбираются из своих неприступных дневных убежищ. Но как только поднимется солнце и сгонит росу — дупель обязательно выберется отсюда и снова забьется в болотные крепи. Начинаясь с первых чисел сентября, высыпки пролетных дупелей никогда не бывают продолжительны. Самый больший— срок периода высыпок вообще — три недели, обычно-же около двух, хотя продолжительность каждой отдельной высыпки и не превышает двух-трех дней. Но охотник этого и не заметит, так как в течение всего периода высыпок на смену отлетев-. ших в ночь далее к югу дупелей, в ночь-же появляются новые, прилетевшие с севера.

Однако, вскоре количество дупелей с каждым днем станет уменьшаться и высыпки постепенно будут сходить на нет... Останутся лишь одиночные, почему-либо отставшие от пролета дупеля, но и их число будет таять по мере того, как осень все больше и больше будет вступать в свои права.

К октябрю, когда первые сильные утренники уже начнут серебрить поблекшую растительность и сковывать лужи, дупеля исчезнут совершенно... И в эту пору их можно встретить только на крайнем юге нашей родины.

Таким образом, период охоты на дупелей очень короток и обычно, в большинстве местностей, не превышает двух месяцев, начинаясь в августе и заканчиваясь в конце сентября. Краток и перечень тех приемов и способов охоты, которые применяются по дупелям. Коротко говоря, существует всего два приема этой охоты — стрельба по дупелям из под легавой собаки и стрельба дупелей, поднимаемых на крыло самим охотником. И в том, и другом случае дупеля всегда приходится стрелять на лету, так как не только застрелить, но и просто увидеть дупеля сидячим, — можно лишь очень редко и всегда чисто случайно.

Выше данные мною указания, где следует, в зависимости от времени лета и осени, часа, дня и состояния погоды, искать дупеля, позволяют мне описать самую технику охоты на дупелей в очень краткой форме.

К этому я теперь и перейду, указав попутно, что, как в смысле приемов и способов охоты, так и в отношении поведения самой птицы, никакой разницы между охотой на дупелей местных и пролетных почти не существует.

Охота с легавой.

Как указывалось уже выше, охота на дупелей, согласно действующему охотничьему законодательству, начинается с первого августа. В нормальный год, т. е., когда лето не настало очень рано или, наоборот, не очень запоздало приходом, к августу старые дупеля уже закончивают линьку совершенно, а молодые— настолько матереют и оперяются, что неопытный глаз нескоро сможет отличить их от стариков.

В начале августа, да и позднее, когда стоит жаркая погода, в полдень дупель лежит очень крепко, прекрасно выдерживает стойку собаки, близко подпускает к себе охотника, да и поднимается на крыло очень неохотно и лениво. В более холодную погоду, а также утром и вечером, дупель обычно становится несколько осторожнее, однако, и в этих случаях он — если только не очень настеган выстрелами — почти всегда подпускает к себе довольно близко.

И местный и пролетный дупель редко располагается в том или ином подходящем месте болота, луга и т. д. в одиночестве. Напротив, чаще всего в таком местечке наталкивается на целую — иногда огромную по количеству — компанию дупелей, хотя и разместившуюся порознь, в некотором расстоянии друг от друга. Поэтому, подняв одного дупеля, следует тотчас-же приняться за систематическое и тщательное обшаривание с собакой всех подходящих окружающих мест, не обходя вниманием ни одной кочки, ни одного кустика, где могли-бы притаиться жирные дупеля. При этом как-бы ни хороша, опытна и чутьиста была собака, охотник не должен полагаться только на нее, а, напротив, — все время руководить и управлять ее поиском, стараясь не оставить за собой ни одного необысканного местечка. Как я уже неоднократно говорил, дупеля, в особенности в сильную жару, можно заставить подняться на крыло только натолкнувшись на него, что называется, вплотную. Вследствие этого, легавая собака, особенно с сильным ходом и с недостаточным чутьем („чутье — не по ногам", как говорят о таких собаках некоторые охотники), или собака горячая может очень легко проскочить мимо затаившегося дупеля всего в каких-нибудь двух шагах, а он все-таки не взлетит. Это еще, конечно, с полбеды, когда охотник только что вышел в поле или на болото, еще не успел поднять ни одного дупеля и не знает, даже приблизительно, где они разместились. Ведь, в этом случае, в особенности, если угодья обширны, все равно не сумеешь обыскать на них каждую кочку, каждый кустик.. Но совсем другое дело, когда первый дупель уже поднят и все говорит за то, что около места его под'ема находятся и другие дупеля или-же луг или болото вообще невелики... Тут уж необходимо сдер- живать поиск собаки и не спускать с нее глаз ни на одну минуту, да и самому не жалеть ног... Однако ни в коем случае не следует бродить по болоту самостоятельно, в недежде самому, помимо собаки, „вытоптать" дупеля.

Вообще говоря, охотясь по дупелям, нужно, чтобы работа собаки и поведение самого охотника находились бы целиком в зависимости друг от друга и, чем меньше в этом случае проявит каждый из них самостоятельности (разумеется, если легавая по своим полевым качествам не близка к идеалу), тем удачнее и интереснее выйдет охота.

Практика, впрочем не только одних дупелиных охот, показала, что лучшей манерой поиска легавой, является поиск челноком. При этой манере поиска меньше всего вероятия оставить за собой ряд мест „пустыми", т. е. не обысканными собакой. Лишь у немногих легавых такая манера поиска является врожденной, у большинства-же—результатом правильной натаски.

Если дупелиные угодья обширны, разумеется, лучше, если собака обладает большим и широким ходом. С тихоходом, ковыряющимся носом под ногами охотника, конечно, много не походишь, да и охота в большинстве случаев выйдет менее удачной и уж, конечно, менее интересной.

Охотясь по дупелям нужно, как я уже говорил выше тщательно обыскивать все подходящие угодья, в окрестностях того места, где был поднят хотя бы один дупель. Для этого следует ходить по болоту, лугу и т. д. зигзагообразно, по крутым диагоналям, стараясь присноравливать скорость своего хода и расстояние между этими диагоналями к поиску собаки. Ни в коем случае при этом не следует лениться ходить и вообще жалеть своих ног. Ходя по прямой, боясь сделать лишний километр по болоту, конечно, обойдешь его скорее, чем тогда, когда исходишь его вдоль и поперек, но зато и результаты охоты будут совсем иные.

Если охотник хороший и не ленивый ходок и при этом ходит с опытной, чутьистой и обладающей правильным и хорошо разработанным поиском легавой, он поднимет на крыло каждого дупеля, имеющегося в болоте. В противном случае сзади будут оставаться необысканные места и многие, многие дупеля, нашедшие там себе убежище...

Не могу не вспомнить по этому поводу одного из ярчайших случаев моей охотничьей практики, происшедшего в 1920 году.

Дело было под Псковом, в начале августа, невдалеке от чудного Устья, красочно описанного в рассказах Псковича.

С раннего утра, еще по росе, я выбрался на маленькую реченку Каменку, бежавшую между двух холмов по болотистой низине и где-то совсем близко, за поворотом, вливавшуюся в огромную Великую...

По островкам Каменки и на ее берегах, где были недурные покосы, частенько попадались бекасы, а иногда и малютка - гаршнеп. Изредка можно было наткнуться и на дупеля. По вечерам, на заре можно было сделать пару выстрелов по кряковым или чиркам, прилетевшим сюда с озера на кормежку.

В начале моя охота не клеилась... Взял только трех или четырех бекасов и одну или двух болотных курочек...

Обыскав основательно один берег Каменки, я перебрался на другой и был неприятно поражен. Навстречу мне, видимо, заканчивая охоту, и обыскав, следовательно, другой берег речки, куда направлялся и на который возлагал большие надежды я, вывернулся из-за куста один из псковских охотников. С ним была его собака, как мне было известно, довольно неплохая по задаткам, но совершенно испорченная нелепым обращением хозяина, полевая работница.

Пока наши собаки обнюхивались (со мной был мой пойнтер—сука Блесс), между нами завязался разговор.

Ягдташ у моего спутника был совершенно пуст (этим и объяснилось, что появление на Каменке помимо меня еще одного охотника так меня поразило: я не слышал ни одного выстрела), да и мне особенно хвастать было нечем.

Узнав о моем намерении идти розыскивать дичь в тех местах, откуда он сам только что пришел, мой собеседник, всегда отличавшийся необычайным апломбом в своих рассуждениях и словах, безаппеляционно изрек:

— Бросьте, не стоит и ходить!.. Ведь я с а м там был... Совсем пустые места!.. И уж если моя Лина (кличка его собаки) там ничего не причуяла, то вам там и делать нечего... Идемте-ка лучше домой!..

Мы разошлись... Он перешел через Каменку, поднялся на холм и что-то насмешливо прокричал оттуда... Кусты скоро скрыли его с моих глаз.

А я, пустив собаку в поиск, пошел по тем местам, откуда только что вышел мой непрошенный советчик.

И вдруг...

Блесс моя сразу сбавила свою довольно скорую рысь (теперь—увы—не то!.. Теперь она—старуха!), припала к земле и замерла на стойке среди узкой, некошенной— уже блеклой и полегшей—полосы покоса, едва-ли не единственной на всем берегу.

Поднялся дупель и после выстрела плюхнулся на землю...

Блесс только повернула голову, но не стронулась с места.

Поднялся второй дупель и тоже упал...

И через какие-нибудь полчаса я, волей-неволей, был вынужден прекратить охоту, расстреляв весь наличный запас патронов...

Как и на всякой охоте, происходящей на открытых и не защищенных от ветра местах (в лесу и проч. это играет меньшую роль), очень важно, чтобы ветер дул всегда навстречу идущей на поиске собаке, нанося на нее запах дичи. В крайнем случае можно, чтобы ветер приходился сбоку собаки, но никогда не дул бы ей в спину. Особенно это важно, когда ветер очень силен, так как в этом случае, работая по ветру, собака постоянно будет проскакивать и спарывать без стойки дичь. Но, однако, нужно иметь в виду, что даже и слабенький ветер, дующий от собаки, сильно мешает ее работе. Вследствие этого, по возможности, всегда следует сообразоваться с направлением ветра.

Умная и опытная собака сама учтет влияние направления ветра и приспособит к этому свой поиск так, чтобы ветер не только не мешал, но и облегчал ее работу.

Мне пришлось как-то видеть работу одной исключительной по полевым качествам, уму и опытности собаки, находящихся в дивной гармонии с ее безукоризненным экстерьером, что, к сожалению, не так уж обычно.

Мы вдвоем с моим приятелем (владельцем этой собаки) вышли на небольшое, продолговатое по форме болото. Дул сильный ветер вдоль болота и прямо нам в спину.

Пущенная в поиск собака моего приятеля, пулей бросилась вперед... Но шла она не болотом, а его краем и притом по совершенно прямой линии... И только добежав до конца болота, она повернула обратно, перешла на поиск челноком и вскоре, работая против ветра и навстречу нам, замерла на стойке по бекасу...

Охотник должен всегда идти за собакой так, чтобы она находилась постоянно впереди его или-же сбоку, но никогда— сзади. К легавой, вставшей на стойке, следует подходитт спокойно и осторожно, без лишнего шума, и всегда, по возможности, с правой стороны (чтобы удобнее было стрелять).

Непуганный дупель очень часто только вспорхнет перед собакой и снова тут-же опустится в траву в каких-нибудь в двух от нее шагах. Взлетевший-же и стрелянный дупель, обычно описав небольшую дугу, снова садится и вновь подпустит к себе собаку и охотника вплотную.

Только неоднократные выстрелы по дупелю сделают его более строгим. Он хуже будет выдерживать стойку собаки, будет подпускать к себе охотника только на дальний выстрел, а то и вовсе покинет болото и улетит неизвестно куда. В ту пору, когда дупеля еще держатся выводками, по поведению взлетевшего дупеля можно иногда судить, есть-ли тут дупеля еще или нет. Дело в том, что дупель от выводка очень неохотно покидает оставшихся и обычно перемещается очень недалеко. Дупель одиночный—обычно или вовсе улетит с болота или сядет вновь в большом отдалении. Поэтому в первом случае больше всего вероятия, что около места взлета первого дупеля, можно розыскать и других от выводка.

Пересев после взлета на новое место, дупель всегда немного отбегает в сторону и почти неизменно вправо. Под стойкой легавой дупель зачастую бежит (лежит дупель крепко— только в сильную жару) и, если трава редка или невысока, иногда показывается на глаза охотнику. Поэтому-то и несносна на охоте по дупелям (как, впрочем, и на многих других птиц) собака с мертвой стойкой и тугой подводкой...

Как видно, в огромном большинстве случаев, дупель подпускает к себе свободно на выстрел охотника. Однако, бывают случаи, что дупеля почему-либо станут строги и, вследствие этого, подобраться к ним на выстрел, при всей осторожности собаки и охотника, становится очень нелегко. В этом случае советуется подходить к дупелям не против ветра, а п о ветру. Дело в том, что дупель, как и многие другие птицы, на чистом месте в сильный ветер всегда поднимаются против ветра. Собаку и охотника, подходящего по ветру, дупель заметит, конечно, раньше, но боясь взлететь по ветру (особенно, если ветер силен) или-же против ветра, но навстречу охотнику, дупель обычно подпустит охотника на выстрел, а иногда и вплотную, взлетев только тогда, когда убедится, что иного выхода нет. В огромном большинстве случаев применение указанного способа подхода к строгим дупелям в сильный ветер оканчивается успехом, хотя стрельба дупеля в таких условиях вообще гораздо труднее, чем в тихую погоду.

Умения подавать застрелянную дичь от собаки, с которой охотятся по дупелям, —не требуется. Важно лишь, чтобы собака отмечала стойкой убитую птицу, так как иногда застре-лянный дупель падает в такую чащу, что без собаки его не скоро отыщешь.

Стрельба по дупелям почти всегда очень легка. Дупель в большинстве случаев поднимается невдалеке от охотника, летит нескоро и прямо и, представляя собой довольно большую цель, обычно в результате выстрела, даже очень неважного стрелка, падает на землю мертвым. Однако, всетаки по дупелям пуделяют, и не так уж редко. В огромном большинстве случаев причиной этих пуделей является излишняя горячность охотника. Помимо этого без промахов вообще нельзя обойтись, как бы ни хорош, опытен и хладнокровен был стрелок: человек, ведь, все таки не машина!..

Лучше всего стрелять по дупелям, отпустив их шагов на 30—40. Выстрел на более коротком расстоянии всегда значительно труднее, так как и стрелять приходится значительно быстрее, да и целится нужно точнее, так как на коротке разлет дробин снаряда, т. е. убойный круг ружья, очень невелик. Точно также нет смысла отпускать дупеля и очень далеко, так как в этом случае всегда возможен облет его дробинами снаряда, да и прицеливание в птицу на таком расстоянии несравненно труднее.

Дупеля обычно нет надобности стрелять на вскидку, как, скажем, вальдщнепа, мелькающего в кустах, когда каждая доля секунды дорога...

Зачем пороть горячку и вообще торопиться, когда времени свободного хватит на то, чтобы не торопясь, с поводком, выцелить дупеля и отпустив на некоторое расстояние, мертво и чисто положить его выстрелом?..

По этим-же причинам от ружья, с которым охотятся по дупелям, не требуется какого-либо исключительного боя. Наоборот, излишек кучности будет только затруднять стрельбу или-же кучно идущий дробовой снаряд будет вдребезги разносить нежную тушку птицы. Поэтому только резкость, хорошие осыпи и постоянство боя играют большую роль в успешности стрельбы по дупелям.

Дупель очень слаб на рану и вполне достаточно применять при стрельбе по нему дробь №№ 8 или даже 9 англ. счета. Более крупная дробь будет беспощадно рвать дупеля, а на сравнительно больших расстояниях — обносить птицу.

Охота по дупелям без собаки

Не всегда и далеко не у каждого охотника в распоряжении имеется хорошая легавая собака. А иногда по дупелям так хочется пострелять!..

Волей-неволей, приходится обходиться без собаки, вытаптывая дупелей самому. Одному это делать очень трудно, да и шансов на приличный успех очень немного. Гораздо лучше, не имея собаки, охотится по дупелям вдвоем. В этом случае обычно применяют следующий прием:

Охотники берут длинную, тонкую, но прочную веревку (7—9 метров длиною), которую и подвязывают за концы к своим поясам и даже к ноге. Затем охотники отходят друг от друга шагов на 7—8 и идут параллельно, таща за собой, веревку волочащуюся по траве дугой. Если при этом трава высока или жестка, можно посоветовать в двух-трех местах веревки привязать небольшие тяжести, чтобы она плотнее шла к земле. Идти нужно не спеша, все время равняясь друг по другу и избегая всяких препятствий, за которые может зацепиться веревка. Точнс также не следует чрезмерно отходить друг от друга, натягивая веревку, так как в этом случае она неизменно будет задевать за каждую неровность почвы и придется поминутно останавливаться.

Разумеется, при таком приеме, ни одна птица не усидит при приближении веревки и взлетит, попадая под выстрел охотника. Во избежание недоразумений следует заранее уговориться по какой птице кому стрелять. Некоторые уговариваются стрелять птицу по очереди, некоторые — по той к кому она ближе вылетит или в чью сторону полетит и т. д.

Иногда указанный прием охоты по дупелям приходится применять не только потому, что у охотника нет в распоряжении хорошей собаки или собаки вообще. Дело в том, что в иных местах, особенно в период валового пролета, набивается так много дупелей, что собака, даже опытная и вежливая, положительно начинает отказываться работать. Многочисленные наброды дичи, постоянные взлеты ее то одиночками, то небольшими табунами и т. д., очень нервируют собаку и она начинает ерундить... Тут уж делать нечего—нужно отозвать с болота или луга собаку и обратиться к помощи бичевы.

Иногда описанный выше прием охоты по дупелям, несколько видоизменяется. Веревку тащат на себе два человека (не охотника), а за волочашейся веревкой, посредине образованной ею дуги, идет охотник, стреляя всякую поднявшуюся птицу. Этот способ, пожалуй, удобнее и интереснее, но зато и гораздо опаснее. В горячке, особенно если дичи много и она вылетает то там, то тут каждую минуту, очень не хитро залепить дробью в том направлении, где идут, тянущие веревку, люди. И что такие случаи, к сожалению, неоднократно случались в прошлом, и что они могут произойти с каждым— нельзя забывать никогда и всегда быть осторожным.

Разумеется, описанный выше прием охоты с бичевой возможен только в тех случаях, когда охота происходит на совершенно открытых местах. Пройти таким образом по кустарникам — и думать нечего!

Мне пришлось слышать, что в старые годы, в одном из лучших дупелиных и бекасиных мест нашей родины с бичевой постоянно охотились—и надо сказать с чудовищным успехом— некоторые б. великие князья. Дичи в этом месте было—бездна: ведь, недаром только хорошим полем считалось взять на одно ружье за вечер сотню долгоносых.

Собаки — и надо думать не плохие — всегда были в распоряжении этих охотников в любом количестве. Но прибегали к их помощи очень редко, так как обилие дичи не позволяло совершенно работать легавой.

Веревку тащили два егеря... Гремели навязанные к ней бубенцы, выгоняя всех долгоносых из травы... За бичевой, с ружьем в руках, шел охотник... Несколько сзади его шел третий егерь с запасным ружьем и патронами... Вслед за выстрелом егерь подавал охотнику второе ружье и принимал для зарядки первое... Шествие замыкалось четвертым егерем, держащим на сворке собаку (легавую или ретривера)...

На обязанности собаки лежало только отыскивание или подача упавшей дичи... На обязанности егеря — счет выстрелов и убитой птицы (на особого рода часообразных счетчиках) и ее ношение в ягдташе...

Чтобы закончить с описанием охоты на дупелей, остается сказать несколько слов о дупелиных высыпках.

Высыпки дупелей.

Высыпки дупелей, т. е. массовые их появления в том или ином участке болота, луга и т. д., начинаются обычно в конце августа.

Следует различать высыпки местных дупелей и высыпки дупелей пролетных. Первые из них являются результатом перекочевки дупелей и массового их сборища в одном и том же болоте, лугу и т. п., вторые — временными остановками пролетных дупелей в той или иной местности для отдыха и кормежки.

Первые по времени высыпки местных дупелей происходят тогда, когда начавшаяся жатва выгоняет дупелей из хлебных полей и заставляет их перебраться в болота. Следует отметить, что еще ранее — вскоре по взматерении молодых дупелят — иногда удается наблюдать на потных лугах массовое скопление дупелей на сравнительно небольших участках земли. Обычно такие высыпки в миниатюре удается найти около старых остожищ, где привлеченные обильным кормом скопилось несколько дупелиных выводков.

Высыпки местных дупелей на болотах иногда бывают очень многочисленны, но и в этом случае дупеля всегда держатся вразброд, никогда не собираясь в хотя бы маленькие табунки.

Настоящие высыпки, т. е. массовое появление пролетных дупелей происходит тогда, когда начнется их валовой пролет. В большинстве местностей это бывает около 1-го сентября.

Высыпавшие местные дупеля довольно упорно держатся облюбованных ими мест и только сравнительно настойчивое преследование их человеком заставляет высыпку разбиться, разбрестись по всем окружающим болотам, обычно партиями не свыше 5—10 птиц. Дельный охотник, найдя такую высыпку и разогнав ее, должен внимательно обойти с собакой все находящиеся по близости подходящие болота, куда бы могли забраться разлетевшиеся дупеля. Найдя такое местечко, можно ежедневно брать с него (если оно удобнее для дупелей всех других, находящихся невдалеке) приблизительно одинаковое количество птиц, так как убыль в их рядах, в результате посещения болота охотником, будет постоянно пополняться за счет появления новых дупелей с соседних угодий.

Мне удалось однажды, охотясь ежедневно на маленьком полусухом, кое-где поросшем кустарниками болотце, каждый раз — на протяжении что-то около двух недель, — брать по 5—б дупелей за охоту.

Пролетный дупель с меньшим упорством держится на тех или иных местах, но это обычно особого значения не имеет. Взамен убитых и согнанных с облюбованного местечка пролетных дупелей, в ночь появляются новые, только что прилетевшие с севера.

Пролетные пути дупелей, т. е., так сказать, маршрут их путешествия с севера на юг, почти всегда одни и те же. Поэтому обычно на том месте, где высыпали передовые пролетные дупеля, впоследствии будут высыпки и во время их валового пролета. В этом случае вполне допустимо сравнение линий пролета дупелей — с магистралями водных или железнодорожных путей сообщения, а мест, где высыпают дупеля—с гостиницами, в которых обычно останавливаются на перепутье путешественники, и где можно некоторое время с удобствами отдохнуть и постоловаться.

Выше уже было отмечено, что дупеля при своих перелетах с севера на юг довольно аккуратно придерживаются пути и мест остановок, т. е. высыпок, избранных передовыми дупелями. Но, помимо этого, обычно эти маршруты и места остановок пролетных дупелей удивительно постоянны из года в год. И только резкое изменение природных условий местности и еще кое-какие иные причины(Причины, влияющие на изменение перелетными птицами своих пролетных путей не совсем еще точно установлены. Мне приходилось слышать, что в некоторых местностях пушечная канонада, грохотавшая непрерывно в течение империалистической (с Германией и Австрией) войны, заставила некоторых птиц изменить свои прежние маршруты перелетов и вовсе облетать некоторые места. Правда ли это—сказать боюсь, но интересно отметить, что именно с этого времени в одном из лучших у нас на севере мест по охоте на болотную и водоплавающую дичь- -Зваде (устье Ловати, близ южного берега озера Ильмень) совершенно пропал на осеннем пролете дупель и сильно уменьшился гусь, хотя никаких изменений в общей физиономии местности и не произошло. А между тем до войны дупеля на Зваде, говорят, было великое множество. По дошедшим до меня сведениям в настоящее время дупель на высыпках на Зваде вновь появился, хотя и не в прежнем количестве. ) могут заставить дупелей не только пренебречь излюбленными местами для своих высыпок, но и вообще изменить весь маршрут своего перелета с севера на юг.

Бывает иногда, что дупель в течение долгих лет, массами пролетавший через ту или иную местность, на следующий год не появится здесь вовсе. Иногда это продолжается год—два, а затем дупель по прежнему вновь высыпает в этой местности на пролете, иногда—они пропадают чуть-ли не навсегда.

Нужно также иметь в виду, что резкое изменение погоды, последовавшее вслед за появлением первых перелетных дупелей, может иногда повести к тому, что дупеля во время валового пролета будут высыпать на совершенно иных, чем передовые, местах или даже изберут для своих остановок— высыпок совершенно иную местность.

Поведение пролетного дупеля, приемы охоты на него, стрельба и пр. совершенно анологичны описанным выше. Только разве стоит отметить, что пролетный дупель еще менее строг и более ленив (а также и жирен), чем дупель местный.

Вот и все, что можно сказать о высыпках дупелей.

В заключение я должен сказать, что счастье и случай, конечно, играют огромную роль в успешности всякой охоты и охоты по дупелям в том числе. Однако, еще большее значение имеют опытность охотника, знание им местности и повадок дичи, наблюдательность и сообразительность.

Можно целый день с хорошей собакой проходить по знакомым местам в поисках дупелей — и все таки возвратиться домой с пустым ягдташем. И, напротив, можно, даже в незнакомой местности, распросив местных жителей и прикинув в уме где по времени лета или осени, часу дня и состоянию погоды должны держаться дупеля, быстро их розыскать и натешиться стрельбой по ним досыта...

Вот и все, что я могу сказать о дупелях и о способах охоты на эту — увы все более и более редеющую у нас — великолепную дичь.

 

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru