Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Сейчас в чате 0 человек


Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

Библиотека

 

Глеб Горышин

По науке

Очень важно в охоте на глухарином току... Впро­ чем, все очень важно, ничто не должно выпасть, все надо исполнить с предельным тщанием и умением... Но все же очень важно не проспать, выйти на ток в то самое время, когда ты уже очухался, а глухари до­ сматривают свои последние сны...

Одни вожатые позволяли себе выходить за круг костерного тепла — какого-никакого, а все же тепла, да еще и света,— в тьму-тьмущую, на стужу лютую, в чащу непролазную, в болотину хлюпающую в три ча­ са (до перехода на новое время — с 1 апреля на час вперед). Другие, прежде всего Учитель, презирали та­ ких волынщиков, почитали их чужими в лесу. Учи­ тель, бывало, учительствовал: «Позже двух на току делать нечего. Глухари проснулись и слушают. Стоит их самую малость, под шуметь, и они не запоют. Мо­ жет быть, и не улетят с тока, но тока не будет...»

А костер держит тебя, пригревает. Ровного, долго­ го тепла от него не жди. Он то ожгет, выстрелит в тебя целой очередью искр, то пригаснет, задышит синими огоньками. И ждешь, кто самый неленивый, кто вста­ нет, сходит куда-то, приволочет бревно...

До того неохота вставать, к двум-то часам. Может, Учитель со своим максимализмом и тут загибает? Дру­ гие же ходят к трем и глухарей приносят. То есть при­ носили, в прежние времена...

Однако надо идти, лучше в два. А то потом будешь маяться: «Вот бы, если бы в два, а то провалялся, такой-сякой-разэтакой... »

Идти страшно, как головою в омут, с обрыва...

Раз, помню, охотился я на токах в Горном Алтае. Внизу черемуха распустилась, а в кедровых, листвен­ ничных, пихтовых гривах по ночам примораживало, под утро наст шуршал под ногой и сыпалась крошка. Сухие лиственницы хорошо горели в костре, споро, жарко, и не стреляли. У нас хорошо горят сухие оси­ ны, а там лиственницы. Пихты и ели сильно стреля­ ют. Кедрачей мы не трогали. Сухостойную листвягу, бывало, завалим, в четырех местах перерубим, нодью заделаем, то есть лесину на лесину, огонь между ними такой добрый — и греет всю ночь, и надежно оберегает от шляющихся по тайге, малохольных после зимней спячки медведей.

Но надо идти, в два часа. Сибирские глухари про­ водят свои токовища по такому же регламенту, как и наши. Ружье у меня было тогда одноствольное, кур­ковое, «тулочка-переломка». Три патрона с третьим номером дробью, для глухарей, и четыре с пятеркой, для рябчиков. Пули не было почему-то. По легкомыс­ лию...

И вот иду, отошел от костра, чуть привык к звезд­ ному свету над головой, к несносному — на глухари­ ной охоте — шуршанию наста под ногой, как вдруг за­ слышал... Чтобы вы думали? Ну конечно, хозяйскую, демонстративную — чем громче, тем лучше — поступь медведя. Первое, что мне захотелось, это убежать к родному костру. Но... от страху я просто, как говорит­ ся, прирос к тому месту, на котором стоял. И волосы у меня, может статься, зашевелились на темени (волос тогда было побольше, чем теперь). Я стал, как чурка, дрожал, как осиновый лист. Медведь приближался ко мне, он шел, похрястывая настом, посапывал, будто отдуваясь, как ходят в гору тучные мужики.

Хотел ли медведь повидаться со мной, знал ли что- нибудь обо мне или случайно ломился прямехонько на меня?.. Я стоял, подняв кверху ружьишко, со взве­денным курком, с дробью-тройкой в патроне. Убить медведя этой дробью — я понимал, что не мог. Охот­ ничьего обоюдоострого ножа — левую руку в развер­ стую пасть зверя, схватить его за язык, в правую ру­ ку нож — ив сердце — такого ножа у меня не было. И главное, не хотелось мне убивать медведя...

Он дошел до им же определенной черты, до того места, с какого мог меня разглядеть или разнюхать; Сколько бы продолжалось это разглядывание и раз нюхивание, я не знаю. Я приложился к ружью, наце­ лил его в сторону медведя, приподнял, чтоб, упаси боже, не задеть зверя дробиной, и нажал на курок. Порох в патроне был дымный, из ствола полыхнуло огнем. Медведь поднялся на дыбки и рявкнул. Испу­ га в его рявке не было, но, кажется, не было и угрозы. Просто медведь меня обложил, что-то такое высказал, вроде: «Я бы тебя разделал под орех... но неохота свя­ зываться». И ухрястал.

В ту зорю я все-таки скрал и добыл глухаря. Пото­ му что вовремя продрал глаза, оторвался от нодьи- кострища, шагнул за круг света, тепла — в потемки и стужу. Ровно в два часа, как учит Учитель.

 

Глеб Горышин

 


Библиотека