Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Охота «в узерку».

 

Когда беляк сменяет свой летний мех на ослепительно белый зимний наряд, появляется возможность охоты «в узерку». Это бывает, когда заяц побелеет до выпадения снега или когда выпавший снег вдруг растает. В этом случае совершенно белый заяц становится хорошо заметным в любом уголке потемневшего, лишенного листвы осеннего леса. Такой заяц имеет большую склонность к затаиванию и ближе подпускает заметившего, «узревшего», его охотника. Вместе с тем побелевший раньше времени заяц становится более осторожным, стараясь держаться в лесной чаще и не выходить на открытые места.

От предыдущего способа охота «в узерку» отличается тем, что в данном случае нужно стремиться прежде увидеть зайца, а не просто «вытоптать» его. Одновременно эта охота имеет много общего с охотой с подхода, и особенно в том, что приходится так же много ходить. Искать побелевших зайцев следует под вершинами ветровальных деревьев, в молодом ельнике, в травянистых кочках, среди кустарников и заросших травянистых болот. Однако заяц может лежать и в редком лесу в надежде на хороший обзор, напоминая собой комок снега.

Охота «в узерку» возможна при любой погоде. Но более успешна она, как и в первом случае, в сырые тихие или ветреные дни, когда беляки вынуждены из чащи выбираться на опушки, в редкий кустарник, на вырубки и луга, где их легче заметить охотнику. Почему охота успешнее в тихие или ветреные дни, нет ли в этом противоречия? Дело в том, что в безветреную сырую погоду зайцы лежат на лежке более плотно, к ним удается подходить на довольно близкое расстояние. Влажная лесная подстилка хорошо скрадывает шум шагов. И, наоборот, когда в лесу ветрено, образуется много различных звуков, и это, в свою очередь, также позволяет легче подойти к лежащему зайцу.

Начинать охоту нужно ранним утром, с учетом короткого осеннего дня, тем более что в ненастную погоду раньше сгущаются сумерки.

В охоте «в узерку» может участвовать несколько человек, которые в таком случае передвигаются цепью. При этом необходимо обращать внимание на правила безопасности, строго выдерживая линию цепи и расстояние между охотниками.

К сожалению, эта увлекательная охота непродолжительна, бесснежье поздней осенью обычно быстро кончается, выпадает снег, облегчающий маскировку зайцев. Наступает пора зимних охот, описание которых мы начнем с охоты троплением.

Охота троплением. С выпадением устойчивого снега зайцы оставляют многочисленные отпечатки следов, особенно во время жировки. Принцип охоты троплением сводится к тому, чтобы отыскать свежий след зайца и, пройдя по нему до лежки, поднять зверька в пределах прицельного выстрела. Однако распутать хитроумное кружево заячьих следов и подойти к нему на лежке далеко не просто. Нужно научиться «читать» азбуку заячьих следов, уметь определять свежесть следа и хотя бы приблизительно угадывать места лежек. Поэтому вначале нужно остановиться на особенностях заячьего следа.

Охотникам нередко приходится охотиться в местах, где встречаются русак и беляк, следовательно, важно различать их следы, так как тропление беляка редко бывает удачным. Вот как увлекательно рассказывает об особенностях заячьих следов профессор А. Н. Формозов:

«Трудно найти следы, более удобные для первых опытов следопытства, чем тропы зайца, или заячий малик, как говорят охотники. Следы зайца легко обнаружить в любом лесу, в любой роще, на огородах, полях, нередко сейчас же за окраиной города. Если задаться целью обязательно отыскать логово зайца и увидеть его самого, то хождение по следам станет еще увлекательнее.

Нужно умение быстро ориентироваться в обстановке, быстро соображать и быстро действовать, чтобы не дать зайцу перехитрить вас на петлях и уйти незамеченным.

Недаром среди охотников так много поклонников охоты по пороше. Настоящему любителю природы даже одно разгадывание русачьих уловок доставляет большое удовольствие.

Зимний день короток, до места нужно пройти несколько километров. Вы выходите ночью, задолго до рассвета. Тусклые лунные поля; как заиндевелое море — сугробы. Мерно хрустит снег на дороге; постукивая, бегут следом привязанные па веревке лыжи. Зимой светает медленно. Бледной струйкой пробивается заря над мглистым краем дальнего поля.

... И вдруг вы разом на всем ходу останавливаетесь. Всего четыре ямки, четыре голубоватые тени на чистой, розовеющей от зари вершине сугроба. Две маленькие сзади, две побольше впереди. Не русак ли? Вы становитесь на колени, низко наклоняетесь над следом. Не русак ли? Ведь браться за разыскивание беляка—дело невыгодное; погуляв, покормившись на поле, он уходит в глубину оврага или чащу кустарников, где спугнуть его хрустом ветвей очень легко, но увидеть почти невозможно.

Нет, русак. Следы лап небольшие, продолговатые. Нужно надеть лыжи и расстаться с дорогой. Вот здесь заяц вышел на запорошенную полозницу, здесь посидел на ней. Пазанки лап отпечатались полностью. Наверное, водил ушами, долго прислушивался. Кругом было тихо и спокойно— русак заковылял по колеям, а потом, круто повернув вправо, длинным прыжком скрыл продолжение следа на капустник. Здесь он долго ползал от кочерыжки к кочерыжке, грыз сухую лебеду, натрусив сора на снег, затем перешел на полосу озимей, потом снова вернулся на капустник.

Это сложная путаница на месте кормежки — «жировка», как говорят охотники, или «жировой след». Он состоит из мелких, коротких прыжков, никогда не бывает прямолинейным. Его не нужно распутывать, так как заяц редко ложится тут же.

Вы описываете достаточно большой круг и натыкаетесь на выход с места кормежки. Выходной след прямой, с крупными, энергичными прыжками. Заяц направился к дороге, прошел метров пятьдесят, вернулся назад, следуя тем же путем (это петля, если следы идут на некотором расстоянии один от другого, или вздвойка, если они покрывают друг друга), и «сметнул», сделал «скидку»— огромный прыжок влево, скрыл отпечатки лап в зарослях бурьяна, а затем по меже направился к кустикам шиповника. Дорогой он еще несколько раз делал петли, сметывал, и, наконец, залег. Выкопал логово в снегу, под кустом, на конце пути, имеющего форму рыболовного крючка, и притаился, поджав ноги, заложив на спину уши, повернувшись носом туда, откуда всегда можно ждать врага, то есть к следу.

Уже на первой петле вы приняли все меры предосторожности: взвели курки ружья, оставили скрипевшие лыжи, опустили воротник, подняли наушники шапки, чтобы лучше было слышно. На второй петле вы смотрите больше по межам и кустам, чем на след, после третьей — слух и зрение напряжены до последней степени. Так вы достигаете предпоследней петли и здесь вдруг замечаете крутой поворот следа влево и назад. Вы проиграли и через минуту сами убедитесь в этом!

Русак, заслышав шорох шагов, терпеливо ожидал момента, когда, достигнув предпоследней петли, вы повернулись к нему спиной. Незаметно, бесшумным прыжком вымахнул он из логова, поднимая морозную пыль, перелетел через ближнее поле, в последний раз мелькнул ушами за межой и был таков».

Следует сказать, что в обычных повадках русака нередко могут наблюдаться исключения, что вводит в заблуждение охотников. Так, в ветреную погоду русак устраивается на лежке головой не к следу, а к ветру. Лежки не всегда располагаются вдалеке от мест жировок: среди больших полей русак иногда устраивается на дневку в 50—70 метрах от кормежки. При внимательном сравнении следов зайцев не трудно увидеть, что отпечатки лап беляка шире, округленнее, крупнее, чем у русака, и располагаются они друг к другу ближе. Разница между величиной отпечатка передней и задней лапы у беляка гораздо меньше, чем у русака, так как передние лапы беляка по отпечаткам почти не отличаются от задних. Русак делает небольшое число длинных петель и вздвоек, беляк — множество более мелких, коротких. Этих зайцев можно отличать и по форме помета («орешков»): у русака помет обычно темно-бурого цвета, с вытянутым кончиком, у беляка — более светлый, желтовато-бурый, округло-сплюснутой формы.

Так образуется заячий след
Так образуется заячий след

И, наконец, важно определять характер следа. Прежде всего о жировочном следе, остающемся на месте кормежки зайцев. Он отличается тем, что между каждым комплектом следов (отпечатками всех лап) почти не остается свободного расстояния. Промежутки между отпечатками задних (первые два отпечатка) и передних лап обычно незначительны. На жировочном следе нередко остаются «орешки», следы мочи, чего не бывает на скидном, ходовом и тем более гонном следе.

Ходовой след — размеренные прыжки средней длины, идущие в определенном направлении. Расстояние между комплектами следов значительно больше, чем на жировочном следе. Обычно такой след заяц оставляет при переходе с лежки на жировку, или наоборот.

Скидной след—начало серии приемов, при помощи которых заяц путает следы перед тем, как залечь на дневку. Такой след остается от наибольших прыжков, которые заяц обычно делает под углом к основному направлению хода. При помощи «скидки» заяц часто выходит на дорогу или лыжню, где след его обнаружить довольно трудно. Начинать распутывание нужно с ходового следа, так как вскоре можно ожидать «скидку» и лежку.

Гонный след заяц оставляет при преследовании его собакой или охотником. Это большие, растянутые следы с длиной прыжков до 3—4 метров.

Следы толая и русака похожи, только у толая они еще мельче. Маньчжурский заяц, следы которого напоминают следы беляка, также много петляет перед тем, как залечь на лежку.

Лежка русака
Лежка русака

Охота троплением возможна лишь в открытых угодьях, где легче распутать заячий след и подойти к лежке на расстояние выстрела. Успех этой охоты определяется не только наличием зайцев и умением разбираться в их следах, но и свежестью отпечатков. Это связано с качеством пороши. Наилучшей считается пороша девяти-десятичасовой давности, то есть когда снег прекратился к середине ночи. Найдя след, нужно определить его направление и двигаться несколько в стороне, не затаптывая его. Если след приводит к жировке, следует найти выход зайца, обогнув это место. Все петли приходится выкруживать, а при встрече вздвойки нужно быть максимально осторожным, осматривая окружающую местность, особенно неровности, кусты, остатки травы на межах. Удобно тропить зайцев вдвоем, хотя больше сторонников одиночного тропления.

В случае промаха по гонному следу идти бесполезно, нужно отыскивать свежий след. Очень трудно тропить при давней пороше в многоследье, а также в поземку, быстро задувающую отпечатки следов. Если на следах различаются хотя бы мельчайшие звездочки-снежинки, — значит след не свежий. Окончательная удача при охоте троплением зависит от осторожности, внимательности, рассчитанности каждого шага, от ежесекундной готовности к трудному выстрелу по русаку, способному вымахнуть оттуда, откуда даже его и не ждешь.