33-я ежегодная специализированная выставка ОХОТА И РЫБОЛОВСТВО-2018(осень) пройдёт с 18 по 21 октября 2018 г. КВЦ ЭКСПОФОРУМ, Петербургское шоссе, 64/1, павильон G. Бесплатный автобус от станции метро Московская. Режим работы выставки: 18-20 октября с 10.00 до 18.00 21 октября с 10.00 до 16.00
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Свисток

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

Щенок очень быстро узнает свое имя. В раннем возрасте, когда человек заменяет собою недостающий авторитет матери, и в особенности, когда щенок не находится в  обществе себе подобных, малейшее внимание, оказанное ему человеком, призывает уже щенка.
Если призывать щенка данной ему кличкою, то весьма немногочисленное повторение такого упражнения заставляет четырехнедельного младенца приподнять уши и спешить к хозяину на расползающихся по полу лапках. По этим причинам, да и вследствие совершенно малого практического значения клички в деле обучения легавой, я не выделяю кличку в отдельное требование дрессировки.
Приучение к свистку основано на том же чувстве собаки прибежать к хозяину, быть с ним, а, кроме того, на надежде получить что нибудь лакомое. 
Самый звук свистка заключает в себе что-то заманчивое для слуха собаки, весьма вероятно по причине того, что звук свистка наиболее приближается к звукам, издаваемым многими птицами. По моим наблюдениям, этот звук сразу ласкает слух собаки и манит ее, между тем, как многие другие, хотя бы мягкие звуки вызывают; иное чувство.
Быть может, такое расположение к свистку основано на наследственной привычке, являясь прирожденною симпатией, и мне такое  объяснение кажется наиболее правдоподобным.
Как только щенок узнает, что звуки свистка производятся воспитателем, так уж он никогда их не забудет и сейчас же спешит! на этот зов.
Суть обучения свистку заключается, как в приучении к зову,  так и в развитии восприимчивости и гибкости послушания этому сигналу при всяких обстоятельствах. Задача дрессировки по части свистка состоит, следовательно, в развитии так называемой а п п е л л ис т о с т и, в достижении бодрого, веселого, охотного и незамедлительного прихода собаки на свисток. Нужно прежде всего достигнуть привлекательности для собаки свистка и не вызывать в ней этим звуком представления о чем-то насильственном, неприязненном, напоминающем о принуждении.
Свисток должен пробуждать известную любознательную охоту; собаки являться по зову и в то же время должен быть авторитетен, вызывая в собаке сознание неизбежности явки.
Оценка правильного воздействия свистка на собаку легко делается по манере собаки приходить на зов: если она приходит ободами, занимаясь по пути тем, что ее интересует,—нужно признать ее недоучкою или скверно обученою собакою; если же собака приходит галопом, как по нитке, самым кратчайшим путем, не спуская глаз с хозяина,—аппеллистость должная.
Достижение двух основных требований зова, т. е., с одной стороны, любознательной охоты собаки приходить на зов, а, с другой, сознания неизбежной необходимости явки, дает возможность и призывать собаку, и отзывать ее от самого азартного и увлекательного занятия. Значение свистка поэтому огромно. И если требованию «ляг» должно быть отведено чуть ли не первое по значению место, то только потому, что подразумевалось прохождение собакою, ложащеюся на расстоянии по поднятой руке, полного курса обучения свистку.
Во всяком случае собака, прекрасно повинующаяся поднятой руке, с большой отзывчивостью относится к призывному свистку, освобождающему ее от скучного лежания.
Без преувеличения можно сказать, что, если собака моментально ложится в поле на расстоянии по поднятой руке и является, хотя бы издали на свисток к ногам хозяина, то все остальные премудрости обучения дадутся шутя.
Повторяем, как только щенок узнает, что звуки свистка производятся хозяином, так он никогда не забудет их и поспешит на этот зов. Эту аппеллистость щенка, пользуясь тем, что младенческий возраст не имеет еще серьезных отвлечений, и что в нем не развилась еще самостоятельность, нужно всемерно укреплять, не злоупотребляя, однако, свистком и, понятно, не дозволяя домашним, особенно детям, пользоваться этим призывом.
Свисток на кормление, свисток на прогулку, за лакомым кусочком, свисток просто призывный, с последующей лаской—в непродолжительном времени становится настолько мил щенку, что он, заслышав его и не разобрав хорошо направления, обращается весь в слух, становясь в эффектную позу с гордо поднятою головою и опрометью кидается напрямик. Вот это захватывающее действие свистка необходимо поддерживать и развивать умело и тактично.
Но свисток подразумевает не только призыв собаки, он часто служит отзывом, удержанием от соблазна, мгновенной остановкой, вызывающей раздумье, после которого собака отрезвляется и спешит к хозяину. Не одно приятное требует свисток, но он при благоразумности предъявляемых требований и тактичности хозяина, тем не менее, заставляет собаку спешить на зов для выяснения воли хозяина.
Отзыв собаки от пищи, когда она ждет разрешения начать есть, чрезвычайно полезное упражнение: это будущий отход со стойки. Оно вырабатывает в собаке выдержку и вместе с тем является прекрасным способом для укрепления послушания вообще и, в частности, развивает охоту к явке на свисток, т. к. собака бежит к хозяину от пищи в надежде, что за этим последует разрешение вернуться к пище и получить таким образом как бы награду за исполнительность.
Лучшим средством воздействия за ослушание свистку и в то же время мерою укрепления аппеллистости служит приказание лечь на том месте, где собака ослушалась свистка. Самому следует отойти туда, откуда дан был свисток. Выдержав собаку на лежке, следует позвать ее и похвалить.
И без ослушания нужно таким же способом развивать в собаке гибкое повиновение свистку, тем более, что это прекрасное упражнение одновременно служит обучению самым важным требованиям: лечь и являться на свисток. Расстояние, с которого при этом упражнении дается свисток, как было уже указано при разборе требования «ляг», следует постепенно увеличивать.
Большим соблазном для собаки, которой велено лежать, бывает видеть, как хозяин удаляется все дальше и дальше в то время, как она прикована к месту. Но зато какая радостная прыть подбрасывает ее, как на пружинах, когда с расстояния более сотни шагов она услышит сладкий призыв свистка!..
Очень полезно для оживления послушания и поддержания в собаке привычки следить за хозяином прятаться по временам, наблюдая, что поделывает собака. Она очень скоро заметит отсутствие 
хозяина и, подпрыгивая из высокой травы, чтобы дальше видеть, бросается на поиски. Вид у нее растерянный. По нервным движениям головы и несколько то приподнятым, то прижатым ушам, жадно, но тщетно старающимся  уловить звук свистка, видно, что внезапное исчезновение хозяина сделало ее сиротою.
Она снова пускается карьером на прежнее место, мечется взад и вперед от волнения, сразу не соображая, что в таких случаях лучше действовать не зрением, а чутьем. Пока она несется в противоположную сторону, дайте свисток, полюбуйтесь, как он молниеносно остановил собаку, свистните еще раз, чтобы она поняла направление, и полюбуйтесь быстротою хода, а через миг—радостью собаки, когда она откроет ваше местонахождение.
В качестве свистка, прежде всего следует употреблять собственные губы. Важно, чтобы собака прежде всего знала этот звук. Свисток можно забыть дома, потерять, а собственные губы неизменно сопровождают вас всегда,—но нужно, чтобы собака знала и звук искусственного свистка.
Костяной свисток полезно всегда иметь при себе на шнурке в петельке одежды. По силе звука такой свисток в ветер и на большом расстоянии незаменим.
Собака способна понять и понимает значительно больше, чем предполагают. Когда собака не слушается распоряжения, не входящего в обиход дрессировки, думают, что она не понимает. Конечно, очень важно обладать достаточной наблюдательностью и опытом, чтобы безошибочно определить, понимает ли собака, что ей сказано делать или не делать, или же упрямится.
Собака далеко не во всех случаях склонна в послушанию. Самая аппеллистая собака иногда может не послушаться свистка, когда она стремится приветствовать появившуюся другую собаку или враждебно отнестись к ней. Также может случиться, что не послушает она, когда вы не позволяете ей словом «нельзя» хватать конский навоз или кал.
Необходимо делать различия между проявлениями ослушания собаки, взыскивая не одинаково за неисполнение полевых дрессировочных требований и таких, которые, хотя и имеют отношение к ним в смысле общего послушания, но касаются проявления особых вкусовых ощущений и иных потребностей собаки. Эти нарушения никогда не следует карать слишком строго. Ведь, борясь с ослушанием, проявленным в приведенных двух примерах, вы боретесь с самыми естественными природными проявлениями живого организма собаки,—другими словами, вы хотите, чтобы ваша собака перестала быть собакою! Преследуя слишком строго ослушание, не вредящее общему укладу полевой деятельности собаки, вы этим самым ее мертвите, приучая хитрить и скрывать то, что раньше она делала открыто. 
Для предупреждения ослушания и вразумления собаки не карою, а словесными внушениями, очень важным условием является приучение собаки к пониманию ею как можно большего количества слов.
Требование «нельзя» является логичным противопоставлением слову «возьми». И то, и другое совершенно легко усваиваются собакою путем упражнений над пищею. Если собака начинает есть только с разрешения, то всякое слово, произнесенное авторитетным голосом, кроме ожидаемого «возьми», будет означать «нельзя».
Всякие попытки приблизиться к пище и вообще нетерпение нужно останавливать словом «н е л ь з я», оно же должно служить и успокоительным средством.
Весь секрет быстрого и правильного понимания собакою слов вообще и терминологии дрессировки, в частности, заключается в своевременном и постоянном употреблении подлежащего слова,—и не только в прямых, буквальных случаях, но и в смежных по смыслу требуемого действия.
Как только собака усвоит значение слова «нельзя» при поднесении ей в руке чего нибудь съедобного, полезно приступить к упражнениям над куском брошенного хлеба, во время останавливая ее тем же словом и придерживая собаку на всякий случай на сворке. Затем собаке предоставляют свободу, бросают дальше от нее кусок хлеба большого размера, чтобы она не могла быстро забрать его в пасть, и если-бы она схватила его без разрешения,—следует тотчас же разжать ей пасть и вытряхнуть кусок. После этого надо собаку уложить, выдержать ее, повторяя слово «нельзя», и вновь бросить кусок, произнося тот-же запрет.
После того, как собака хорошо будет знать значение слова «нельзя», пора заменять его от времени до времени звуком «тсс». Звук этот и мягче, и удобнее; он употребляется впоследствии для того, чтобы собака не шла вперед, а оставалась у ноги или шла бы тише, осторожнее и не волновалась бы. Собака, слыша этот звук, чувствует над собой глаз хозяина и идет осторожнее, а, между тем, без этого предупреждения горячность и увлечение дошли бы до самозабвения.
Щенок очень быстро узнает свое имя. В раннем возрасте, когда человек заменяет собою недостающий авторитет матери, и в особенности, когда щенок не находится в  обществе себе подобных, малейшее внимание, оказанное ему человеком, призывает уже щенка.

Если призывать щенка данной ему кличкою, то весьма немногочисленное повторение такого упражнения заставляет четырехнедельного младенца приподнять уши и спешить к хозяину на расползающихся по полу лапках. По этим причинам, да и вследствие совершенно малого практического значения клички в деле обучения легавой, я не выделяю кличку в отдельное требование дрессировки.

Приучение к свистку основано на том же чувстве собаки прибежать к хозяину, быть с ним, а, кроме того, на надежде получить что нибудь лакомое. 

Самый звук свистка заключает в себе что-то заманчивое для слуха собаки, весьма вероятно по причине того, что звук свистка наиболее приближается к звукам, издаваемым многими птицами. По моим наблюдениям, этот звук сразу ласкает слух собаки и манит ее, между тем, как многие другие, хотя бы мягкие звуки вызывают; иное чувство.

Быть может, такое расположение к свистку основано на наследственной привычке, являясь прирожденною симпатией, и мне такое  объяснение кажется наиболее правдоподобным.

Как только щенок узнает, что звуки свистка производятся воспитателем, так уж он никогда их не забудет и сейчас же спешит! на этот зов.

Суть обучения свистку заключается, как в приучении к зову,  так и в развитии восприимчивости и гибкости послушания этому сигналу при всяких обстоятельствах. Задача дрессировки по части свистка состоит, следовательно, в развитии так называемой а п п е л л ис т о с т и, в достижении бодрого, веселого, охотного и незамедлительного прихода собаки на свисток. Нужно прежде всего достигнуть привлекательности для собаки свистка и не вызывать в ней этим звуком представления о чем-то насильственном, неприязненном, напоминающем о принуждении.

Свисток должен пробуждать известную любознательную охоту; собаки являться по зову и в то же время должен быть авторитетен, вызывая в собаке сознание неизбежности явки.

Оценка правильного воздействия свистка на собаку легко делается по манере собаки приходить на зов: если она приходит ободами, занимаясь по пути тем, что ее интересует,—нужно признать ее недоучкою или скверно обученою собакою; если же собака приходит галопом, как по нитке, самым кратчайшим путем, не спуская глаз с хозяина,—аппеллистость должная.

Достижение двух основных требований зова, т. е., с одной стороны, любознательной охоты собаки приходить на зов, а, с другой, сознания неизбежной необходимости явки, дает возможность и призывать собаку, и отзывать ее от самого азартного и увлекательного занятия. Значение свистка поэтому огромно. И если требованию «ляг» должно быть отведено чуть ли не первое по значению место, то только потому, что подразумевалось прохождение собакою, ложащеюся на расстоянии по поднятой руке, полного курса обучения свистку.

Во всяком случае собака, прекрасно повинующаяся поднятой руке, с большой отзывчивостью относится к призывному свистку, освобождающему ее от скучного лежания.

Без преувеличения можно сказать, что, если собака моментально ложится в поле на расстоянии по поднятой руке и является, хотя бы издали на свисток к ногам хозяина, то все остальные премудрости обучения дадутся шутя.

Повторяем, как только щенок узнает, что звуки свистка производятся хозяином, так он никогда не забудет их и поспешит на этот зов. Эту аппеллистость щенка, пользуясь тем, что младенческий возраст не имеет еще серьезных отвлечений, и что в нем не развилась еще самостоятельность, нужно всемерно укреплять, не злоупотребляя, однако, свистком и, понятно, не дозволяя домашним, особенно детям, пользоваться этим призывом.

Свисток на кормление, свисток на прогулку, за лакомым кусочком, свисток просто призывный, с последующей лаской—в непродолжительном времени становится настолько мил щенку, что он, заслышав его и не разобрав хорошо направления, обращается весь в слух, становясь в эффектную позу с гордо поднятою головою и опрометью кидается напрямик. Вот это захватывающее действие свистка необходимо поддерживать и развивать умело и тактично.

Но свисток подразумевает не только призыв собаки, он часто служит отзывом, удержанием от соблазна, мгновенной остановкой, вызывающей раздумье, после которого собака отрезвляется и спешит к хозяину. Не одно приятное требует свисток, но он при благоразумности предъявляемых требований и тактичности хозяина, тем не менее, заставляет собаку спешить на зов для выяснения воли хозяина.

Отзыв собаки от пищи, когда она ждет разрешения начать есть, чрезвычайно полезное упражнение: это будущий отход со стойки. Оно вырабатывает в собаке выдержку и вместе с тем является прекрасным способом для укрепления послушания вообще и, в частности, развивает охоту к явке на свисток, т. к. собака бежит к хозяину от пищи в надежде, что за этим последует разрешение вернуться к пище и получить таким образом как бы награду за исполнительность.

Лучшим средством воздействия за ослушание свистку и в то же время мерою укрепления аппеллистости служит приказание лечь на том месте, где собака ослушалась свистка. Самому следует отойти туда, откуда дан был свисток. Выдержав собаку на лежке, следует позвать ее и похвалить.

И без ослушания нужно таким же способом развивать в собаке гибкое повиновение свистку, тем более, что это прекрасное упражнение одновременно служит обучению самым важным требованиям: лечь и являться на свисток. Расстояние, с которого при этом упражнении дается свисток, как было уже указано при разборе требования «ляг», следует постепенно увеличивать.

Большим соблазном для собаки, которой велено лежать, бывает видеть, как хозяин удаляется все дальше и дальше в то время, как она прикована к месту. Но зато какая радостная прыть подбрасывает ее, как на пружинах, когда с расстояния более сотни шагов она услышит сладкий призыв свистка!..

Очень полезно для оживления послушания и поддержания в собаке привычки следить за хозяином прятаться по временам, наблюдая, что поделывает собака. Она очень скоро заметит отсутствие 

хозяина и, подпрыгивая из высокой травы, чтобы дальше видеть, бросается на поиски. Вид у нее растерянный. По нервным движениям головы и несколько то приподнятым, то прижатым ушам, жадно, но тщетно старающимся  уловить звук свистка, видно, что внезапное исчезновение хозяина сделало ее сиротою.

Она снова пускается карьером на прежнее место, мечется взад и вперед от волнения, сразу не соображая, что в таких случаях лучше действовать не зрением, а чутьем. Пока она несется в противоположную сторону, дайте свисток, полюбуйтесь, как он молниеносно остановил собаку, свистните еще раз, чтобы она поняла направление, и полюбуйтесь быстротою хода, а через миг—радостью собаки, когда она откроет ваше местонахождение.

В качестве свистка, прежде всего следует употреблять собственные губы. Важно, чтобы собака прежде всего знала этот звук. Свисток можно забыть дома, потерять, а собственные губы неизменно сопровождают вас всегда,—но нужно, чтобы собака знала и звук искусственного свистка.

Костяной свисток полезно всегда иметь при себе на шнурке в петельке одежды. По силе звука такой свисток в ветер и на большом расстоянии незаменим.

Собака способна понять и понимает значительно больше, чем предполагают. Когда собака не слушается распоряжения, не входящего в обиход дрессировки, думают, что она не понимает. Конечно, очень важно обладать достаточной наблюдательностью и опытом, чтобы безошибочно определить, понимает ли собака, что ей сказано делать или не делать, или же упрямится.

Собака далеко не во всех случаях склонна в послушанию. Самая аппеллистая собака иногда может не послушаться свистка, когда она стремится приветствовать появившуюся другую собаку или враждебно отнестись к ней. Также может случиться, что не послушает она, когда вы не позволяете ей словом «нельзя» хватать конский навоз или кал.

Необходимо делать различия между проявлениями ослушания собаки, взыскивая не одинаково за неисполнение полевых дрессировочных требований и таких, которые, хотя и имеют отношение к ним в смысле общего послушания, но касаются проявления особых вкусовых ощущений и иных потребностей собаки. Эти нарушения никогда не следует карать слишком строго. Ведь, борясь с ослушанием, проявленным в приведенных двух примерах, вы боретесь с самыми естественными природными проявлениями живого организма собаки,—другими словами, вы хотите, чтобы ваша собака перестала быть собакою! Преследуя слишком строго ослушание, не вредящее общему укладу полевой деятельности собаки, вы этим самым ее мертвите, приучая хитрить и скрывать то, что раньше она делала открыто. 

Для предупреждения ослушания и вразумления собаки не карою, а словесными внушениями, очень важным условием является приучение собаки к пониманию ею как можно большего количества слов.

Требование «нельзя» является логичным противопоставлением слову «возьми». И то, и другое совершенно легко усваиваются собакою путем упражнений над пищею. Если собака начинает есть только с разрешения, то всякое слово, произнесенное авторитетным голосом, кроме ожидаемого «возьми», будет означать «нельзя».

Всякие попытки приблизиться к пище и вообще нетерпение нужно останавливать словом «н е л ь з я», оно же должно служить и успокоительным средством.

Весь секрет быстрого и правильного понимания собакою слов вообще и терминологии дрессировки, в частности, заключается в своевременном и постоянном употреблении подлежащего слова,—и не только в прямых, буквальных случаях, но и в смежных по смыслу требуемого действия.

Как только собака усвоит значение слова «нельзя» при поднесении ей в руке чего нибудь съедобного, полезно приступить к упражнениям над куском брошенного хлеба, во время останавливая ее тем же словом и придерживая собаку на всякий случай на сворке. Затем собаке предоставляют свободу, бросают дальше от нее кусок хлеба большого размера, чтобы она не могла быстро забрать его в пасть, и если-бы она схватила его без разрешения,—следует тотчас же разжать ей пасть и вытряхнуть кусок. После этого надо собаку уложить, выдержать ее, повторяя слово «нельзя», и вновь бросить кусок, произнося тот-же запрет.

После того, как собака хорошо будет знать значение слова «нельзя», пора заменять его от времени до времени звуком «тсс». Звук этот и мягче, и удобнее; он употребляется впоследствии для того, чтобы собака не шла вперед, а оставалась у ноги или шла бы тише, осторожнее и не волновалась бы. Собака, слыша этот звук, чувствует над собой глаз хозяина и идет осторожнее, а, между тем, без этого предупреждения горячность и увлечение дошли бы до самозабвения.