Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Сейчас в чате 0 человек


Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

Библиотека

 

Глеб Горышин

Ниточка за иголочкой

Охота эта обыкновенно строится по тем же законам жанра, что и рассказ. Вначале бывает завязка: кто-то — лесной человек, настоящий охотник — пообещал­ся свести тебя на ток. Потом дорога, бог знает в ка­кую даль и глушь — на самолете, поезде, пароходе, машине — и обязательно пешедралом, по жердочкам, с кочки на кочку, с поднятыми заколенниками резино­вых сапог, проваливаешься то в снег, то в снежную во­ду, перебредаешь ручьи, завалы и грязи, чавкаешь по болоту, хрупаешь по гарям, погружаешься в сырые по­темки ельников, подставляешь себя весеннему солнцу на вырубках и полянах, отдыхаешь взором на нестеровских березках, шишкинских соснах, левитановских плесах и разливах, с каждым шагом накапливаешь в мышцах, костях и связках натруженность, а в душе что-то очень русское, изначальное, лесное.

Наконец, вожатый замедлит шаги, оглядится, при­глушенным, таинственным, как, бывало, в разведке, голосом скажет: «Все. Пришли. Вон в той гриве ток. Здесь будем табориться». И станем табориться. И я не знаю работы более сладостной, спорой, чем обустройство табора, где-нибудь в самом сердце России, на Новгородчине, на склоне песчаной, мореного происхождения, гряды, у края далеко простирающейся ровности клюквенного болота, с зубчатой синей стенкой бора на том берегу, с загадочно-безмолвной глухариной пу­щей где-то рядом. Один несет на плече сухую лесину, другой волочет лесину потолще. Кто-то затесывает ро­гульки для тагана, кто-то бежит с котлом за водой, кто-то обрубает у елей нижние лапы — для собствен­ного ложа, кто-то натягивает брезент-полог. Сносят в общую кучу припасы, каждый чем богат, тем и рад. Кто-то надрал моток бересты, зажигает костер. Всяк пнает, что надо сделать, старается изо всех сил сде­лать получше.

На тока приходят вдвоем или целой оравой, смот­ря какой ток и насколько компанейский характер у вожатого. По мне, так лучше вдвоем. В одиночку бы и совсем хорошо, но для этого следовало обзавестись дру­гим характером, ломить иную судьбу...

Если пришли ко времени, то закусываем и чаевни­чаем. Обычно чаевничать некогда, надо идти на под-слух. Вожатый показывает, кому куда идти, дает на­ставления: «Ты пойдешь край болотины, вон к тому островку, там сядешь, послушаешь прилет. Если ся­дут близко к тебе, замри. Глухарь, прилетевший на ток, очень чуток к каждому движению и звуку. Он мо­жет видеть тебя, но, пока ты неподвижен, он не слетит. Если он что-нибудь заподозрит, то утром не запоет. Зас­нет глухарь после одиннадцати, когда совсем сойдет на нет заря. Раньше уходить нельзя ни в коем случае. Перед сном глухарь может поскиркать. Охотиться под вечер­нюю песню лучше не стоит. Можно, конечно, скрасть глухаря и вечером, но этим самым лишишь себя поэзии, музыки классического предрассветного токовища. Если глухарь сядет у тебя над головой, тут уж можно стрелять: все равно, спугнутый, он наделает такого шу­му, что утром тока не будет. Стрелять надо только под острым углом, чтобы стволы вот так вот кверху тор­чали. То есть подойти как можно ближе к глухарю. Стрелять под углом более сорока пяти градусов не стоит: даже смертельно раненный, глухарь улетает, если у него не перебито крыло. Грудь у глухаря защи­щена пуховой подушкой, под нею зоб с жерновами, нейтральный к основным жизненным функциям. В глу­харя надо целить, видя его в профиль, с таким расче­том, чтобы перебить крыло, а еще лучше попасть в го­лову, в шею — сразу наповал. Добивать птицу — не са­мое лучшее дело. И совсем уж последнее дело — под­ранить и упустить глухаря, знать, что он все равно по­гибнет. Это просто ужасно, потом как оплеванный хо­дишь, как будто к любимой женщине на свидание при­шел и оказался не на высоте...»

Вот видите, какие бывают вожатые-глухарятники — подкованные по науке биологии, железные, как взведенные курки, и в то же время сентиментальные, даже с художественной жилкой. Чтобы найти такого вожатого, надо и самому тоже... С одной стороны, ни­точка за иголочкой тянется, а с другой — одного поля ягодки...

В вожатых у меня перебывало порядочно разных людей. То есть я навязывался в компанию то к одному, то к другому. Своего, мною найденного тока у меня все не заводилось, как не заводилось своего огорода. Уби­тые мной глухари покоятся под толщей лет бескровно­го, хотя и с ружьем за плечами, шатания по лесам. Я числю их в ряду грехов взыскующих. Перебирая в памяти лица моих вожатых на глухариных токах, ос­танавливаюсь на одном, главном, в дальнейшем буду называть его Учителем.

 

Глеб Горышин

 


Библиотека