Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

 

Стрельба дробью

Стрелять дробью по стоячей, неподвижной цели очень легко: есть время хорошенько выделить, только бы стрелок знал, насколько понижается середина осыпи его ружья на разные расстояния, насколько сносится снаряд ветром; кроме того, конечно, надо не дергать за спуск, а плавно нажимать его, не закрывать глаз и не отворачиваться в момент выстрела.

Для стрельбы бегущего зверя или птицы в лет нужен уже большой навык прежде всего. А если охотник желает стать хорошим, очень быстрым стрелком, стрелять «навскидку», то нужно иметь ружье, подходящее по весу, прикладистое по размерам и посадистое, т. е. хорошо уравновешенное.

Правильная прикладка
Правильная прикладка
Рис. 127
Рис. 128
Правильная прикладка

Нужно привыкнуть держать ружье правильно (рис. 127 и 128) и в то же время свободно и удобно для себя, достаточно плотно, но без усилия прижимая затылок приклада к плечу. Стрельба на вскидку заключается в том, что для направления стволов ружья в нужную точку стрелок не прилаживает ружья к линии своего зрения, а руководится просто общим мышечным чувством совершенно так, как без всякого особого прицеливания попадаем мы ложкой в рот или пальцем в комара, севшего где-нибудь на шее, или, наконец, бросаем камнем в какую-нибудь цель.

При этом глаза и руки приучаются действовать одновременно и согласно: глаза смотрят, где цель, куда и с какою скоростью она движется, а руки вскидывают ружье так, чтобы сноп летящих дробин и летящая птица встретились в определенной точке пространства. Выучиться этому при неловком, неподходящем ружье, конечно, трудно. При слишком тяжелых стволах или тугих спусках и прикладистое ружье будет бить слишком низко.

Так как вообще охотник чаще низит, чем высит при стрельбе, то, чтобы не переделывать привычной ложи, предлагают некоторые более простые приспособления, именно — приставное цевье (рис. 129), при котором стволы лежат в левой руке выше, чем без него, и прицельную надставку Макнотона (рис. 130). Я их не пробовал, но полагаю, что первое может помогать при стрельбе навскидку, а вторая — при выцелывании.

Рис. 129. Приставное цевье Колли
Рис. 129. Приставное цевье Колли

Еще важнее привычка к ружью, знание его боя и постоянное упражнение, а также привычка сразу определять расстояние. Очень полезно при удачном выстреле всегда подходить к убитой дичи, определив расстояние на-глаз и проверяя счетом шагов. Даже в городе, идя на работу, можно упражняться в определении расстояний, выверив хорошенько свои шаги.

Рис. 130. Надставка Макнотона
Рис. 130. Надставка Макнотона

Точно так же в высокой степени полезно упражняться даже и без выстрела, дома, в быстром и верном вскидывании ружья к плечу и в правильном спуске курка.

Вскидывать к плечу ружье нужно, глядя на какой-нибудь не очень близкий, в 40—65 м, хорошо видимый предмет, и замечать, с ошибкой в какую сторону легло ружье.

Полезно также упражняться в прикладке и вскидке, сидя в разных положениях. Все это можно проделывать и в комнате; эти упражнения полезны и для старых стрелков.

Рис 131. Движение снаряда при поводке
Рис 131. Движение снаряда при поводке

Следует рекомендовать приучаться стрелять и с левого плеча.

Начинающим, еще не приобревшим вредных привычек стрелкам надо самым настойчивым образом рекомендовать не следовать дурным примерам и отнюдь не зажмуривать левого глаза. Человеку для ясного, выпуклого видения, для определения расстояний нужны оба глаза, и если кому действительно необходимо «смотреть в оба», так это именно и прежде всего охотнику в момент стрельбы.

Некоторое затруднение при двуглазой стрельбе могут встретить только те сравнительно немногие лица, у которых левый глаз является определенно «направляющим», если при этом они попытаются стрелять не с левого (как бы им следовало), а с правого плеча. Очень немногие, повидимому, совсем не могут привыкнуть не закрывать левого глаза. Большинство свободно может приучиться «направлять» и одним, и другим глазом и стрелять с открытыми глазами.

Рис. 132. Стрельба зайца в угон
Рис. 132. Стрельба зайца в угон

Какой глаз «направляющий», не зависит от силы зрения глаз. Вытяните руку, сделав из большого и указательного пальцев кольцо, и взгляните, глядя обоими глазами, сквозь это кольцо на какое-нибудь пятно, муху и т. п. на противоположной стене. Затем зажмурьте (не шевеля ни рукой, ни головой) правый глаз. Если при этом пятно или предмет, в который вы прицелились, уйдет из кольца влево, — значит направляющий глаз правый, а если останется на месте, — направляющий — левый. Для проверки повторите «прицеливание», но закройте затем, не шевелясь, левый глаз; если прицельное пятно сдвинется вправо, — значит, направляющий глаз левый.

По весьма тщательным недавно произведенным массовым опытам завода Винчестер оказывается, что если охотник стоит, совершенно приготовившись стрелять и уже прицелившись в определенную точку, где, как он знает, сейчас появится дичь, то от момента появления этой дичи до первого движения его указательного пальца проходит (личная ошибка) от 0,14 до 0,35 секунды, в среднем от 0,25 сек. для неопытных до 0,20 сек. для очень тренированных стрелков. Самый ход спуска-движение около 1—3 мм —занимает, по Журнэ, от 0,001 до 0,003 сек. падение курка требует около 0,0048—0,0051 сек. в хороших курковых ружьях, в самых лучших бескурковых — 0,0022—0,0025 сек., а в старых шомпольных образца военных одностволок с тяжелыми курками — около 0,0115 сек. От удара курка по капсюлю до сдвига снаряда проходит, при хороших капсюлях, около 0 0010 сек. На прохождение снарядом ствола до вылета при хороших патронах идет около 0,029—0,067 сек. А всего от появления дичи до вылета дроби из дула от 0,17 до 0,41, для сколько-нибудь опытных стрелков и отличных патронов в среднем около 0,23 секунды.

Большинство охотничьих птиц летает со скоростью около 50— 80 км в час и до 100—130 км.

Такой небойкий летун, как чибис (пиголица), может делать большие перелеты со скоростью 70—75 км в час (не считая помощи ветра). Относительно некоторых морских птиц имеются совершенно точные наблюдения (например, относительно стаи фрегатов) о пролете расстояния в 46,75 км ровно в 7 мин., т. е. со скоростью 400 км в час Но берем в основу обычные скорости около 50—80 км в час.

Значит, до вылета дроби из ствола птица успеет передвинуться больше, чем на 2 и до 4,8 м, т. е. много больше расстояния от середины до края дробовой осыпи, так как убойный круг для расстояния в 32—40 м (45—55 арш.)—около 70—98 см (16—22 верш.), а половина поперечника его—35—49 см (8—11 верш.).

Чтобы восполнить эти промедления, нужно не задерживать ружья в момент выстрела, но вести дулом, следуя движениям дичи. Нельзя (и даже вредно и опасно) вести ружьем долго; движение это (поводок) должно быть очень коротким, малозаметным.

По американским данным, скорость полета некоторых из охотничьих птиц такова (в метрах и футах) (табл. 139).

Таблица 139. Скорость полета птиц

Птица
Скорость в секунду
От
До
Среднее
М
фут.
м
фут.
м
фут.
Американский бекас
15
50
21
70
18
60
Американский кроншнеп
14
45
20
65
17
55
Сивки (ржанки)
15
50
24
80
20
65
Кряква.
17
55
27
90
23
75
Широконоска.
17
55
25
85
21
70
Шилохвость
18
60
30
100
21
80
Свиязь.
24
80
30
100
27
90
Серуха
24
80
30
100
27
90
Красноголовый нырок
34
110
40
130
37
120
Полевой чирок
30
100
40
130
35
115
Черная казарка
27
09
31
110
30
100

 

Для приблизительного перевода можно принять, что скорость в футах в секунду и в километрах в час выражается одной цифрой.

Но и после вылета из дула дроби нужно еще время, чтобы долететь до дичи: смотря по заряду и номеру ее дроби для пролета около 36 м (50 арш.) нужно около 1/7—1/8 сек. (а на 57 м-80 арш. — даже до 0,25 сек.). Дичь за это время пролетит еще от 1,9—2,1 м (6,25—7 фут.) до 3—3,5 м (10—11,5 фут.) и более. «Поводок» этому уже не поможет, как видно из рис. 131.

Положим, птица летит от А к D. Стрелок ведет за ней ружьем от а к d. Когда конец дула пришел в b, он стреляет по направлению В, где в тот момент видна птица.

Снаряд не только полетит вперед, но сохранит и полученное им при вращении или «поводке» ружья боковое движение, а потому полетит не по линии b—В, а по пунктиру b... Е—немножко вправо. Так как расстояние В—Е не может быть больше расстояния b—d, а это последнее гораздо меньше расстояния D—В, то снаряд пройдет далеко позади дичи, находящейся в этот момент в D.

Понятно, почему огромное большинство промахов приходится сзади дичи и почему необходимо брать довольно много вперед. Насколько—надо найти опытом, так как это зависит в значительной степени и от «личной ошибки» каждого.

Учитывать это необходимое опережение дичи можно тоже различным образом: нужно приучиться либо вскидывать ружье прямо в точку, где дичь должна встретиться со снарядом, либо вскинуть ружье прямо на дичь и затем коротким, быстрым движением опередить ее и стрелять без задержки.

Понятно, что при разных направлениях движения дичи» и разных расстояниях меняется и точка прицеливания.

Угонного зайца приходится брать между ушей и выше (рис 132), а встречного—под ноги или ближе (рис. 133). Понятно, что высокую угонную птицу нужно брать несколько под низ, так как путь птицы и путь дроби должны пересечься далее от охотника, впереди птицы (рис. 134).

Рис. 133 Стрельба встречного зайца
Рис. 134 Высокая угонная птица
Рис. 135. Высокая встречная птица
Рис. 133 Стрельба встречного зайца
Рис. 134 Высокая угонная птица
Рис. 135. Высокая встречная птица

 

При стрельбе высоко летящей встречной птицы это пересечение путей птицы и дроби должно произойти тоже впереди птицы, но это «впереди» будет уже ближе к охотнику, а потому, прицеливаясь в эту воображаемую точку, охотнику собственно надо бы совершенно закрыть стволами дичь, что крайне затрудняет прицеливание. Чтобы избегнуть этой трудности, можно либо, прицелясь в голову, затем в момент спуска курка дать короткий, но сильный «поводок» стволам по линии направления полета птицы (применяется это с успехом)-, либо взять в самую птицу, но зато приложиться так, чтобы видна была значительная часть прицельной планки, чем и достигается соответствующее направление снаряда, как бы своего рода подъем прицела (сравни рис. 134 и 135).

Говоря о стрельбе в лет, нужно оговорить следующее явление. Всякий достаточно опытный охотник знает, что легче убить утку в лет, чем сидящую на воде. То же самое, хотя в меньшей степени, относится и к птицам, сидящим на дереве (но не на земле). Как будто ружье становится сильнее бьющим при стрельбе по летящей птице. Этот факт иногда истолковывается самым неправильным образом.

В своем месте уже говорилось, что сноп дробин при полете довольно заметно (растягивается. Для неподвижной цели это значения не имеет: в нее придут сначала передние дробины, потом средние и, наконец, задние, — словом, все дробины, пути которых проходят через данный участок цели. Но если цель движется быстро поперек этого пути дробин, то она или вступит в поражаемое пространство после того как часть дробин снаряда, именно передовые дробины, уже миновала соответствующее место, или же цель выйдет уже из поражаемого пространства ранее, чем подлетят задние дробины.

Бесчисленное количество опытов с колесом Гриффита и с другими подвижными мишенями в разных странах неизбежно всегда подтверждают то же, что простой здравый смысл говорит людям, ясно представляющим себе явления выстрела: чем быстрее движется цель поперек направления выстрела, тем реже располагаются на ней дробины и тем меньше дробин попадает на каждый отдельный участок цели. Это уменьшение действительной кучности, разумеется, тем сильнее, чем более растянут сноп дробин, т. е., чем больше расстояние до цели, чем хуже — менее равна—-дробь и чем с меньшей резкостью пристреляно ружье.

При скоростях полета дичи и охотничьих дистанциях это ухудшение действительной кучности незначительно, но уже улучшиться-то она никак не может.

Почему же, однако, сидячую птицу как будто труднее убить, чем летящую, при одинаково верном прицеле? Да просто потому, что туловище сидящей птицы отчасти прикрыто большими и крепкими перьями, мышцами и костями крыла. А если птица сидит на воде, то туловище ее еще отчасти скрыто водой. Если же птица сидит не на дереве и не на воде, а на земле, то часть дробин, не долетевших до птицы, а ударивших перед нею в землю, попадет в нее с рикошета. Поэтому птицу, сидящую на плотной почве (песчаная отмель, глинистая степь, убитая дорога), легче убить, чем сидящую на дереве, и тем более, чем сидящую на воде. Но летящие птицы (или тарелочки) отнюдь не собирают дробь в воздухе и не притягивают ее к себе, как магнитом.

Только при постоянном наблюдении за собой и упражнении можно стать хорошим стрелком. В особенности ценно упражнение в таких условиях, когда можешь видеть каждую сделанную ошибку. Поэтому, например, отличным упражнением служит Стрельба птиц, носящихся низко над водой: каждый удар снопа дробин по воде ясно виден и показывает стрелку, в чем его ошибка.

Крайне полезными могут быть и распространяющиеся в |раз-вых странах и испытывавшиеся у нас «трассирующие» патроны. У них в пыже имеется стаканчик с сильно горящим составом, так что при выстреле цветной огонек состава даже днем показывает стрелку линию полета его снаряда.

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru