Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Сейчас в чате 0 человек


Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Библиотека

 

Глеб Горышин

Ляга

К осени подрос Комар у егеря Сарычева. Его уши теперь подымались торчком, стригли воздух. В лесу он обнюхивал мох и багульник и волновался, тявкал на заячий след, кидался за взлетевшим глухарем. Скворцы все сбились в общее стадо — семейные и бобыли, летали, вихрились над губой. Мальчишки стреляли по стае и подбирали потом на воде черных птах, как опадыши с куста боярышника. Они пекли скворцов на костре.

Летели гуси, и егерь Ванюша Птахин в зорю стоял на пролете, на самых верных местах.

На общем собрании в летней кухне охотничьей базы делили ондатровые угодья. Пришли рыбаки: Ладьи- ны, и Высоцкий, и Коля Тюфтяев, и Голохвастов, и сторож-дед. Сбежались на лодках озерные мужики, директор охотхозяйства Алехин. Приехал начальник охотин спекции Рогаль. Он сидел, бровастый и краснолицый»! на главном месте, как воевода среди холопов. Мотался! огонь под плитой. Блестели глаза и темнели заросшив| скулы в табачном дыму. Меркла лампа от чаду.

Все говорили, не подымаясь с порожка и лавок, только Сарычев попросил себе слова и встал. Все уви дали его как бы собранное в кулак лицо и сощурен ные глаза. Заговорил он спокойно. Каждую фразу еще! обозначивал паузой, словно подчеркивал жирной чер той:

— Я считаю, что все ондатровое хозяйство должно быть нашим местным делом. Мы здесь живем, на губе; губа — это наше поле. Мы его охраняем и кормимся от него. Отлов ондатры — не спорт. Это — промысел. Как лесникам, при их маленькой зарплате, даются сенокос­ ные угодья, так нам, охотникам, должно быть дано право оставлять за собой промысловые угодья. За кап канами нужно смотреть ежедневно, и если мы отда дим Лягу кому-нибудь из городских товарищей, это значит, что я, или Кононов, или Птахин должны стать подручными у этого товарища, то есть работать на него...

Рогаль чуть поворотил плечо к выступающему и сказал:

— Ты, Сарычев, брось демагогию. Ты будь доволен, что мы с тебя не взыскали за самоуправство на базе
еще в июне месяце. Что в газете там за тебя заступи лись, то мы газету эту не выписываем, ты учти. Газе та для молодежи предназначена, для воспитания, а мы тебе не позволим срывать нам работу. Блынский был
твоим непосредственным начальником, специалистом- охотоведом. Принцип единоначалия для всех нас — закон. Охотовед вел учет поголовья зверя и птицы, представлял нам документы. А ты — гастролер. Ты, пони
маешь, семью сюда не завозишь, чтобы при первом случае навострить лыжи в город. Мы знаем, какие ты тут себе устраиваешь каникулы. С этим надо кончать! За прогулы ты нам ответишь! Мы работаем по уставу, по плану... Газетка нам не закон...

— Это к нему дружки приезжают,— ввязался Алехин.— Гулянки здесь устраивают, а потом состав ляют в газету статейки.

— Я этого не отрицаю,— сказал Сарычев, стоя все так же прямо, все тем же ровным и глуховатым голо
сом.— Я уезжаю домой. Я об этом предупреждал, ког да поступал на базу. У меня больная жена, сын учится, семья не может жить вместе со мной. Я езжу, к семье, когда нет охоты и на базе может справиться один Птахин. О каждой своей отлучке я ставлю в известность охотхозяйство...

— Ну ладно,— прервал его Рогаль,— с тобой у нас еще не закончен вопрос. Здесь не место. Охотники
ждут.

— И взносы у него летом за три месяца не уплоче ны были,— подвякнул Алехин.

— Взносы — это одно, — сказал Володя Ладьин.— А кому Ляга отдана будет — это другое. Евгений Ва сильевич правильно говорит...

— Да что мы тут будем решать за ондатру,— ска зал охотник-куритель, пяльинский лесоруб.— Ондатра
ведь крыса, а зверя хитрее крысы и сроду нет. Крыса вон с парохода первой подрывает, когда опасность грозит. Мы тут сидим да рядим, кто будет Лягу облавливать, а крысы, может, тоже свое собрание провели и резолюцию приняли. Им, может, не климат, или вода бензином запахла. Нынче газетку как ни откроешь,
только и пишут, что гибнет животный мир. Вон в губе моторов нынче, как в Краснознаменном Балтийском
флоте. А крысам тоже гибнуть не больно охота. Может, они перебазировались уже. Чего же решать без
хозяина?..

В это время вдруг, заскребла зубами по деревяшке крыса в углу летней кухни, не дождалась окончания схода. Все повернулись туда и разом развеселились.

— Хозяин-то вон явился.

— Слова просит.

— Чего тебе в Лягу таскаться, Евгений Василье­вич? Вон у тебя под боком своей животины хватает.
Лови!

— У меня аккурат в сорок шестом был кот си бирской породы — Мурзик,— начал Андрей Филиппович Кононов,— он мышей в рот не брал. А крысу как учухат, в бой с ей вступает. Не сильно был кот здоровый на внешность, но хищный. Поволохаться с крысой любил. Охотник...

Досказать свою байку Филиппыч не смог: все знали про Мурзика, перебили его. Сходка распалась. Кто был сторонний и дальний, тот подался в свою лодку, а ближние сели к столу.

Глеб Горышин


Библиотека