33-я ежегодная специализированная выставка ОХОТА И РЫБОЛОВСТВО-2018(осень) пройдёт с 18 по 21 октября 2018 г. КВЦ ЭКСПОФОРУМ, Петербургское шоссе, 64/1, павильон G. Бесплатный автобус от станции метро Московская. Режим работы выставки: 18-20 октября с 10.00 до 18.00 21 октября с 10.00 до 16.00
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Ляг

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

 

При изложении в настоящей главе о дрессировке отдельных требований имелось в виду размещение их в порядке лишь некоторой, приблизительной постепенности. Провести полную постепенность затруднительно, тем более, что между отдельными требованиями получается соревнование. Порядок постепенности соблюдается по очередным возраст н ы м задачам воспитания, а не по значению того или другого отдельного этапа в обучении.
Если же за основание порядка принять важность того или другого требования, то, конечно, первым пришлось бы поместить требование «ляг». На нем зиждется весь закон дрессировки, он оказывает наибольшее влияние на выдержку собаки, а, следовательно, является и наиболее важным, как в дрессировке, так и при натаске.
Надо принять во внимание, что требование «ляг» сперва предъявляется перед кормом, и только при могучем воздействии еды, как вознаграждения, оно сравнительно легко и замечательно прочно внедряется в понимание собаки с раннего щенячьего возраста. Из этого, между прочим, мы видим, насколько вознаграждение i-съедобным важно вообще в методах воспитания.
Если собака беспрекословно ложится по слову или по движению руки, а затем в требуемых случаях и по собственному побуждению, то этим пресекается ее движение вперед, она переходит от активного действия в состояние пассивное и ждет ваших дальнейших приказаний.
Как выразить коротко и ясно степень овладения вами собакою, когда всякое проявление ее аггрессивных действий может быть прекращено приказанием лечь? Я думаю можно смело сказать: собака у вас в руках.
Вряд-ли существует более действительное средство остановить и успокоить собаку, чем требование лечь. Приняв во внимание, что требование это, вдобавок, является одним из первых, предъявляемых щенку перед кормлением, чуть, ли не с 2-хмесячного возраста, становится понятным, как крепко внедряется слово «ляг» в понимание собаки, и почему оно, несмотря на противоречие с волею собаки, легко ею исполняется.
Кормить следует в определенные часы. Щенка приглашают к еде и, ставя чашку на пол, придерживают его, чтобы он не набросился на пищу. Легким нажатием на спину щенка, произнося слово «ляг», его заставляют лечь.
Первое время приходится держать руку на спине, чтобы щенок не встал преждевременно, но скоро он привыкает к требованию лечь и ложится, не ожидая прикосновения руки.
Щенок быстро усваивает это неприятное для него, хотя и кратковременное лежание, предвещающее, однако, близкое утоление голода.
Во всех вообще приемах обучения легавой требуется соблюдение правил воспитания. В данном случае следует вспомнить выдержку из основного правила, рекомендующую постепенность. Последняя заключается в определении продолжительности лежания щенка перед чашкою с едою во избежание утомления и соблазна, Надо соразмерять продолжительность с возрастом, способностями и характером воспитанника.
Вполне достаточно для начала, если щенок пролежит хотя бы менее 10 секунд. Возможность увеличения срока при наблюдательности воспитателя будет ясна.
Когда щенок полежит в ожидании корма, протяните вперед руку, указывая на еду, и скажите ему «возьми». Если он сразу не поймет! разрешения, повторите слово «возьми», подвигая к нему чашку с кормом. Нет сомнения, Что щенок в данном случае не заставит себя долго просить.
В своем месте было упомянуто о желательности пользоваться бессловесным управлением собакою. Для того, чтобы такой способ был возможен, надо своевременно приучать собаку к замене слов жестами и знаками. Но, с другой стороны, нельзя одобрить такой метод, при котором собака не обучается словесным требованиям или, вернее, приучается к пониманию некоторых требований жестами и знаками, не понимая значения слов, выражающих эти требования. Прежде всего, такая односторонность была бы в ущерб умственному развитию собаки, так как лексикон ее был бы значительно сужен.
Являясь ярым сторонником бессловесного управления собакою в поле, я в то же время считаю совершенно необходимым, чтобы  собака широко понимала значение слов. Жестикулировать и приятно, и полезно в поле, на работе, в свободное же от работы время и в ocoбенности в комнате гораздо полезнее обходиться словами.
Учить собаку словесным терминам дрессировки и вообще словам—необходимо, но параллельно и постепенно нужно также приучать по некоторым требованиям к пониманию соответствующих движений руки, знаков и сигналов. Поэтому, обучая требованию «ляг» и значению этого слова, следует одновременно с словесным приказанием, когда последнее будет уже усвоено, поднимать кверху руку. Научить этому легко. Собака слушается жестов и знаков с еще большею покорностью, чем словесных приказаний. Слова произносятся разными интонациями, словами действуют и другие лица не пользующиеся таким авторитетом, как воспитатель,—слова, следовательно, позволяют собаке варьировать послушание; молчаливые же, всегда однообразные, внушительные жесты, без перерыва, без перемены длящиеся до исполнения приказания,—в общем действительнее.
Как только собака поймет значение слова «ляг» и покорно исполняет это приказание не только перед пищею, но и в других случаях, следует одновременно с словсным приказанием практиковать и поднятие руки. Рука опускается с исполнением требования. Собака быстро усваивает этот жест и без слов ложится по поднятой руке.
В непродолжительном времени собака, подойдя к пище и прекрасно зная, что для того, чтобы поесть, надо сначала лечь,—ложится без всякого приказания. Таким образом, предъявление требования лечь перед пищею становится излишним; однако, совершенно необходимо, чтобы собака без пропуска, в с е г д а ложилась перед кормлением, и за этим надо следить, будто это лекарство, прописанное перед едой.
Встречаются собаки, иногда забывчивые, иногда упрямые, которые не каждый раз послушно ложатся. Не понимать требования лечь, предъявленного перед пищею, собака не может, спустя даже короткое время после начала обучения и, если она не слишком юна, удар хлыстом за ослушание полезен, тем более, что тотчас по исполнении приказания собака получает награду—еду, а это восстанавливает равновесие обидчивой собаки при наказаниях.
Покорной, лежки перед пищею мало,—нужно заботиться, чтобы собака ложилась так же отчетливо и в других случаях по вашему требованию. Надо быть неумолимым, и никогда не оставлять предъявленного требования без исполнения.
Недостаточно, если собака при лежке держит голову кверху. Потребуйте строгим голосом, чтобы собака склонила голову на лапы, да и поднятая рука сумеет заставить.
Вот тогда получится лежка мертвая.
Требование лечь по поднятой руке чрезвычайно важное,— оно действует на расстоянии: это вожжи в поле. Практиковать это требование поэтому необходимо при всяком удобном случае. Упражнения перед кормлением имеют значение, как самый лучший способ усвоения требования; но мало по малу надо переносить эти упражнения в другие условия, переходить, так сказать, от лежки из-за приманки к лежке сознательной, во имя исполнения приказания воспитателя.
Полезно сперва бросать кусочки хлеба, требуя от собаки лечь перед ними, очень хорошо затем заставлять ложиться и б е з всякой приманки, неожиданно.
В зависимости от возраста собаки, требование лечь надо проводить и во время увлекательной игры щенка, и на полном беге, и тогда, когда собака мимолетно взглянет на вас.
Когда собака не видит поднятой руки, понятно, надо передать ей это приказание словом «ляг» и, обратив этим ее внимание, поднять руку.
Утомлять собаку требованиями вообще вредно, не надо поэтому злоупотреблять ими, но не мешает иметь в виду, что требование 
«ляг» всегда влечет за собою желанную награду, в виде разрешения продолжать движение, а потому это требование собаку не мертвит.
Если предоставить собаке слишком полную свободу, то всякая остановка свободы будет острее ощущаться, чем если будет установлена система чередования свободных движений с остановкою их требованием лечь. Это самый правильный метод вообще, достигающий развития внимания собаки, которая привыкает, благодаря систематическому проведению такого метода, следить за хозяином, а это дается сравнительно легко, когда при проведении воспитания было обращено достаточное внимание на развитие умственных способностей собаки. Большая или меньшая успешность в проведении этого метода зависит от способности воспитателя.
Когда воспитатель вполне уверен в том, что собака, исполняя приказание лечь, не сойдет с места до разрешения, следует, как при отдаче приказания «лечь», так и приказания придти по зову, увеличивать постепенно расстояние. Собаке первое время трудно бывает улежать, видя удаляющегося хозяина, в особенности, когда он скрывается из виду за какими нибудь предметами. Полезно поэтому перед тем, как отойти от собаки, для успокоения уверить ее, что она не будет забыта, обращением: «останься тут», «подожди» и т. под., как это практиковалось, когда она оставалась на цепочке на своей кровати, а вы отлучались на короткое время из комнаты или из дома.
При неотчетливом исполнении, или когда собака не легла на расстоянии по вашему слову, надо повторить громче приказание и поднять руку. Далее, если это не помогает, надо свистком позвать собаку и, подразумевая, что она пришла (иначе таких по всем швам ослушников и в поле рано выводить) взять ее на сворку и, выговаривая, свести на то место, где она должна была лечь, оставить собаку лежать и отойти на то место, откуда было отдано неисполненное приказание.
Отходя, нужно следить, чтобы собака не поднималась, а оставалась плотно лежать, поднимая руку при малейших ее попытках приподняться. Чтобы хорошенько следить, крепко ли она лежит, лучше, первое время в особенности,—отходить, пятясь.
При нарушении собакою требования нужно вернуться, уложить ее силою, если она сидит либо стоит, сделать ей выговор и погрозить хлыстом. При повторном непослушании надо прежде всего ускорить свой отход и, если только собака улежала, не упустить возможности скорее порадовать ее свистком.
При упрямстве необходимо, отведя собаку на место, где она должна лежать, привязать ее на сворке к колышку, который полезно иметь при себе, заставить лечь ударом хлыста, отойти на должное расстояние, вернуться, незаметно освободить со сворки и, если собака продолжает лежать, отойти и позвать.
Призыв, освобождающий от насильственного лежания, является большою наградою и радостью. Поласкайте собаку, кроме того, выразите одобрение словами, любуясь, как она радостно прыгает и носится вокруг вас, да кстати уложите ее тут-же, а затем, похвалив за отчетливое исполнение, постарайтесь вновь по горячим следам заставить ее лечь приблизительно на том же месте и расстоянии,  как было тогда, когда она ослушалась, и, если ею будет исполнено все как следует, предоставьте ей свободу.
При ослушаниях требованию «лечь», когда собака продолжает бегать, следует ее призвать, взять за ошейник и, приподняв, хладнокровно довести до места, где она ослушалась, т. е., где должна была лечь, и там уложить, повторив требование.
Когда собака преждевременно сходит с места, где ей велено лежать, нужно, указывая рукою на то место, посылать се обратно, выговаривая и произнося «где место!»...
При повторении такого способа собака отлично поймет, что она ослушалась, и что ей надо лечь именно там, откуда она сошла. И место это она находит, благодаря не только чутью, но и памяти, без затруднения.
Для того, чтобы запомнить точно место, куда следует отослать собаку, т.е., где именно было не исполнено приказание лечь, нужно, отдавая первоначально это приказание, заприметить на всякий случай это место по какой нибудь особенности, а если точно сделать это трудно, то сразу по приблизительному определению подойти и воткнуть веточку. Важно точно знать место, куда собаке следует вернуться на лежку, т. к. тогда можно следить и за точным исполнением, а последнее помогает собаке легче понимать требуемое.
Требование «ляг», как запрет двигаться, и призывной свисток, как разрешение, прекрасно взаимно укрепляют эти упражнения и, вместе взятые, составляют основное обучение в поле. Эти два требования почти неразрывны, оживляя одно другое, и при изложении требования явиться на зов придется вспомнить не раз и приказание лечь.

При изложении в настоящей главе о дрессировке отдельных требований имелось в виду размещение их в порядке лишь некоторой, приблизительной постепенности. Провести полную постепенность затруднительно, тем более, что между отдельными требованиями получается соревнование. Порядок постепенности соблюдается по очередным возраст н ы м задачам воспитания, а не по значению того или другого отдельного этапа в обучении.

Если же за основание порядка принять важность того или другого требования, то, конечно, первым пришлось бы поместить требование «ляг». На нем зиждется весь закон дрессировки, он оказывает наибольшее влияние на выдержку собаки, а, следовательно, является и наиболее важным, как в дрессировке, так и при натаске.

Надо принять во внимание, что требование «ляг» сперва предъявляется перед кормом, и только при могучем воздействии еды, как вознаграждения, оно сравнительно легко и замечательно прочно внедряется в понимание собаки с раннего щенячьего возраста. Из этого, между прочим, мы видим, насколько вознаграждение i-съедобным важно вообще в методах воспитания.

Если собака беспрекословно ложится по слову или по движению руки, а затем в требуемых случаях и по собственному побуждению, то этим пресекается ее движение вперед, она переходит от активного действия в состояние пассивное и ждет ваших дальнейших приказаний.

Как выразить коротко и ясно степень овладения вами собакою, когда всякое проявление ее аггрессивных действий может быть прекращено приказанием лечь? Я думаю можно смело сказать: собака у вас в руках.

Вряд-ли существует более действительное средство остановить и успокоить собаку, чем требование лечь. Приняв во внимание, что требование это, вдобавок, является одним из первых, предъявляемых щенку перед кормлением, чуть, ли не с 2-хмесячного возраста, становится понятным, как крепко внедряется слово «ляг» в понимание собаки, и почему оно, несмотря на противоречие с волею собаки, легко ею исполняется.

Кормить следует в определенные часы. Щенка приглашают к еде и, ставя чашку на пол, придерживают его, чтобы он не набросился на пищу. Легким нажатием на спину щенка, произнося слово «ляг», его заставляют лечь.

Первое время приходится держать руку на спине, чтобы щенок не встал преждевременно, но скоро он привыкает к требованию лечь и ложится, не ожидая прикосновения руки.

Щенок быстро усваивает это неприятное для него, хотя и кратковременное лежание, предвещающее, однако, близкое утоление голода.

Во всех вообще приемах обучения легавой требуется соблюдение правил воспитания. В данном случае следует вспомнить выдержку из основного правила, рекомендующую постепенность. Последняя заключается в определении продолжительности лежания щенка перед чашкою с едою во избежание утомления и соблазна, Надо соразмерять продолжительность с возрастом, способностями и характером воспитанника.

Вполне достаточно для начала, если щенок пролежит хотя бы менее 10 секунд. Возможность увеличения срока при наблюдательности воспитателя будет ясна.

Когда щенок полежит в ожидании корма, протяните вперед руку, указывая на еду, и скажите ему «возьми». Если он сразу не поймет! разрешения, повторите слово «возьми», подвигая к нему чашку с кормом. Нет сомнения, Что щенок в данном случае не заставит себя долго просить.

В своем месте было упомянуто о желательности пользоваться бессловесным управлением собакою. Для того, чтобы такой способ был возможен, надо своевременно приучать собаку к замене слов жестами и знаками. Но, с другой стороны, нельзя одобрить такой метод, при котором собака не обучается словесным требованиям или, вернее, приучается к пониманию некоторых требований жестами и знаками, не понимая значения слов, выражающих эти требования. Прежде всего, такая односторонность была бы в ущерб умственному развитию собаки, так как лексикон ее был бы значительно сужен.

Являясь ярым сторонником бессловесного управления собакою в поле, я в то же время считаю совершенно необходимым, чтобы  собака широко понимала значение слов. Жестикулировать и приятно, и полезно в поле, на работе, в свободное же от работы время и в ocoбенности в комнате гораздо полезнее обходиться словами.

Учить собаку словесным терминам дрессировки и вообще словам—необходимо, но параллельно и постепенно нужно также приучать по некоторым требованиям к пониманию соответствующих движений руки, знаков и сигналов. Поэтому, обучая требованию «ляг» и значению этого слова, следует одновременно с словесным приказанием, когда последнее будет уже усвоено, поднимать кверху руку. Научить этому легко. Собака слушается жестов и знаков с еще большею покорностью, чем словесных приказаний. Слова произносятся разными интонациями, словами действуют и другие лица не пользующиеся таким авторитетом, как воспитатель,—слова, следовательно, позволяют собаке варьировать послушание; молчаливые же, всегда однообразные, внушительные жесты, без перерыва, без перемены длящиеся до исполнения приказания,—в общем действительнее.

Как только собака поймет значение слова «ляг» и покорно исполняет это приказание не только перед пищею, но и в других случаях, следует одновременно с словсным приказанием практиковать и поднятие руки. Рука опускается с исполнением требования. Собака быстро усваивает этот жест и без слов ложится по поднятой руке.

В непродолжительном времени собака, подойдя к пище и прекрасно зная, что для того, чтобы поесть, надо сначала лечь,—ложится без всякого приказания. Таким образом, предъявление требования лечь перед пищею становится излишним; однако, совершенно необходимо, чтобы собака без пропуска, в с е г д а ложилась перед кормлением, и за этим надо следить, будто это лекарство, прописанное перед едой.

Встречаются собаки, иногда забывчивые, иногда упрямые, которые не каждый раз послушно ложатся. Не понимать требования лечь, предъявленного перед пищею, собака не может, спустя даже короткое время после начала обучения и, если она не слишком юна, удар хлыстом за ослушание полезен, тем более, что тотчас по исполнении приказания собака получает награду—еду, а это восстанавливает равновесие обидчивой собаки при наказаниях.

Покорной, лежки перед пищею мало,—нужно заботиться, чтобы собака ложилась так же отчетливо и в других случаях по вашему требованию. Надо быть неумолимым, и никогда не оставлять предъявленного требования без исполнения.

Недостаточно, если собака при лежке держит голову кверху. Потребуйте строгим голосом, чтобы собака склонила голову на лапы, да и поднятая рука сумеет заставить.

Вот тогда получится лежка мертвая.

Требование лечь по поднятой руке чрезвычайно важное,— оно действует на расстоянии: это вожжи в поле. Практиковать это требование поэтому необходимо при всяком удобном случае. Упражнения перед кормлением имеют значение, как самый лучший способ усвоения требования; но мало по малу надо переносить эти упражнения в другие условия, переходить, так сказать, от лежки из-за приманки к лежке сознательной, во имя исполнения приказания воспитателя.

Полезно сперва бросать кусочки хлеба, требуя от собаки лечь перед ними, очень хорошо затем заставлять ложиться и б е з всякой приманки, неожиданно.

В зависимости от возраста собаки, требование лечь надо проводить и во время увлекательной игры щенка, и на полном беге, и тогда, когда собака мимолетно взглянет на вас.

Когда собака не видит поднятой руки, понятно, надо передать ей это приказание словом «ляг» и, обратив этим ее внимание, поднять руку.

Утомлять собаку требованиями вообще вредно, не надо поэтому злоупотреблять ими, но не мешает иметь в виду, что требование «ляг» всегда влечет за собою желанную награду, в виде разрешения продолжать движение, а потому это требование собаку не мертвит.

Если предоставить собаке слишком полную свободу, то всякая остановка свободы будет острее ощущаться, чем если будет установлена система чередования свободных движений с остановкою их требованием лечь. Это самый правильный метод вообще, достигающий развития внимания собаки, которая привыкает, благодаря систематическому проведению такого метода, следить за хозяином, а это дается сравнительно легко, когда при проведении воспитания было обращено достаточное внимание на развитие умственных способностей собаки. Большая или меньшая успешность в проведении этого метода зависит от способности воспитателя.

Когда воспитатель вполне уверен в том, что собака, исполняя приказание лечь, не сойдет с места до разрешения, следует, как при отдаче приказания «лечь», так и приказания придти по зову, увеличивать постепенно расстояние. Собаке первое время трудно бывает улежать, видя удаляющегося хозяина, в особенности, когда он скрывается из виду за какими нибудь предметами. Полезно поэтому перед тем, как отойти от собаки, для успокоения уверить ее, что она не будет забыта, обращением: «останься тут», «подожди» и т. под., как это практиковалось, когда она оставалась на цепочке на своей кровати, а вы отлучались на короткое время из комнаты или из дома.

При неотчетливом исполнении, или когда собака не легла на расстоянии по вашему слову, надо повторить громче приказание и поднять руку. Далее, если это не помогает, надо свистком позвать собаку и, подразумевая, что она пришла (иначе таких по всем швам ослушников и в поле рано выводить) взять ее на сворку и, выговаривая, свести на то место, где она должна была лечь, оставить собаку лежать и отойти на то место, откуда было отдано неисполненное приказание.

Отходя, нужно следить, чтобы собака не поднималась, а оставалась плотно лежать, поднимая руку при малейших ее попытках приподняться. Чтобы хорошенько следить, крепко ли она лежит, лучше, первое время в особенности,—отходить, пятясь.

При нарушении собакою требования нужно вернуться, уложить ее силою, если она сидит либо стоит, сделать ей выговор и погрозить хлыстом. При повторном непослушании надо прежде всего ускорить свой отход и, если только собака улежала, не упустить возможности скорее порадовать ее свистком.

При упрямстве необходимо, отведя собаку на место, где она должна лежать, привязать ее на сворке к колышку, который полезно иметь при себе, заставить лечь ударом хлыста, отойти на должное расстояние, вернуться, незаметно освободить со сворки и, если собака продолжает лежать, отойти и позвать.

Призыв, освобождающий от насильственного лежания, является большою наградою и радостью. Поласкайте собаку, кроме того, выразите одобрение словами, любуясь, как она радостно прыгает и носится вокруг вас, да кстати уложите ее тут-же, а затем, похвалив за отчетливое исполнение, постарайтесь вновь по горячим следам заставить ее лечь приблизительно на том же месте и расстоянии,  как было тогда, когда она ослушалась, и, если ею будет исполнено все как следует, предоставьте ей свободу.

При ослушаниях требованию «лечь», когда собака продолжает бегать, следует ее призвать, взять за ошейник и, приподняв, хладнокровно довести до места, где она ослушалась, т. е., где должна была лечь, и там уложить, повторив требование.

Когда собака преждевременно сходит с места, где ей велено лежать, нужно, указывая рукою на то место, посылать се обратно, выговаривая и произнося «где место!»...

При повторении такого способа собака отлично поймет, что она ослушалась, и что ей надо лечь именно там, откуда она сошла. И место это она находит, благодаря не только чутью, но и памяти, без затруднения.

Для того, чтобы запомнить точно место, куда следует отослать собаку, т.е., где именно было не исполнено приказание лечь, нужно, отдавая первоначально это приказание, заприметить на всякий случай это место по какой нибудь особенности, а если точно сделать это трудно, то сразу по приблизительному определению подойти и воткнуть веточку. Важно точно знать место, куда собаке следует вернуться на лежку, т. к. тогда можно следить и за точным исполнением, а последнее помогает собаке легче понимать требуемое.

Требование «ляг», как запрет двигаться, и призывной свисток, как разрешение, прекрасно взаимно укрепляют эти упражнения и, вместе взятые, составляют основное обучение в поле. Эти два требования почти неразрывны, оживляя одно другое, и при изложении требования явиться на зов придется вспомнить не раз и приказание лечь.