Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Сейчас в чате 0 человек


Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

Библиотека

 

Ф. Лялин

 

Глухарь и охота на току

 

ГЛУХАРЬ И ЕГО ЖИЗНЬ

Глухарь, или глухой тетерев, кроме этого носит название еще моховик, моховик-тетерев, мошник. Деревня наша в большинстве знает "мошника".

Глухарь самая крупная птица наших лесов и самый крупный представитель из тетеревиных, которого пожалуй лучше бы выделить в особый род, отделив от обыкновенных тетеревов. Если медведю в животном населении нашего леса мы по праву отводим первое место, то в царстве пернатых право это принадлежит глухарю.

Какой предельный вес глухаря вообще - сказать затрудняюсь. Обычный вес нашего глухаря от 3 1/2 кило (в большинстве) до 5,6 кило и как редкость до 7 кило. Экземпляры такие встречались в 90-х годах прошлого столетия. Глухарка приблизительно на 1/3 меньше глухаря. Глухарь водится в северной и центральной Европе и Северной Азии.

В европейской части СССР южная граница распространения глухаря начинается с запада, проходит по Волынскому району, отрезывает северную часть Черниговского и Киевского районов и отсюда волнистой линией идет через Самарский район к 54° северной широты на Урал. В азиатской части СССР глухарь распространяется во всей лесной области Сибири на восток до Байкальского озера, в горах Саянских, Алтайских и Семиреченском крае.

Моховые болота с старым густым сосняком, сосновые боры с ягодниками, осино-березовые рощи, травянистые поляны, боровые места со скатами, поросшими папоротниками, смешанные сосновые леса, вообще лесные глухие массивы -места поселения глухаря. Привольно живется в этих привольных местах и старому глухарю и глухарке с ее выводком, который она водит за собой на слишком большое расстояние от того места, где она высидела своих цыплят. Глухарки приступают к гнездовью (в средней части СССР, на севере позднее) в конце второй половины апреля. Гнездо располагается, как правило, всегда в более или менее глухих частях леса и представляет собою небольшую ямку, чаще всего на мху, устланную перьями.

Говорят, что глухарки располагают свои гнезда недалеко от токовища. "Недалеко - мера растяжимая. Один раз только пришлось найти мне выводок у самого тока (ток на моховом болоте) и я склонен думать, что ближе 4-5 километров, самое близкое, выводок не бывает.

Глухарки кладут от 6 до 8 яиц и редко до девяти. Яйца похожи на тетеревиные, только больше их. Насиживание продолжается около четырех недель. Сидит глухарка очень крепко на яйцах. Оставляет гнездо, когда опасность вплотную. Оперение ее сливается с тонами окружающей растительности, поэтому заметить на гнезде очень трудно. Глухарь, как и тетерев, никакого участия в выводе птенцов не принимает и не интересуется ими.

Только что выклюнувшие из яиц глухарята начинают бегать едва обсохнув. Сначала птенцы водятся маткой по лесам, гарям* и вообще по таким местам, где особенно много корма и где молодым легко прятаться. Позднее глухарята перестают прятаться в траву, а взлетают на деревья, где остаются и ночевать. Доходят до крыла глухарята медленно, сравнительно с птенцами белой и серой куропатки, рябчика и даже тетерева. Глухариный выводок до 8-9 птенцов слишком редок, обычно 5-6 штук. Дело в том, что при высиживании всегда одно или два яйца остаются болтунами. Вероятно наседка не в состоянии закрыть равномерно все яйца, этим только и можно объяснить неизбежное наличие болтунов.

Глухарята выводятся в конце мая или начале июня (в зависимости от состояния начала весны). Сначала растут очень медленно, нежны, чувствительны к сырой погоде, особенно к холодным росам и дождям, что нередко их губит, но позднее рост их идет необычайно быстро.

Глухариные выводки доходят до хорошего крыла к первому августа, а молодые самцы одевают к концу месяца свой нормальный наряд. Глухарка в высшей степени чадолюбивая мать, она самоотверженно бросается почти под самые ноги своему врагу и всеми силами старается отвести его (врага) от места, где затаились ее птенцы еще в полном пушку. Когда взлетают глухарята, - глухарка такого самоотвержения не проявляет. И если враг - лисица, глухарка часто платится своей жизнью: выбрав момент, лисица одним прыжком ловит ее. Глухариные выводки, как и тетеревиные, держатся одного места, и если вы нашли выводок в этом году, то можете рассчитывать найти и в будущем году в том же ограниченном районе.

В жаркое время выводок держится в лесной чаще, в тени и в густой траве, во время дождя он выбирает сухие места у корней развесистой ели, у выворотов.

В сухое время выводок глухарей, как тетеревей и белой куропатки, любит покупаться в пыли, в песке, в золе потухших костров, гарей и у опустевших муравейников, оставляя здесь следы лап, помета и выпавших перьев. Найдя эти признаки, можно быть уверенным, что глухариный выводок где-то тут недалеко; остается сообразить только, где по времени дня или состоянию погоды должны находиться птенцы.

Наш охотник деревни имеет обыкновение бить матку при выводке (о чем было уже сказано), совершенно не давая себе 'отчета, что, убив матку, он губит без пользы птенцов и теряет надежду иметь тут выводок в следующем году. Помнить это надо особенно в отношении глухарей и тетеревей.

Есть такие охотники, которые стреляют без зазрения совести, когда цыплята только что вылупились из яйца и одного дня не могут прожить без матки.

Старые и вообще взрослые самцы первое время после тока держатся в чаще леса, поправляясь от брачного периода, весьма Влияющего на их вес, который в это время понижается на килограмм и больше.

В половине июня они начинают линять и держатся все тех же чащ, где подпускают близко, но поднимаются так быстро, что очень часто избегают выстрела. Их линька оканчивается в конце августа.

Глухари - большие драчуны. Драки происходят на земле, исключительно во время токов. По окончании утреннего тока, когда глухарки кокетливо манят к себе, вдруг неожиданно появляется соперник. И клюв, и лапы, и крылья тогда пускаются в дело боя. Бывают случаи, что один из противников остается мертвым на месте боя. Драчуны бывают так заняты дракой, что не замечают, когда вы подошли к ним на 5-6 шагов без всякого скрада, и любуетесь их поединком. Мощные удары крыльев издалека обнаруживают место драки и приводят вас к драчунам.

Самки перелинивают в новое перо с конца июня по конец сентября. Глухари, как и тетерева, любят хлебное зерно, особенно овес. Они летают и выводками и порознь - на хлеба. Посещение глухарями хлебных посевов начинается со времени созревания зерна и продолжается до уборки. Когда хлеб убран, зажелтел лист на деревьях, осина одна только манит изумрудной зеленью своего листа, глухарь начинает питаться осиновым листом. Окончился осиновый лист, началась зимняя жизнь глухаря.

ЖИЗНЬ ГЛУХАРЯ ЗИМОЙ.

В зимнее время глухари не скопляются такими стаями, как тетерева. Глухарь вообще птица не компанейская, он держится больше в одиночку или мелкими стайками, не превышающими больше 20 штук и забирается по большей части в еловые гущари, где не так холодно и куда не так проникает ветер. Жизнь глухаря зимой однообразна, однообразна его и пища в это время года. Если глухарь разнообразил свой стол летом разной ягодой, хлебным зерном, недели две-три осенью питался осиновым листом, то зимой пища его -верхушки молодых веточек хвойных деревьев, особенно хвоя пихты в пихтовых лесах.

Ягода можжевельника и калины - лакомое, редкое блюдо глухаря зимой и, можно сказать, случайное лакомство. Только галька (мелкие камешки), как вспомогательное средство для пищеварения, неизменно находятся в пищеварительном органе глухаря. Гальку он находит зимой то у родников, то у речек или еще где.

Глухари, как и тетерева, закапываются иногда в снег и ночуют в лунках". Глухариные лунки обычно разбросаны в лесных крепях, и не так скоро найдешь их. Если лунки служат убежищем глухаря от зимних холодов в ночное время, то они же часто бывают и ловушкой его: как бы глухарь ни сидел глубоко в снегу, он не может уйти от острого чутья лисицы, где она и ловит его. По мере приближения конца зимы все больше и больше можно видеть на снегу глухариные следы и чаще можно наблюдать глухарей сидящими на деревьях. Глухари начинают уже понемногу удаляться от защищенных мест зимовок, подаваясь в направлении тех мест, где весной собираются токовать. Передвигается глухарь в это время больше пешком, то есть больше ходит, чем перелетает, оставляя отпечатки лап на снегу, за исключением того времени, когда наст бывает твердый. Когда наст подтаивает, то отпечатки лап виднеются чаще и там, где они в значительном количестве собираются в одном месте. Это значит, что следует ожидать токов. По мере того как солнце начинает ярче светить и пригревать, глухарь становится бодрее, начинает петушиться, распускает хвост, опускает крылья и задорно чертит ими по снегу (как индейский петух), а это показатель скорого начала токования.

ВРАГИ ГЛУХАРЯ.

У глухаря немало врагов - и пернатых и четвероногих хищников, начиная от медведя до горностая.

Медведь казалось бы совсем лишен возможности охотиться за птицей, на самом же деле он отлично преследует глухаря во время его линьки. Попав на след глухаря, он преследует его по следу по росе чутьем, загоняет его в чащу или лом, ловит и съедает. Когда глухарята еще таятся в траве, после того как разогнан выводок, медведь ловит и глухарят; говорят, что медведь даже стрясает глухарят, разлетевшихся по деревьям, особенно в сырую погоду. Горностай побеждает глухаря другим приемом. Выследив глухаря, этот зверек подкрадывается к нему, молниеносно бросается и впивается в горло. Обезумевший глухарь взлетает вместе с вцепившимся в горло горностаем, но скоро падает от потери крови вместе со своим кровожадным врагом.

Соболь, куница, росомаха, лисица, на севере песец и другие четвероногие хищники истребляют не малое количество глухарей. Грозным врагом из пернатых является филин и ястреб-тетеревятник.

Вся совокупность неблагоприятных условий, в которых протекает жизнь крупнейшей и интереснейшей птицы как со стороны промысла, так и охоты на нее, налагает на нас обязанности не только сохранить эту птицу, но и увеличить ее количественно, особенно там, где глухарь быстро идет на количественное уменьшение.

МЕСТО ТОКА

Площадь мохового болота с густым заматерелым сосняком то вплотную подбежала к острову со строевым лесом, то потянулась одиночкой в кольце массивов хвойного леса, то чисто боровые места с мачтовой сосной, то моховые болотины с гривками, мелкими островками - неизменные места глухариных токов.

Если тетерев продолжает токовать из года в год, придерживаясь одного приблизительно места, то глухарь закрепляет место своего тока навсегда. Когда, с каких времен то или другое место стало током глухаря, ни один глубокий старожил не может сказать.

Глухое дремучее место, куда не всегда еще ступала нога и охотника, теперь там топор застучал, запела пила, поредели сосны-гиганты, а глухарь поет песню свою, как пели там его предки.

Глухариные тока - родовые тока бесспорно. Глаз опытного охотника может определить место глухариного тока, однако сказать с полной уверенностью, что тут именно ток - нельзя. Чтобы не убить безрезультатно время в поисках тока, следует обращаться к местным охотникам (в незнакомых местах).

Площадь глухариного тока сплошь и рядом занимает больше десяти га, поэтому охотник должен знать хорошо территорию тока, так как глухарь не придерживается строго определенной точки: сегодня он поет туг, завтра может петь в другом месте, за пределам вашего слуха.

Если успех зависит от знания песни глухаря, то не в меньшей степени способствует успеху и знание территории тока.

Две составные части эти крепко связаны между собой (по успеху охоты), их и должен знать охотник.

НАЧАЛО ТОКА

Хотя тока глухарей начинаются у нас, как принято думать, в начале марта, а при теплой погоде и в конце февраля, я склонен думать, что глухарь начинает петь значительно раньше, в чем убеждает меня следующий случай. Так и хочется бывало сбегать,

проверить не "бьет ли зорю" белая куропатка. Ведь она первая начинает токовать на моховом болоте. О глухаре тогда еще и не помышляешь.

Пятое февраля, не позже. Зима была тогда крепкая, снежная. Бессильно было солнце еще: даже стрехи крыш не могло разукрасить сосульками. Легкий западный ветерок с болота на меня зашуршит, заиграет лепестком отшелушившейся коры у ствола болотной сосенки и снова замолкнет. Минус пятнадцать по Реомюру, если не больше. "Кням, кням, кням" - несется мой призывный голос под самку. Напряженный слух тщетно силится поймать барабанную дробь куропача.

"На зимней кочевке еще белая куропатка. Минутку и домой"

- мысль в голове. - С багунника у сосенки готов я подняться на ноги. - Вдруг шумный подлет, посадка, две-три минуты тихо и... - в мертвой тишине слышу "тэ-кэ".

"Послышалось", - думаю. "Тэ-кэ" повторилось. Даю голос глухарки. Нерешительное "Тэ-кэ" - раз, другой, третий. И полилась песня за песней. Только в разгар тока поет так глухарь.

Взять глухаря в это необычное время для его песни помешала случайность: два ревка дикой козы, похожие на кашель, когда было до глухаря не больше 80 шагов, насторожили певуна и он улетел. Глухарь пел у самого поля, где когда-то в старые еще годы был глухариный ток.

"Запел дрозд, значит запел глухарь", - говорит наш охотник и спешит на тока. И он прав: разгар тока начинается именно с началом песни дрозда. Ток обычно сначала идет слабо и короткое время, постепенно усиливается, но самый горячий ток бывает в первой половине апреля. В конце апреля старые глухари перестают токовать, продолжают молодые и токуют до второй половины мая. По времени суток ток начинается с первым чуть заметным проблеском утренней зари, едва уловимой глазом. Ни одна пичужка не чирикнула еще, глухарь уже запел. Песня глухаря смолкает перед самым солнечным восходом, хотя часто глухарь продолжает петь и с восходом солнца.

Глухарь как и тетерев токует иногда и осенью.

Осеннее токование слишком безжизненно, немощно, для охоты неинтересно, так как не имеет никакого сравнения со стрельбой на весеннем току.

ТОК СКОПОМ.

Как было уже сказано, глухарь - птица не компанейская. Если зимой он держится стайками, то с наступлением тока начинается его одиночная жизнь и продолжается до зимы. Токует глухарь обычно одиночкой, то есть не делает таких слетов, какие свойственны тетеревам и всегда на каждом дереве токует только один певец. Токующие певцы держатся далеко друг от друга и потому, где их бывает много, площадь тока иногда занимает квадратный километр и больше.

Такие тока могут быть только на нашем севере, где наличность птицы еще в большом количестве, в районах же с ограниченным количеством, к тому же с напуганной и разогнанной птицей, нет надежды встретить большого скопления певунов, поэтому наши охотники придерживаются твердого мнения, что слет глухарей на тока не свойственен этой птице. Так думал и я. Один случай разубедил меня в этом.

Площадь мохового болота в казенной лесной даче гектаров пятьсот среди соснового леса, с примесью ели, осины; по низменным местам сплошная береза. Сухие островки с строевым лесом то там, то тут на болоте. Река, заливной луг, сжатый хвойным лесом в километрах двух. Поля редких деревень редко где вкраплены в лесной массив, протянувшийся на много, много километров с юга, то прямо на север, то на северо-запад, то на северо-восток. Редкий глухариный ток. Первый раз я в нем. Шагах в двухстах за бугорком был наш потухший костер, когда я и мой компаньон оборвали неслышные шаги, насторожили слух.

Еще мы стояли на месте в густом мраке ночи, где я взял глухаря, как мы были поражены неожиданностью: песни глухарей неслись во всех направлениях. Сколько было певцов - сосчитать точно не удалось. Убежден - 10-15, не меньше. И это на пространстве 1/4 гектара болотной площади, забежавшей в сосновый бор.

Случилось так, что в ту весну не пришлось быть больше в этом току, а в следующем году там уже не было столько певцов. Сомневаться не приходится, что ток скопом, или централизация глухарей, свойственен этой птице и находится в зависимости от того, сколько в данном районе мы смогли сохранить певцов.

ПОЗА И ПЕСНЯ

Передо мной старый охотничий журнал. На первой странице рисунок - токующий глухарь. Токует он на суку ели головой к стволу дерева. Хвост полу-веером, крылья распущены, шея серпом у самого сука, клюв раскрыт, вот-вот бедная птица раздерет свои челюсти, закрыты глаза.

Такой рисунок токующего глухаря, да еще в охотничьем журнале, убеждает охотника, никогда не видевшего токующего глухаря, в подлинности позы.

Побывать один-два раза на глухарином току далеко недостаточно, чтобы иметь правильное неоспоримое убеждение о позе глухаря.

На западе сильно интересуются токовой песнью глухаря. В специальной литературе возникают споры о деталях песни и позы птицы во время песни. Нас эти вопросы как будто не интересуют. Очевидно думают, что о глухаре сказано достаточно. Это далеко не так.

То, что у нас писалось о глухариных токах, больше касалось техники производства охоты, поэтических моментов охоты, о песне и позе говорилось мало, неясно, в некоторых случаях и неправильно.

О токующем глухаре, если прочтет охотник не только внимательно наблюдавший за этой птицей, но знакомый только с песнью ее, найдет много неточностей.

Например, "глухой тетерев" у Сабанеева. В той части, где Сабанеев приступает к описанию токования глухаря, есть следующая фраза: "с каждым днем распухают и краснеют брови птицы". Брови увеличиваются в 2-3 раза, горят красным махровым маком у тетерева. Отлив зоба и шеи становится ярче, у глухаря никаких внешних перемен для глаза в наряде не замечается, разве только заметно поярче зеленый отлив на зобу.

Дальше: - "Подобно тетереву он надувает свои перья, распускает крылья и медленно передвигается по направлению ветви, вытянув шею и закинув назад голову".

Почти то же говорит и профессор Мензбир: - "Токующий глухарь, подобно косачу, поднимает и распускает хвост, оттопыривает крылья, опускает шею, поднимает и даже закидывает голову и медленно передвигается на ветви от ствола к ее концу, чтобы окончив свою песню, боком вернуться назад. Обыкновенно это продвижение происходит в среднем отделе ветви, так как птица делает всего несколько шагов.

По энциклопедическому словарю Брокгауз и Ефрон -"... самец в это время нахохливает все перья, часто поворачивается - закинув голову, закатив глаза, надув перья... " Позы глухаря и тетерева во время пения - две противоположности.

Тетерев во время бормотанья вытягивает шею горизонтально и даже с небольшим наклоном к земле, в некоторых случаях едва не касаясь земли клювом. Лирообразный хвост держит распущенным, перпендикулярно туловищу, выставив белое подхвостье.

Обычная поза токующего глухаря такая: хвост веером, с небольшим наклоном назад, шея вытянута наискось, под углом приблизительно градусов в 45, перья на подбородке оттопырены, издали кажутся бородкой, крылья распущены, глаза открыты, клюв приоткрыт. Никогда не хохлится. В разгар страсти, когда поет песню за песней, шею опускает немного ниже, но никогда не вытягивает ее горизонтально, подобно косачу.

Никаких передвижений глухарь не делает во время песни и только когда значительно рассветет, появятся глухарки (появляются они как-то незаметно; бесшумно), услышит их голос, начнет подавать признаки движения и то когда кончена песня. После нескольких песен подряд иногда переменится с ноги на ногу, послушает, поворачивая голову, но коль скоро запел - никакого движения не делает. Сосна, осина, иногда матерая сучковатая береза - обычные места посадки токующего глухаря. Вершина ели (только не сучья), - в исключительных случаях и то когда рассветает и глухарь перелетит с места своего токования или прилетит издали.

В борах глухарь садится для токования преимущественно на вершину сосны, реже - в полдерева. На моховых болотах любит засохшие сосны. А как только достаточно рассветет, подлетят глухарки, - вместе с ними спускается на землю. На земле некоторое время продолжает токовать. Тут песня как будто не носит азарта опьяняющей страсти: часто останавливается, хвост и крылья своего положения не меняет, но шея немного выпрямляется. Глухарки кокетливо сидят. Глухарь скоро перестает токовать и приступает к брачному акту.

О токовании Сабанеев говорит: - "Прежде всего глухарь текает - "теке.. теке"... постепенно учащая и переходя, наконец, как бы в глухую трель, кончающуюся более громким щелканьем... как только глухарь участит свое теканье и начинается настоящее щелканье".

Не умею ли я разобраться в звуках песни или слух мой не улавливает отличительных нот, но только я не нахожу различия между теканьем и щелканьем и с увереннстью говорю: - это одно и то же.

Глухарь, сделав посадку, некоторое время прислушивается и, убедившись, что кругом все благополучно, начинает издавать "тэ-кэ". Сначала очень редко, точно метроном, поставленный на минимум, потом постепенно начинает учащать, наконец паузы сводятся на нет. Получается все тот же звук "тэ-кэ". Разница только в быстроте произношения.

Как только теканье дошло до максимума, следует протяжный звук, похожий не то на трещотку, не то гребень, по зубцам которого провели быстро пальцем (точно передать звук этот трудно - надо слышать), сразу переходит на глухую песню, как называют в народе.

Глухая песня (стрекотанье - определение не точное по звуку) очень приближается к заключительной части песни скворца, только не к песне зяблика, как некоторые сравнивают.

В песне глухаря других звуков я не нахожу. Песня глухаря по-моему состоит из трех звучаний, если можно так назвать: тека-нье или щелканье (одно и то же), переходного звучания (главный удар) от теканья к глухой песне и глухое звучание (стрекотанье).

Глухое звучание очень короткое. Если благоприятствует место, можно сделать 3-4 прыжка, больше - риск. Продолжительность глухого звучания я не проверял по секундомеру, но по-моему продолжается оно не менее 6-7 секунд (Здесь уважаемый автор ошибся: около трех секунд. - Ред ) . Я делал по пяти прыжков, песня продолжалась. Можно сделать еще два прыжка, но, повторяю, и пятый прыжок - уже риск. Когда глухарь в азарте поет песню за песней, теканье короче глухой песни.

Песня глухаря при тихой погоде, с едва заметной тягой воздуха на вас, - слышна: щелканье шагов на 150, при особо остром слухе - шагов на 200, щебетанье слышно на меньшее расстояние - шагов на 100-150.

Звуки песни томны, не звучны, отличаются своеобразностью от песни других птиц, и охотник, первый раз услышавший звук песни, но знакомый с ее описанием, безошибочно определит, что это и есть песня глухаря. Песня глухаря начинается, когда еще в лесу абсолютная тишина, ни одна пичужка не чирикнула еще, а вечером, когда смолкли голоса всех певчих птиц.

Одна уже эта особенность помогает начинающему охотнику узнать песню глухаря.

ПОДСЛУХ ИЛИ ПОСАДКА.

Местному охотнику нет большой надобности идти в ток вечером на подслух, когда охотится он один, лично для себя. Идет он утром, и, если ток окажется пустым, на следующее утро он направляется в другой ток, в его районе. Другое дело, когда надо сделать подсчет певунов, приготовить охоту, или вы приезжий, в вашем распоряжении два и больше тока. В таких случаях подслух необходим: не удалось вам "посадить" глухаря тут, вы утром уже в другом току.

Подслух, или посадка, не только закрепляет уверенность в удачной охоте утром, но он дает картину приятных охотничьих переживаний. Вы слышите певунов, их посадку и даже песню. Иногда глухарь начинает перелетать с дерева на дерево, долго возится, очевидно в поисках лучшего места, и, наконец, огласив вечернюю тишину леса своим "тэ-кэ", замолкнет до утра. А иногда усаживается сразу и голоса не дает. Где глухарь сел с вечера, там он будет петь и утром, это как правило.

Приходить на подслух следует до захода солнца. Идти по территории тока надо совершенно бесшумно и, усевшись на удобном месте для слуха, ждать сумерек, когда глухарь и прилетает в ток. Не исключены случаи, когда глухарь дневал тут же в току и на сумерках остается ему только взлететь на дерево. Это усугубляет вашу осторожность.

Особенно следует усилить осторожность при выходе из тока, помня, что в ночной тишине леса всякий звук усиливается. Позыв к кашлю следует скрадывать, каждый раз закрывая рот шапкой (то же, конечно, следует соблюдать и утром, при подскоках). Вспышки спички или ее пламя могут быть узрены глухарем и глухарь может слететь, поэтому следует воздержаться от курения, пока вы не вышли из тока, где глухаря не может уже быть. Площадь глухариного тока обычно настолько велика, что никак не охватишь ее слухом сидя на одно месте, поэтому приходится передвигаться с места на место. Как уже известно, звуки глухариной песни томны, не звучны, иногда и небольшое передвижение делает ее слышной благодаря благоприятному повороту, сделанному певцом. Поэтому при передвижении следует делать остановку через каждые примерно 20-30 шагов, внимательно прислушиваясь.

Чтобы подбодрить глухаря, следует время от времени давать голос глухарки. Услышав голос глухарки, глухарь не только даст знать о своем присутствии, но в большинстве случаев начинает и петь.

ГОЛОС ПОД ГЛУХАРКУ

Голос глухарки отличается от голоса тетерки только низкой нотой. Кто умеет дать голос тетерки, тот даст и голос глухарки.

Голос глухарки не сложный, выражается звуками двух букв "а" и "п" и произносится так: произнося букву "а", следует взять приблизительно среднюю ноту баса; произношение "а" делается с затяжкой, и после быстрый переход на букву "п" получится звук "ап", который совершенно легко подвести под подлинный голос глухарки, следует только услышать ее раз-другой.

Насколько тетерка произносит свои звуки торопливо, щедро, настолько глухарка квохчет не торопясь и скупо. Даст два-три призывных "ап" и замолчит. Это свойство призыва глухарки и должен исполнять охотник, когда желает подбодрить глухаря на току.

УСЛОВИЯ ПОДХОДА

Ознакомившись теоретически с песней глухаря, охотник не попадет впросак и на току. Песню глухаря сразу узнает, а прислушавшись к двум, трем песням, он начнет подскакивать самостоятельно. Как было уже сказано, щебетанье (глухая песня) продолжается 6-7 секунд. Надо запомнить: пока глухарь не сделал переход от теканья к глухой песне, то есть не последовал главный удар, трогаться с места нельзя: глухарь может оборвать теканье перед самым моментом главного удара. Малейший шорох глухарь услышит, если не слетит, то перестанет петь и будет настороже.

У меня были случаи: поет, как говорится, без сучка без задоринки, я уже всем корпусом наклонился, чтобы в момент сделать прыжок. Вот, вот главный удар и вдруг... оборвал, слушает. Споет песню — две и опять такой же предательский маневр.

По моим наблюдениям, такие хитрости бывают у старых напуганных глухарей. В этом со мной согласятся и другие охотники - знатоки песни глухаря.

Когда вы посадили глухаря с вечера, утром подходить к месту посадки следует со всей осторожностью, внимательно прислушиваясь на каждой остановке. Подход, то есть расстояние до глухаря, не должно быть ближе шагов ста. И если вы определили вечером точку посадки глухаря, а утром не слышите песню, между тем и по расстоянию и по времени песня должна быть слышна, - надо остановиться и ждать. Глухарь часто как говорят, "выдерживает", каждый шаг вперед может согнать глухаря: надо знать и помнить, что малейший звук ночью усиливается, как уже и было сказано и что не слышно уху вашему, то хорошо может слышать птица.

Есть охотники, которые подходят к поющему глухарю. Надо иметь исключительное хладнокровие, чтобы подходить. Обычно торопливо подскакивают, делая размашистые прыжки. И подскок не без основания. Если глухарь поет на 100-150 и больше шагов, то отбросив 30-40 шагов на выстрел, остальное пространство надо преодолеть минут в 20 не больше, пока еще стоят густые сумерки.

Учитывая всякие случайности на пути, как: топкую почву, валежник, лунки воды, редкую песню (нежаркую, как говорят) и так далее и так далее - не каждая песня в таких случаях покрывается полным количеством прыжков, иногда ограничиваешься одним-двумя. Сплошь да рядом вы слышите, как с другой стороны спешит другой охотник к вашему глухарю, и вы его опередили благодаря только большим прыжкам. Все эти толкачи и заставляют перейти на прыжки. Я не стою и против подхода у кого большое хладнокровие (сам я никогда не подходил), но скажу: "подскок" - общее правило, к поющему глухарю.

Пока глухарь еще на значительном расстоянии от вас, первые прыжки должны быть ограничены в своем количестве (2-3) по соображениям, что звук прыжка доходит позже до слуха птицы, чем вы остановились, а кроме того звуки могут быть от бульканья воды после того как вынута нога из топкого места. И только когда песня глухаря стала отчетливой, расстояние сократилось шагов на 20-30, следует дать полный ход, то есть точное количество прыжков под глухую песню.

Как нам уже известно, песня глухаря продолжается 6-7 секунд, но это время не может быть полностью взято для подскока: конец глухой песни всегда должен быть в запасе и, оборвав ваши прыжки, вы должны ясно слышать еще щебетанье (глухую песню).

Конец щелканья, подзадоривающей скороговоркой - момент самый трудный, когда вы должны уловить главный удар, чтобы без риска подскакивать.

Глухарь никогда не оборвет своей песни после главного удара, поэтому, чтобы не рисковать, следует подскакивать, когда будет услышано щебетанье. Пусть 1-2 секунды пропадут для начала, зато риска не будет.

Густой мрак ночи скрывает вас от глаз глухаря, но как только значительно рассвело, необходимо пользоваться заслоном: глухарь хотя и поет с открытыми глазами, но не замечает вас, так как в момент песни зрение его сосредоточивается в неопределенном направлении, зато по окончании песни он сразу замечает всякие подозрительные предметы.

Обычное правило - держи голову глухаря перед встречным стволом дерева, меняя этот заслон с каждым прыжком, когда вышел с прямой. Неудача с глухарем, о которой сказано в главе "Начало токов", была больше из-за того, что я стоял перед насторожившимся глухарем совершенно без всякого прикрытия, не предвидя неожиданной случайности.

Взять глухаря перед восходом солнца мало шансов, а после восхода солнца и совсем трудно. Чтобы не пугать птицу, следует ограничиться только наблюдением за песней без попыток подскока: ведь глухаря вы возьмете утром, в глубокие сумерки без всякого риска.

Глухарь иногда не издает ни звука, как было уже сказано, усевшись на дерево иногда он много раз подряд издает "дак, дак, дак" с редкими промежутками. Это еще не признак песни и не означает, что глухарь перейдет на "тэ-кэ".

"Дак", надо думать, обычный разговор глухаря, дающий знать о своем присутствии.

Только после "тэ-кэ" глухарь переходит на глухую песню и то если вы сможете при вечерних посадках подбодрить его голосом глухарки. Глухарь часто поет и вечером. Но вечерний подскок может часто поставить в положение ни туда, ни сюда, как говорят: песня глухаря вечером короткая, без заметной страсти и может быть оборвана, когда вы уже на пол-дороге.

Вечерняя добыча глухаря, можно сказать, случайная, кроме того она не дает тех ощущений, которые переживает охотник утром, а чем полагаться на случай, да не иметь полного удовольствия, лучше терпеливо обождать 4-5 часов, когда глухарь запоет с полным азартом и вы его возьмете, если конечно, в совершенстве знаете его песню. Четыре-пять часов я считаю промежуток времени с 8-9 вечера до 12 1/2-1 часа ночи, когда признак зари начинается в час или в половине первого и глухарь начинает уже петь.

Подскакивая к поющему глухарю, вы должны быть всегда, что называется, начеку: сосредоточены только на песне, заняты абсолютно точным выполнением всех приемов по песне и никакой рассеянности не должно быть места в этот момент. Это - основное правило, от которого и зависит весь успех охоты на току.

СТРЕЛЬБА

Глухарь - птица большая, сидит неподвижно, 20-30 шагов обычная дистанция выстрела, выцеливай и стреляй когда захотел и как захотел. Что может быть проще стрельбы в глухаря на току, - теоретически рассуждает охотник, мало знакомый с токами глухарей. Не так бывает на практике. И хороший стрелок иногда так досадливо "смажет", что промах остается на всю жизнь в его памяти.

Когда густой мрак ночи еще не поредел, а на востоке чуть заметен проблеск зари - лучший момент тогда подхода к глухарю. В этот момент и возможны больше всего промахи. Переплетшиеся ветки, птичье или беличье гнездо кажутся ночью поющим глухарем, куда торопливый охотник и посылает свой заряд. Звук песни глухаря очень обманчив. Часто подскакиваешь под дерево (на боровых токах) и не знаешь, на каком] именно дереве поет глухарь, и только прислушавшись, у самого ствола мачтовой сосны определяешь, что певец тут же над тобой, на самой вершине. Отскакиваешь под песню от ствола дерева и едва ловишь глазом глухаря, который кажется как бы черной бутылкой на фоне звездного неба. Выдержка и острый глаз нужны тут, малейшая торопливость - и ваш заряд ляжет в ложное место. Конечно при достаточном свете промахи возможны только когда выстрел не в меру. В таких случаях глухарь уходит в большинстве раненый.

В момент глухой песни глухаря можно производить какой угодно шум, включительно до выстрела по нем и, если не тронула его дробь, глухарь тем же темпом продолжает свою песню. В предупреждение всяких случайностей, как осечка, не вложены патроны, промах и так далее, я всегда стрелял во время глухой песни.

Заматерелый глухарь - птица крепкая на бой, как я уже и говорил, поэтому стрелять его дальше сорока-сорока пяти метров (50-60 шагов) не следует и это расстояние, если ружье надежное. Дальше 20-30 шагов я никогда не стрелял, конечно, за исключением тех случаев, когда глухарь пел на вершине мачтовой сосны. Если глухарь не свалился от выстрела, а продолжает сидеть, то торопиться со вторым выстрелом не следует - он падает иногда не сразу.

Стрелять глухарей на токах можно № 3 на близком, конечно, расстоянии. При дальних выстрелах ниже № 1 стрелять - сделать птицу подранком на 50 %, то есть 50 % будет подранков, которые улетят и бесцельно погибнут. Лучший выстрел - боковой или, что хуже, сзади, под перья только не в зоб, где плотные перья ослабят силу дроби и глухарь может улететь сильно раненый. При стрельбе глухарей на токах можно рекомендовать мелкокалиберную винтовку, хотя бы, например, шестимиллиметровый "Франкот".

Стрелять можно свободно с упора, на прицел время хватит, резкость боя достаточна (даже с избытком), к тому же звук выстрела и близко поющего глухаря особенно не пугает. А это важно в тех случаях, когда певун от певуна сидят недалеко и выстрел из ружья по одному спугнет другого, если вы лишены возможности стрелять под глухую песню соседнего певуна. Применение этого оружия, конечно, требует меткой стрельбы, знания положить пулю по убойному месту, иначе можно промахнуть глухаря, он улетит подранком и бесполезно пропадет.

Убойное место - голова. Положить пулю по этому месту на расстоянии 30-40 шагов можно без промаха при спокойном состоянии, но так как большинство охотников слишком горячится, завидев поющего глухаря, в таких случаях косой выстрел, ниже плеча одного крыла к другому по направлению к шее, пронижет грудь и глухарь упадет, не сделав движения.

Независимо от указанного преимущества винтовки перед ружьем, винтовка имеет еще преимущество с экономической стороны: не один заряд дроби и пороха сохранит она для охоты с легавой и гончей.

Подскочив к глухарю, стрелять не спеши (если ничто не торопит), стреляй под глухую песню не только взятого на прицел глухаря, но и соседнего певуна, когда слышишь его песню. Это основное правило и отступать от которого ни в каком случае не следует.

КАК ОБРАЩАТЬСЯ С РУЖЬЕМ

Этот вопрос как будто на беглый взгляд и не заслуживает должного внимания, в сущности же имеет большое предупредительное значение, особенно когда вы с компаньоном.

В темные ночи "хоть выколи глаз", как говорится, вы каждую минуту рискуете напороться то на сук, то оступиться и упасть или влететь по колено в воду и это тогда, когда у вас одна только мысль, как бы бесшумно пройти. Другое дело, когда вы услышали поющего глухаря. Как бы не сохраняли вы тут равновесие вашего хладнокровия, что-то спешно толкает вас вперед, вы забываете о всех препятствиях на вашем пути, а о ружье и совсем забыли. Курки взведены при первом услышанном звуке песни глухаря, ружье готово к выстрелу каждую минуту. Следуя за вами по пятам, ваш компаньон также взвел курки (патроны давно уже вложены) и совсем не следит за дулом своего ружья, которое все время наведено на вас. Пусть вы даже один. Оступились - выстрел, глухарь улетел. Или перед вами моховое болото отделило гривку, где и токует глухарь. И тут у берега и там у гривки лоза, тростник, топкое болото.

Заслышав песню глухаря, следует нести ружье перед собой, закинув погон за шею или забросив ружье за спину, чтобы таким образом были свободны руки, что крайне необходимо, когда вам приходится, что называется, продирать путь и закрывать глаза руками, чтобы предохранить глаза от ветки, сука и т. д. Время будет достаточно снять ружье и взвести курки, когда вы будете под глухарем, а рассчитывать на то, что вы можете предупредить полет глухаря, нет основания: если глухарь снялся не в меру - стрелять бесполезно, снялся в меру - стрелять не рекомендуется: в таких случаях преимущественно промахи.

Если правило облавных охот требует особого обращения с ружьем, то тем более мы должны следить за ружьем компаньона в ночное время, идущего по пятам за вами.

Не говоря уже о нечаянном выстреле, можно и сломать ружье, так как одна рука не сможет помочь вам удержаться и ружье может быть или выпущено из руки или хлопнется о землю, о дерево, упадает в воду. Ружье нести до тока рекомендуется вообще незаряженным и только в току, когда будет услышана песня глухаря, вложить патроны.

Все это должен помнить охотник как в интересах сохранения своего ружья, так главным образом, и в интересах безопасности и себя и своего компаньона.

НОЧЕВКА

Когда ночи еще не так коротки, место тока недалеко, да и ночи слишком холодные, вы ночуете дома. Но вот до первого проблеска зари 4-5 часов, дорога от дома возьмет туда и обратно 2-3 часа, нет смысла в таком случае идти на ночевку. Вы ночуете в лесу. Место ночевки должно быть по возможности дальше от тока, чтобы и отражение света костра не привлекало внимания певца и чтобы ваш разговор с компаньоном не достигал тока. Обычно веселая компания, при компанейских охотах, "приняв для согрева", - особенно усиливает разговоры. Место ночевки в таких случаях должно быть никак не ближе одного километра от тока.

Говорить о крепком сне с удобствами не приходится, однако можно приспособить и некоторое удобство.

На месте, где охотник предполагает лечь спать, следует наложить густой слой еловой или пихтовой лапки. Очень полезно на этом месте подогреть землю костром.

Если охотник одет не совсем тепло, требуется равномерное на всю ночь тепло костра, чтобы иметь такое тепло, надо зажечь "нодью". Нодья не требует подкладки другого топлива, не искрит, будет обогревать вас во все время вашего сна и вы будете застрахованы от искр, что может дать обыкновенный костер.

Костер ли, нодью ли - одинаково следует потушить, когда вы пошли в ток, этого требует лесное хозяйство.

ОДЕЖДА

Говорить об одежде деревенского охотника не приходится. Лапти, суконные портянки, овчинный полушубок в лучшем случае, а то просто шуба овчинная, кафтан, закатал полы и пошел. А если и сапоги на ногах, да ноги мокры - беда невелика: привычка, закал.

Другое дело городской охотник.

Таким охотникам без хорошей обмундировки лучше не трогаться с места. Когда еще много снега, крепкий наст - пригодны валенки (неподшитые кожей), в которых вы и подходите к глухарю. Охота в валенках непродолжительная, рискованная: можно провалиться в воду тайного ручейка под снегом. Обойтись без сапог нельзя, как бы вы рано ни начинали охоту.

Если ток на чистом боровом месте, нога идет по твердой почве, вы не рискуете попасть в воду. Таких токов бывает немного. Сплошь да рядом место пересечено моховыми болотинами, как назло глухарь поет за разливом широкого ручья, с быстро несущейся водой, меж неустойчивых кочек с вершиной для одной только ноги. От кочки до кочки широкий скок. Не попала нога на кочку, скользнула, потерял равновесие, не успев схватиться рукой за дерево или ветку, вы в воде по колено или выше колена.

Следовательно, сапоги должны быть высокие, выше колена, непромокаемые, носки теплые, шерстяные.

Одежда необходима легкая, теплая, не ниже колена, способная защищать вас от холода на ранних токах, когда много еще в лесу снега и ночи бывают очень холодные. Тужурка на меху или на хорошей вате, полушубок - обычная одежда на токах, которая отвечает всем требованиям ходовой охоты.

Только в ранних летах я обходился без шапки-ушанки. Качество шапки этой всем известно, говорить о ней не приходится.

Обойтись без перчаток конечно нельзя.

 

Ф. ЛЯЛИН

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2017 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru