Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Сейчас в чате 0 человек


Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

Библиотека

 

Н. А. Зворыкин

 

Зайцы

 

В сезон полевых цветов людей влечет в поля и перелески.

Празднична летняя одежда земли. Всюду кипучая жизнь на виду, всюду скрытая жизнь в ветвях и травах.

Из всех зверей чаще всего видишь зайца. Идешь по тропинке полем, вдруг рядом всколыхнется травка. Что такое? А вот это кто: впереди удирает крупный заяц. Откуда он сорвался? Почти рядом, где около камня всколыхнулась травка, в мшистой земле — продолговатая ямка.

Ступишь в закраек соснового болота у поля. Пахнет багульником, бронзовые стоят его стебли. Станешь оглядывать вокруг себя цветной пышный мох, а сбоку, в двадцати шагах, вытянувшись коричневой тумбочкой, сидит заяц, пялит глаза на тебя. Да видит ли он? Близорук, что ли? Сосенки редки, я не мал ростом. Надо бы ему бежать, а нет — сидит! И порядочный: охотники такого, когда срок охоты придет, не милуют.

Чуть двинешься — сразу исчезает тумбочка. Сгорбится и прыг-прыг, вяло сперва, потом поскорей, повыше прыжок, еще скорей, еще выше. Мои ноги вязнут во мху, а он как от доски отскакивает.

Между беляком и русаком много сходства, но немало и различий.

Беляк меньше и легче русака. Вес взрослого беляка колеблется от трех до четырех килограммов и редко достигает пяти килограммов. Вес русака обычно пять килограммов. Неопытные охотники не всегда умеют различать беляка и русака в летней шерсти, а зимой по снегу — русачий след от белячьего.

Летняя шерсть беляка рыжевато-серая, а хвост дымчатый. Волос стоит ровно, без всякой волнистости, заметной у русака. Зимой беляк белоснежен, лишь кончики ушей остаются черными.

Какое спасение для беляка его белая зимняя одежда, когда кругом снег! Лежащего в снегу беляка трудно увидать. Глядит иной охотник на снег, глазами пробегает по лежащему в десяти шагах зайцу и не замечает его. Чаще всего черные кончики прижатых ушей и особенно темный глаз беляка выдают притаившегося зайца.

Охотникам хорошо известно, что беляки при затяжной теплой осени белеют несколько позже, при раннем приближении зимы — несколько раньше. Заяц-песчаник (толай), живущий в Забайкалье, не белеет.

Общий тон летнего окраса русака серовато-желтый. На шее и передних лопатках он светлеет, переходя в рыжеватый. По хребту с бурым чередуется блестящий черный волос. Спина от этого темнее, а волос на ней несколько вьется. Зад и ляжки серебристо-серые с черными волосками. Брюшко белое. Зимний окрас русака отличается от летнего белесовато-серебристым, за исключением спины, оттенком. Серый цвет принимает лилова-тый оттенок. В средней полосе РСФСР бока русака сильно светлеют зимой.

Хвост русака длиннее и уже, чем у беляка. Посередине хвоста русака проходит черная полоска, опушенная серо-белой шерстью. Как летом, так и зимой «по этой полоске на хвосте легко отличить русака от беляка.

Лапы беляка шире и круглее русачьих. У русака лапа узенькая и более продолговатая. Задние лапы зайца — как пружинистые рычаги. Раненого зайца следует держать за задние лапы, в другом положении он сильно бьет ногами, так что может серьезно оцарапать когтями.

Часть задних ног зайца от пальцев до сгиба называется пазанкой. Когда зайцы сидят или тихонько передвигаются, например на кормежке, пазанка ложится на землю или на снег плашмя во всю длину, образуя по отношению к остальной части ноги почти прямой угол. А как только заяц пойдет быстрее, пазанка касается земли только частью (лапой).

Зайцы прыгают, переставляя лапы попарно — обе передние и затем обе задние. На кормежке передвижения медленны и следы находятся близко друг от друга. Невелики промежутки между попарными следами и при ходе на лежку, кроме прыжка—«скидки». Совершенно иной, значительно больший разрыв получается, когда заяц убегает от опасности,—это «гонный след». Тут промежуток между следами каждой пары лапок обозначает длину прыжка. Разрывы эти достигают двух метров и даже больше в зависимости от скорости бега зайца.

Следы беляка и русака носят отпечаток разного строения их лап. След беляка очень крупный. Беляк широко растопыривает свои четыре длинных пальца на задних ногах. Еще шире кажется след беляка, когда подтает от солнечного пригрева — расплывется.

У беляка и русака лапы приспособлены к той среде, в которой они обитают. Коренным местом обитания беляка служит лес, а русака — открытые места: степь, луга, поля.

Беляк, широко расставляя пальцы задних лапок, легко пробирается по рыхлым и глубоким снегам леса, не тонет в них, равно как и по пухлому покрову моховых болот, по хворосту и стелющимся ветвям кустарника. Бег беляка уступает в резвости бегу русака. Заслоны на пути беляка, заставляющие его в лесу идти ломаной линией (зигзагами), уменьшают скорость его бега по сравнению с продвижением по более прямой линии, например, по поляне. Но те же зигзаги на бегу помогают беляку спасаться от настигающего врага.

Беляк живет в больших лесах, но держится и в отъемных лесных «островках» поблизости от большого леса. Беляк встречается в Казахской и Башкирской степях.

Он живет на открытых местах, придерживаясь кустарников по берегам водоемов. Любимое местопребывание беляка — смешанный лес, в котором есть заросли осины, осоковые болота с ивняками, еловые и сосновые острова с подсадом молодняка, вырубки и лесные полянки.

Живя в лесу, беляк чаще слышит опасность, чем видит ее. Это развило в нем потребность таиться. Скрываясь от опасности, беляк раньше и чаще, чем русак, прибегает к залеганию. На ходу он чаще, чем русак, приостанавливается, пытаясь увидать врага. Однако беляк делает это лишь в том случае, когда до его слуха не доходят звуки, говорящие о близкой опасности. Если приближающийся шорох затих, беляк боится стремительно бежать вперед. Вслушивается, сперва приподнявшись, потом присев на задние лапы, потом мало-помалу склоняется ниже, плотнее прикладывает уши и снова затаивается.

У обоих видов зайцев укрепилась стойкая повадка очень далеко не отходить от лежки, с которой их потревожили. Спасаясь от преследования, зайцы сначала идут по более или менее прямой линии, а затем начинают делать круги, то сокращая, то расширяя их и неоднократно проходя в близком расстоянии от покинутой лежки. Молодые зайцы делают круги поменьше старых.

Круги беляка значительно меньше русачьих. На кругах беляк часто пытается выбрать себе какое-нибудь закрытое место и залечь. Следы его идут взад и вперед, прыжки — то в одну сторону, то в другую. Залегания беляка сбивают собаку или лисицу. Преследователи на таких местах чуют запах беляка, но не всегда могут быстро определить, куда ушел заяц. Запах доносится то с одной стороны, то с другой, то слабеет. Пока враг ищет вокруг кочек и деревьев, в густой чаще елового молодняка, беляк заслышит его. А услыхав врага, привстанет и, сгорбившись, не торопясь, сделает бесшумно несколько коротких прыжков, заслонится мелким ельником, выйдет на свой прежний след и снова резво пустится наутек. Пробежав с полкруга, он опять петляет и делает прыжки в сторону, выбирая себе укрытие.

Не так-то скоро враги доберутся до беляка по его следам: надо распутать очень много петель и следов. Все это задерживает лисицу и собаку.

Встречаются, однако, чутьистые быстроногие гончие, которые, не копаясь на следах, заставляют беляка быстро идти своими кругами без передышки. Когда же расстояние между ним и собакой начинает быстро сокращаться, заяц чаще и чаще начинает залегать и часто попадает гончей в зубы.

Русак живет в открытых полях, в рощах, вблизи полей, у края болота и в кустарниках. Зимой снег в полях обычно мелок и уплотнен ветрами. Русак ложится на дневку в бороздах, бурьянах, в траве, в кустарнике, в канавах, около камней, в кочкарнике, в пластах поднятой пашни и в овражках.

Стрелой несется испуганный русак. Задние ноги его способны так оттолкнуться, что русак, подпрыгнув чуть не на метр вверх, несется по воздуху метра три и, собрав комком все четыре лапки, падает на них, делая в снегу одну широкую ямку. Это так называемая скидка или смёток. Такой прыжок широко разрывает цепь следов. Это затрудняет выслеживание русака охотником и работу его собаки.

Благодаря строению своих лап русак развивает на открытых местах большую скорость. Гораздо чаще, чем беляк, он видит и слышит приближение врага. Заслышав опасность, русак ждет; увидев врага — сразу бросается бежать. После того, как несколько сот метров отделит его от преследователя, он сбавляет ход, останавливается, садится, смотрит, слушает. Если не видит и не слышит преследователя, русак уже спокойно потихоньку ковыляет дальше.

Как ни резв русак, однако ноги не всегда спасают его от врагов. О тех врагах, что преследуют его на крыльях, и говорить не приходится: быстрота полета ястреба-тетеревятника или беркута огромна. Часто схватывают русака лиса и волк. Лисице помогает ее умение поближе подкрасться и срезать расстояние при поворотах зайца. Как пошел русак давать зигзаги — то вправо, то влево, ища спасительного направления, так ему плохо приходится: лисица начинает сокращать расстояние.

Зигзаги беляка по лесу чаще дают выигрыш зайцу.

Волки успешно охотятся на зайцев стаей и действуют окружением с обеих сторон. Но и гончая собака загани-вает иногда молодого русака, не говоря уже о борзой, которая не заганивает, а догоняет его.

Заячья жизнь нелегка, опасностей много. И мудрено зайцу угадать, когда выгоднее таиться, когда — удирать. От крылатых хищников с лежки двигаться, конечно, нельзя. Иногда выгодно остаться на лежке, если близко проходит волк, лисица или собака. Не каждый раз зачуют они зайца на лежке. Вот от человека, идущего с ружьем по следу, надо, конечно, спасаться бегством немедленно.

Сколько всегда говорится о заячьей трусости! Одни считают его самым трусливым зверем, другие придерживаются мнения, что он не трусливее, чем многие другие животные. Заяц действительно боится почти всяких звуков и неспособен, повидимому, оценить серьезность опасности. Он боится шороха своих прыжков по опавшим листьям. Беляк избегает в период листопада чернолесья и ложится в хвойном лесу. Не потому ли он делает это, что боится выдать себя шорохом? Понятно, что у так плохо вооруженного животного, у которого столько врагов, что и не перечтешь, возбудимость его прежде всего сказывается на ощущении страха и побуждении к бегству. Шуршит ли лист, падая с дерева, мелькают ли в воздухе листья, спускаясь на землю перед лежкой зайца, — и шорох, и движение страшат его. Эти зрительные и слуховые ощущения дают приказ: берегись! И заяц либо еще крепче затаивается, либо удирает.

В числе повадок русака и беляка очень интересна привычка их петлять не только при поисках укрытого места во время преследования, но и перед лежкой на дневку. Заяц не ляжет, не выполнив эту привычку. У большинства зверей ее нет, а у кото и есть, то петляют далеко не каждый раз перед лежкой.

Петлять — значит ходить вперед и назад по своему следу: один раз по свежему, новому направлению — вперед, а затем по тому же следу обратно, а иногда и третий раз вперед. Это так называемые двойки и тройки. Обычно обратный след бывает не длинен и заканчивается прыжком под прямым углом. Такие прыжки называют сметками или скидками.

Заяц — зверек ночной. Однако в период от середины февраля и до конца июля можно во время гона и среди дня встретить несколько зайцев вместе, ковыляющих в траве или кустарнике. Скопление зайцев случается видеть на кормежке на озимях, у осинника, но тогда каждый занят своим делом — роется, жует, скоблит кору и держит себя независимо от остальных.

Беляк питается зимой молодой порослью леса и особенно охотно корой поваленных осинок и березок. Летом он пощипывает травы, древесные листики, веточки черники и ест осоку. Зимний корм его не слишком-то питателен, и беляк редко бывает жирным.

Русаки откапывают в глубоком снегу озимые всходы хлебов. К такому месту русаки приваживаются зимой со всей округи. Снег в озимом поле тогда изрыт ямками, и на дне их проступает зелень обгрызенных всходов. Русак не забывает проведать огороды, где доедает остатки овощей, грызет кочерыжки капусты. Он проникает в окраины деревни, где натрушено сено, подходит к сенным сараям, к стогам. Большое зло, если русак повадится в фруктовый сад и начнет грызть стволы плодовых деревьев.

Летом русак ест полевые травы и хлебные злаки.

В местах кормежки зайцев остается немало их помета. Когда следов зайца не видно, можно и по помету различить, кормился ли здесь беляк или русак. При одинаковом корме помет беляка представляет собой чуть приплюснутый шарик, а помет русака имеет овальную форму.

Врагов у зайца и его потомства очень много: ястреб-тетеревятник, орел-беркут, сова, филин, волк, лиса, рысь, куница, хорек, горностай, ласка, птицы из семейства вороновых.

Кроме того, заяц сильно страдает от глистов, особенно в холодные, дождливые годы.

Урон зайцев от их врагов и болезней покрывается их плодовитостью. В нашей стране живут четыре вида зайца: беляк, русак, толай (заяц-песчаник) и дальневосточный маньчжурский заяц.

Толай напоминает русака, только его уши много длиннее, чем у русака. Толай обитает в песчаных с редкой растительностью степях Средней Азии, в Казахстане и Забайкалье. Ростом он примерно в два с половиной раза меньше русака. Шкурка его малоценна, и экономическое значение его как пушного зверя невелико.

Маньчжурский заяц, по указаниям советских ученых, некоторыми своими признаками напоминает кроликов и, повидимому, сильно отличается от других зайцев также и образом жизни. Так, известно, что он часто залегает на дневку в низко расположенных дуплах деревьев. Обитает этот заяц в приморских лесах Дальнего Востока; экономического значения не имеет.

Напротив, значение беляка и русака как пушных зверей огромно. В Советском Союзе охотники ежегодно добывают громадное количество шкурок и мяса.

В большинстве местностей гон зайца начинается в середине февраля. Первые зайчата появляются уже в марте, даже когда снег еще не везде сошел.

С начала приближения весны по осень зайчиха приносит два, а иногда и три раза от трех до пяти зайчат. Между беляком и русаком хотя и не часто, но встречаются помеси, называемые тумаками. Окрас их напоминает и того, и другого зайца.

Зайчата очень скоро — через восемь-девять дней, как только у них отрастут зубы, начинают щипать траву. Со времени рождения зайчата почти не видят мать.

Мать кормит зайчат всего лишь несколько раз. Напитавшись впервые молоком, зайчата разбегаются и прячутся в отдалении от матери в траве, Только проголодавшись, они начинают бегать, оставляя пахучий след, по которому мать находит их чутьем. Отделенные от матери зайчата могут благополучно прожить четыре дня, не принимая никакой пищи.

На редкость кратковременны материнские заботы зайчихи. И очень быстро переходят зайчата к самостоятельной жизни.

Нрав зайца вовсе не такой кроткий, каким его обычно представляют. Зайцы при встрече друг с другом драчливы. В период весеннего гона, когда он совпадает с линькой, драки еще более ожесточенны, и слабая шерсть летит под барабанящими лапами зайцев целыми пучками.

Кое-кому из наблюдателей удалось, однако, установить способность зайцев в некоторых случаях к самообороне и к воинственным нападениям. Такие проявления чрезвычайно редки. Большинство врагов настолько сильнее зайца, что он совершенно лишен возможности защищаться от них. В газетных сообщениях не раз приводились факты самообороны зайца от вороны, даже орла, причем указывалось, что заяц-беляк ложился на спину и отчаянно и успешно отбивался задними лапами.

Дважды я был свидетелем нападения большого ястреба-тетеревятника на зайца.

Раз я подранил русака. Он скрылся. Следуя за ним по полю, я заметил его, бежавшего шагах в двухстах. Откуда-то внезапно взялся тетеревятник, — вероятно, он увидел зайца со своего наблюдательного поста, — и быстро нагнал его. Заяц стал метаться, ястреб залетел поперек его пути и, широко распластывая крылья, заставлял зайца все больше и больше суживать круги. Наконец, заяц окончательно оробел и плотно прилег в снег. Ястреб тотчас же очутился на его спине. Мне не удалось подойти на выстрел. Ястреб, завидев меня, слетел, а русак поднялся, заковылял сгорбившись и забился под гумно.

В другой раз, услыхав отчаянный крик зайца и поняв, что животное становится жертвой какого-то хищника, я бросился на крик. На поле, недалеко от заросли мелколесья, я увидал из-за сугроба взмахи крыльев тетеревятника. Такие взмахи птица делает для сохранения равновесия при неустойчивом положении. Заяц бился под ястребом. Вскоре зайцу удалось вырваться. Он бросился в заросли. Но ястреб обогнал его, загородил дорогу крыльями и выгнал его из чащи. Когда же заяц бросился из леса в поле, ястреб выпустил его из зарослей и стал легко настигать свою жертву. Выстрел охотника заставил ястреба навсегда прекратить преследование.

Способы охоты на зайца

Охота с гончими. Увлекательна охота с гончими. Чтобы понять всю ее притягательную силу, конечно, надо быть охотником. Но и не охотнику она интересна и поучительна.

Остаются в памяти особенности того кусочка природы, Где протекает жизнь зверя, которого ищешь и находишь. Не забудешь и самого зверя: как он бежал, как петлял, как прятался от преследования. Охотник очень скоро начинает понимать незаменимую помощь гончей, ее удивительные качества, приноровленные именно к этому определенному способу охоты.

Теплым серым утром мы втроем отправились на охоту. Листопад почти кончился. Мелкие сечи и высокое чернолесье стояли голыми, неуютными и казались пустыми. В полях яркими коврами сияла зелень озимых хлебов среди блеклой травы и жнивья.

Шедшие у ног гончие потянулись было к озими.

— Русачок ночью кормился, — заметил один из моих товарищей и окрикнул собак.

Дорога постепенно поднималась. Когда мы достигли вершины взгорья, перед нами открылась просторная низина в темных пятнах кудрявых можжевеловых кустов, а за нею — высокая стена елей. Большая гряда елового леса то понижалась, то повышалась. Повидимому, она состояла из цепи еловых островов с полянами.

Подойдя к опушке леса, я поразился свежестью и бархатистостью темнозеленой хвои. Она положительно сияла между бесцветным небом и ржаво-бурой землей. У подножия первых же елей показался мох, будто бережная рука обложила им основание деревьев и корней.

Пустили собак. Хозяин предложил нам идти друг от друга шагов на сто да покрикивать, чтобы скорей поднять зайца с лежки. Он расстегнул ошейник собаки — Гудка. Крупный кобель волчьей масти с темной спиной и боками отряхнулся, поднял голову и посмотрел вдоль опушки. Потом опустил морду вниз, приподнял круче

хвост и весело пошел рысцой по лесу, то и дело меняя направление. Бодро, тоненько визгнув от радости, побежала за ним Румянка — красно-гнедая сука с черным пятном на спине.

Пахло хвоей. Мягкая, нежная дымка стояла в лесу, как бывает весной в березовой роще, когда развернутся листики с гривенник. Мы медленно подвигались врассыпную прислушиваясь. Казалось, в лесу была мертвая тишина, однако не успел я сделать и сотни шагов, как услыхал теньканье синички. Я присел на широкий пень. Близко от меня задолбил дятел по осине.

Вдруг взвизгнула Румянка. Звук этот словно кольнул меня. Я видел, как товарищ, почти сливавшийся цветом одежды со стволами деревьев, рывком скинул с плеча ружье. Вслед за визгом раздался густой баритонный равномерный лай Гудка и дискантовый голос Румянки.

Гон начал отдаляться. Я подвинулся к месту, откуда примерно начался гон, и стал ожидать. Редколесье позволяло видеть далеко вглубь леса.

Голоса гончих разносились далеко. Упорная страсть и радостный плач слышались в этих звуках. Беляк ходил большими кругами. Временами голоса глохли в хвойном лесу.

Но вот ближе, ближе! Я встал на пень, чтобы лучше видеть. Передо мною — большие ели, мшистые кочки, брусничник; справа просека, поперек нее упавшая ель. За ней стоит охотник. Крупный беляк, мелькая за деревьями, за кочками, направляется к просеке. За ним, на порядочном расстоянии, загнув над спиной хвосты и опустив морды, галопом идут гончие.

Раскатистый выстрел. Взметнувшись, падает заяц. Я подошел к товарищу. Он держал зайца в вытянутой руке. Гончие подбежали — лизали добычу, виляли хвостами, визжали, разгоряченные их пасти дымились. При охоте на беляка принимаемое им направление и величину кругов его хода определяешь только по голосам гончих. Охота по русаку протекает в значительной мере на виду — в полях. Русачьи круги, его путь узнаешь не только по голосам гончих, но и видишь своими глазами. Русак и бегущие за ним собаки очень часто видны, как на ладони.

Охота и на беляка, и на русака каждая по-своему заманчива.

С гончими охотятся как осенью, так и по снегу, пока он не станет глубоким.

Гончая для охотников нашей страны имеет большое значение. Законный срок охоты продолжителен — около трех месяцев, а запасы зайца огромны. На беляка и на русака способ охоты с гончей один и тот же, но у того и у другого свои места обитания, свои повадки; это вносит в охоту некоторые особенности.

Охота на зайца по следу. Не все охотники держат гончих, но каждого тянет на охоту. И вот, когда выпадет ночью снег и закроет все старые следы, а перед утром зайцы, убираясь на лежку, наделают на нем свежих следов, охотник отправляется с ружьем, без собаки «тропить» русаков. Тропить — по-охотничьи значит найти след зайца с кормежки на дневку и по следу дойти до лежки.

Таким способом охотятся и на беляка. Но в лесу трудно своевременно заметить беляка в его белоснежной шубке. Тропить беляка выгоднее в лесах с прогалинами, в небольших куртинках на полянах, в сосновых болотцах с негустым ивняком, в кочкарниках с редкой древесной растительностью.

Охота на русака добычливее. За русаком по пороше— интереснейшая охота. Из десятка следов на кормежку и с кормежки надо умело выбрать след, который должен привести к заячьим петлям перед лежкой. Соскочит или не соскочит русак, пока на ходу присматриваешься к его петлянию? Ведь не часто удается издали определить место, где залег заяц. На это можно возразить: «Скидка русака укажет сторону». Так-то оно так, да не совсем.

Вот напетлял русак, сделал двойку на тропинке, в середине поля. Охотник видит след русака взад и вперед — двойку. Если заяц пришел по тропинке слева, то, стало быть, он туда же и ушел, а если справа,—то в другую сторону. Когда видно на тропинке место, до которого заяц прошелся взад и вперед, то ясно и направление, куда он пошел. Но неизвестно еще, где и в какую сторону «скинулся» он с тропинки. Вот тут-то и волнуешься. Может быть совсем близко лежит, тебя давно уже видит.

На двойках, на тройках и против скидки останавливаться не полагается. Заяц часто близко пропускает проходящего мимо человека, но не выдерживает остановки против его лежки или поблизости.

Бывает так: идешь вдоль тройки сторонкой (по следу идти ведь не полагается), а заяц сделал впереди скид. ку — прыг! — да тут же и залег около тропинки под кустик. А ты прямо на лежку идешь, не зная, что она тут. И сгонишь его до времени.

— Надо было идти дальше от этого подозрительного кустика, — скажет охотник.

— Если бы я сторонкой пошел, то прямо вышел бы к пню с желтой травой вокруг. А вдруг он там! Разве до-пустимо идти прямо на лежку?

— Ступайте еще дальше, сторонкой, —слышится снова голос «благоразумного» охотника. И совет этот плохой: я тогда отдаляюсь от следа, не буду его видеть. Так русака не выслеживают!

— Допустим, пень с желтой травой я обойду, ни следочка не окажется. А заяц, не дойдя шагов сорока, лежит против пня в канаве. Я пень обхожу, а он по дну канавы невидимо улепетывает. Вон он уж где, — по полю мчится, только снежок за ним вьется!

— Нет, это все не так просто. Надо действовать по правилам.

Об этом беседовали мы с охотником, сидя вечером в избе и прочищая ружья. В этот день мы убили с ним семь русаков. Не сожалея о двух-трех ушедших вне выстрела, обсуждали один случай с русаком.

Шли мы дорогой по озерку, на ту сторону перебрались, ближе к озимям. Видим, по дороге свеженькие следы русака, крупные. Охотники любят покрупнее добычу. Он, должно быть, шел кормиться на озимь. Переймем ли еще его след с кормежки — неизвестно.

Впереди по обеим сторонам озера желтело по островку с тростником.

Глядим — след русака скинулся в правый островок.

Я поставил товарища на дороге — тут ход зайца верный! Не проверив, обходим этот островок. Думаю: куда же деваться зайцу? На открытом озере только два таких подходящих места и есть. Шел русак с кормежки, скинулся и лег тут. Я забежал, посвистывая, тростником шуршу. Нет выстрела! Вышел, вижу выход русака на сторону размеренным ходом, — стало быть, он от нас ушел. След пошел вдоль дороги да на дорогу, а с нее опять к другому островку тростника. В первом островке заяц, оказывается, не лежал. Глядим: он к берегу по

озеру во всю длину свою мчится — громадный, коричневый русачина! Лежал он плотно во втором островке — сами его зря согнали, когда первый островок проходили.

Досадно! Сначала бы обойти кругом первый островок, удостовериться, что зайца тут нет, и гнать его на стрелка из второго островка. Не русак нас одурачил, а сами себя. Вдвоем в таких зарослях просто справиться.

Одному в зарослях никак не суметь и выгнать зайца, и увидать. Сколько ни приноравливайся поставить себя в такую точку, чтобы одновременно видеть и вперед, и с боков, — не удастся. Пробовал я в таких случаях пошуметь сзади да выскочить подальше в сторону, — нет. Ведь заяц из зарослей скорее увидит, где человек находится, а слышит всегда, и уходит как раз в ту сторону, где он заслонен от человека.

На другой день мы ожидали порошу. Ночью погода установилась прекрасная. Тихо, мороз небольшой. Звезды. Небо синее.

Как только рассвело, мы пошли. Направились по дороге через яровое поле, а сбоку в нескольких сотнях метров остались озимые. Жнивье накануне торчало из-под снега, а теперь все прикрыло. Заискрился снег под лучами солнца.

Долго не встречали заячьих следов. Да так и должно быть: жнивье и то прикрыло, а ночные следы и подавно. Зато уж встретишь след, так самый свежий, предутренний.

Заметили, наконец, на дороге русачий след. Да дорогу уже проезжие затерли — не разглядеть, в какую сторону пошел заяц. Прошли с полкилометра в одну сторону — не сходит с дороги след. Пошли назад: так далеко, думаем, заяц по дороге не пошел бы, он, наверное, в обратную сторону отправился.

Так и вышло. Порядочно прошли мы — и пройденный путь обратно, и еще некоторое расстояние, сметнулся, видим, заяц в яровое поле — громадный прыжок сделал. Хорошо, что солнечно, а в пасмурную погоду такой прыжок на склоне, конечно, проглядишь.

Пошли мы, пока оба вместе, с одной стороны следа, шагах в шестидесяти от него. Благо видно далеко: след розовеет на солнце, искрится. Идем, посматриваем и на след, и на подходящие для лежки местечки вокруг.

Забелела, засеребрилась наминка на снегу, где заяц повернул обратно, — это уже двойка. Теперь держи ухо востро — не заяц, а охотник,— у зайца-то уши всегда наготове! На сдвоенном следу разноцветными огнями горят крошки снега. Вот и скидка. Эх, как опять махнул! И прямо пошел.-

Пошли мы теперь по сторонам следа, каждый шагов на пятьдесят от него. Гляжу вперед: далеко видать розовеющий след, и вдруг кончился, а впереди серебро снежной скатерти. Вон на конце следа скидка в сторону, вот и этот отросток следа кончился. Ясно — где-то здесь, но где же, когда никаких признаков нет на равнине? Нет, постой, в одном месте, где след кончился, жнивье рыжеет, а в других местах нигде его из-под снега не видно.

Я товарищу молча киваю, указываю. Ружье левой рукой под цевьем на высоте груди держу, а пальцы правой. кверху поднимаю — жнивье изображаю: торчит, дескать! Это лишнее, конечно: охотник сам должен понять, где заяц лежит, когда каждая крупинка на следу видна.

Стали мы приближаться к лежке. Шагов тридцать и от меня, и от товарища. Еще чуть подошли и сблизились. Я громко: «Ну-ка, вали!»

Взметнулся снег, как от взрыва, и катит русак. Товарищ и свалил его.

Второго русака мы взяли на пашне. Между пластами дерновин улегся. Подошли близко.

Третьего из можжевелового куста выгнали; этот сильно напетлял, насилу угомонился и лег. Четвертого взяли в ивовом кусту на кочках; пятого на крутом берегу ручья — норку сделал в снегу. Шестого у камня на склоне горки стреляли; боялись, что под гору скроется. Некоторые осуждают стрельбу по сидячему или лежачему зверю, считая, что бить зайца надо на бегу, а птицу на лету. Чтобы не упустить добычу, в некоторых случаях следует стрелять и лежачего.

Еще двух зайцев нам не удалось взять: один далеко соскочил, другого промазали.

За соскочившим с лежки зайцем идти не стоит: лечь-то он ляжет вторично, но уже не подпустит.

Когда снег станет глубоким и уплотнится от ветров, Русаки нередко выкапывают себе в надувах довольно глубокие норки. Иногда метель заравнивает и отверстие, и следы зайца, ведущие в нору. В таких случаях заяц выскакивает лишь когда чуть ли не наступишь на него.

Мне случилось однажды (это вообще бывает не так уж редко), выслеживая зайца по следу, наехать на лыжах на его нору в снежном надуве под берегом ручья. Я почувствовал толчок по лыжам снизу и думал, что сломал лыжу. Я чуть покачнулся от толчка. Мигом повторились мелкие толчки, частые, как дрожь, снежная пыль поднялась передо мной на высоту моего роста, и крупный русак выскочил из-под снега между моими лыжами, покатил по косой линии вверх. Я успел сделать безрезультатный выстрел, когда он скрывался уже за кромкой берега.

Зайца, выскочившего близко, надо отпустить шагов на тридцать и стрелять по переду. Дробь № 1—3 вполне подходит для этой охоты.

Охота по следу с подхода — один из распространенных способов ружейной охоты на зайца. Эта охота продолжается почти всю зиму. Она интересна и добычлива. Она волнует. А охотники ценят волнение. Заяц, скажем, здесь наверняка, а нет его! И не то он слева, не то справа, не то спереди выскочит. Томительное напряжение. А он всегда выскакивает не совсем так и не туда, как ожидаешь.

Охота на засидках. Когда станут глубже снега, пропитание русака затрудняется. Ближе подходят зайцы к селениям, к местам, где сосредоточено сено. Больше становится заячьих следов на огородах, на тропинках, на задворках, в местах, где хранится или рассыпано сено. Тут начинается очень интересная охота на засидках.

Засидки интересны не только добычливостью, но и тем, что удается понаблюдать поведение зайца в ночное время и притом, когда он не подозревает присутствия человека.

Охота эта требует подготовки.

Прежде всего определяют тот сенной сарай или стог сена, который привлекает наибольшее число зайцев. Это устанавливается довольно легко по следам. Нередко бывает, что одни и те же зайцы посещают разные стога в течение одной ночи. Зайцы тогда рассеиваются по разным местам, и время посещения ими того или другого места кормежки неопределенно.

Для охоты на засидках очень полезно привадить зайцев к одному определенному сараю или стогу. Для этого подкладывают лакомую для зайцев приманку в виде мелкого клевера (убранного во время начала цветения), остатков капустных листьев, кочерыжек капусты и разных корнеплодов. Ознакомившись с таким местом, зайцы будут его посещать самым исправным образом.

Для охоты выбирают лунные вечера. На засидки надо отправляться тотчас после захода солнца. Заяц, пролежав на дневке с утренних сумерек до вечера, спешит на кормежку, как только стемнеет и дневная жизнь людей стихнет.

Для засидок выбирают место или в самом сарае, или около него. Для обзора и свободы движения удобнее устраиваться у сарая так, чтобы фигура охотника не выделялась. Для этого лучше своевременно сделать небольшое прикрытие, к виду которого зайцы очень скоро привыкают.

Самое важное при засидках на зайца, — это полная неподвижность охотника и отсутствие малейшего шороха. Поэтому, когда засидка устраивается у сарая, снег следует оттоптать, чтобы не зашуршать, переступая с ноги на ногу. Когда сидят на сене, полезно подложить под себя какую-нибудь одежду во избежание шороха сена.

Если свет луны за спиной охотника, целиться удобнее всего.

Беляков караулят на лесных дорогах, подкладыван для приманки сено, или кладут на удобном месте хворост, свеженарубленный осинник.

Охота с борзыми. Велика резвость русака. Но условия, в которые поставлены убегающий заяц и догоняющая собака, неравны. Русак уходит от борзой только тогда, когда преследование начато с большого расстояния или когда близкие кустарники, лес, бурьян скроют его от глаз собаки.

Склад борзой собаки особенно приспособлен к быстрому бегу. Ее громадная мускульная сила и большой вес вместе со скоростью движения опасны для зверя и без хватки. Когда борзая, пролетая мимо русака, не рассчитает хватки и хотя бы чуть заденет его своим телом, заяц летит в сторону через голову вверх ногами. Случается, что борзая при столкновении убивает русака.

Благодаря быстрому бегу борзая, когда заяц внезапно меняет направление, часто проносится мимо. Эти так называемые «заячьи угонки» — крутые повороты,

зигзаги, а иногда и высокий прыжок вверх — нередко спасают русака, особенно, когда поблизости имеются заросли кустарника, лес или бурьян.

Попадают удалые русаки, которые угонками и прыжками отделываются от борзой, делающей промахи в броске.

Бывают случаи, когда борзая, налетев с хода на пень, на камень, разбивается насмерть или получает перелом костей.

Увертки борзой, повторяющиеся иногда одна за другой, приковывают внимание борзятников. Не только резвость, но и точный бросок и правильная хватка служат мерилом полевых качеств борзой собаки.

На зайца охотятся также и с ловчей птицей, преимущественно с орлом-беркутом. Охота эта сохранилась местами — в Средней Азии, кое-где в Заволжье, в Закавказье и в Дагестане.

Облавная охота. Облава требует довольно значительного количества загонщиков и не меньше пяти-восьми стрелков. Сезон облавной охоты — осень и начало зимы. Участок под облаву выбирают по признакам удобства угодья для зайцев. Осенние облавы устраиваются с расчетом стрелять как зайца, так и птицу: тетерева, рябчика, куропатку и вальдшнепа. Такие облавы называются смешанными и бывают добычливы и интересны разнообразием дичи и стрельбой (иногда нелегкой) по птице.

Охота нагоном. Этот способ отличается от облавного прежде всего очень небольшим количеством участников — от двух до пяти человек — и необходимостью точного определения места перехода зайца, где должен встать стрелковый номер, чего не требуется при облавной охоте.

Осенью участок для нагона выбирается по признакам удобства места для дневки беляка или русака, а зимой нагон производится преимущественно после того, как установлено (по следам), что заяц или зайцы находятся в обойденном охотником месте.

Незначительное количество участников, умелый выбор заячьих переходов и правильный гон придают этому способу сходство с «псковским».

Ввиду сравнительно незначительной величины участка, которая посильна охвату небольшой группой охот-

ников, осенний нагон менее интересен. Кроме того, интерес охоты снижается тем, что при нагоне нет возможности точно определить, находится ли заяц в намеченном для охоты месте, очень много мест оказывается пустыми. Тем более трудно рассчитывать на успешные осенние нагоны беляка. Места, подходящие русаку, нередко выделяются в полях, как оазисы. Труднее выбрать на глаз среди шири лесов местечко, где находится дневка беляка. Зайцы при охоте нагоном, в отличие от других зверей, идут не так-то послушно. Зайца с выбранного им направления сбить трудно, а оно далеко не всегда соответствует успеху охоты. Особенно упрямо идет русак по избранному им пути и мало изменяет его на быстром ходу при встрече с человеком. Он чуть скашивает только и одновременно сильно увеличивает быстроту бега. Много зайцев прорывается из-под нагона, так же как и при облаве, минуя стрелковую линию.

Зайцы достаточно зорки, а слух их настолько всесторонне развит, что они всегда могут точно определить, где стрелок остановился на номере, тем более, что при охоте нагоном все охваченное место не так велико. Это обязывает охотника принимать особые меры предосторожности. Иногда из этих соображений выгоднее встать дальше от оклада.

Зайцы, увидавшие или заслышавшие охотника на номере, скачут обычно под самой опушкой, параллельно стрелковой линии.

Умелый выбор перехода зайца и правильный гон обеспечивают успех зимней охоты.

Охота «котлом». В местности, изобилующей зайцами, определенная площадь охватывается охотниками замкнутым кольцом. В середину круга (котла) идут несколько загонщиков и выгоняют зайцев, которые бросаются от них наутек — от центра к окружности. Пропустив зайца за линию стрелков, то есть за круг, охотник стреляет.

Охота «на узерку». Есть еще довольно распространенный, но возможный только при известных условиях способ охоты — «на узерку», то есть отыскивая глазами («на глазок»), обнаружить зайца-беляка на лежке поздней осенью, но еще до снега. Охота эта бывает успешна только в те годы, когда заяц побелел слишком рано, а выпадение снега запаздывает. В такое время прекрасная зимняя защитная одежда беляка губит его.

Охотник выбирает в лесу путь по заячьим местам, не слишком заросшим; придерживается прогалин, полянок, вырубок, кочковатых осоковых болот, около куртинок молодых елок. Он зорко оглядывает эти места понизу. Ему нужно заметить на земле только белое, хоть небольшое пятно в кусте, в осоке, под распростертой веткой ели, у пня, в хворосте или в пучке травы. Раз он увидал белое — значит, он увидал беляка. Белизна, равная снегу, в позднее осеннее время только одна — заячья шкурка, другой не бывает. Надо при этом помнить, что побелевший заяц часто ложится у пеньков, тоже довольно светлых. Охотник постепенно сокращает расстояние до лежащего зайца, как будто проходит мимо, и неотрывно смотрит на белое пятно. Оно то прикрывается каким-нибудь заслоном, то снова показывается.

Вот до зайца всего двадцать шагов! Еще на ходу охотник прицеливается. Раздается раскатистый выстрел. Осока порывисто заколебалась; взметнувшись, заяц падает.

Бывают годы с сильно запоздавшей зимой, когда охота «на узерку» очень добычлива

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2017 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru