Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Егерский метод натаски

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

Сравнивая результаты полевых испытаний легавых собак и их выступлений на состязаниях, нельзя не отметить неизменный успех егерей: Щербакова, Телегина, Зуевых (Москва), Богомолова и Михайлова (Ленинград) и целого ряда других специалистов-профессионалов. Из года в год они готовят и выводят на испытания легавых собак и далеко не всегда собаководам-любителям удается подготовить собаку с таким же блеском.

Казалось бы, что охотник-любитель, вырастивший собаку со щенячьего возраста, вкладывающий в работу с ней всю душу, хорошо знающий теорию дрессировки и саму охоту, имеет гораздо больше возможностей для лучшей подготовки своего питомца. Прочитав книги по натаске и дрессировке собак, освоив павловское учение о рефлексах, охотник начинает отрабатывать у щенка нужные навыки чуть ли не с месячного возраста, а на испытаниях, к сожалению, нередко демонстрирует весьма слабые успехи своего питомца.

Выращенный им щенок с первых дней «сознательной» жизни приучился к послушанию и выдержке. Уже в четырехмесячном возрасте безукоризненно и на любом расстоянии выполнял команды «Лежать!», «Сидеть!» и другие. Даже попытка погонять воробьев всегда Пресекалась. И вот эта же собака в поле безудержно гоняет все живое, в то время как несколько других псов, попавших в натаску к егерю совсем необученными, работают с ним в отличном контакте. В чем же тут дело?

«Секрет» этого успеха заключается в своеобразной методике, выработанной простыми русскими людьми, вопреки толстым руководствам и хитроумным рецептам иностранных егерей. Помимо дрессировки методом «кнута и пряника», т. е. принуждения и поощрения .лакомством, лучшие натасчики стали использовать самый могучий инстинкт, движущий легавой, - ее охотничью страсть. Трудами многих поколений охотников эта страсть культивировалась в породах легавых собак и стала сильнейшим стимулом. Охота заставляет забывать собаку об усталости, о еде, о кровоточащих сбитых ногах. Даже инстинкт размножения уступает охотничьему.

Используя охотничью страсть собаки, егерь в короткий срок отрабатывает у легавой нужные навыки и приемы.

Вот он получил в натаску совершенно незнакомую молодую собаку и, даже не позаботившись приучить ее хоть немного к себе, отправляется с ней в поле. Собаке отнюдь не нравится эта вынужденная прогулка с незнакомым человеком, и, если бы не поводок, она с удовольствием убежала бы искать хозяина. Но ведущий сейчас вовсе не думает о собаке. Его основная забота - найти птицу... Будет ли это молодой бекас или другая дичь -, неважно. В крайнем случае годится даже подсадной перепел или найденный тут же в лугах нелетный чибисе-нок. Главное - найти птицу и точно знать ее местонахождение в траве.

Привязав собаку на длинный, 5-8-метровый, поводок, дрессировщик начинает зигзагами против ветра наводить ее на птицу, направляя поводком, свистком и жестами. Разумеется, «ученик» ничего не понимает, и птица слетает или, если она не может летать, затаивается в траве. Для первого раза многого ожидать не приходится, и ведущий доволен, если собака хотя бы понюхает след или сидку птицы. Сейчас самое главное, чтобы собака проявила интерес к запаху дичи, пробудить в ней страсть к охоте и умение пользоваться чутьем.

Не сразу собака поймет, в чем дело, но, как только она начнет прихватывать запах птицы и проявит к ней интерес, поведение легавой резко меняется. Ранее безразличные свисток и жест ведущего, как и не совсем приятные подергивания поводка, становятся для нее желанными сигналами; они предупреждают, что волнующий запах дичи здесь близко... С этого момента все ее внимание направлено на ведущего, а сам он становится для собаки самым дорогим и привлекательным человеком.

Как только собака проявила чутье и интерес к дичи, прием «лежать» становится обязательным перед каждой наводкой на птицу *.

* В случае наводки на подсадную птицу, лишенную возможности летать, собаку придерживают за ошейник, а птицу быстро берут и прячут за спиной в сумку. Укладывание собаки после этого, как и после взлета птицы, обязательно.

Непонятная вначале команда и неприятное само по себе действие каждый раз подкрепляются желанной встречей с птицей, и прием отрабатывается гораздо прочнее и быстрее, чем в домашних условиях.

Теперь егерю необходимо лишь закрепить стойку, отработать правильный поиск и предотвратить гоньбу птицы после стойки. В этом ему помогут: поводок (удлиненный до 20 метров), закрепленная связь с собакой и команда «Лежать!».

Когда собака усвоит, что указания ведущего помогают ей найти птицу, она уже в «руках» у дрессировщика, и отработка прочих приемов натаски не составляет большого труда.

Некоторые дрессировщики-любители не пользуются поводком при натаске своих питомцев. Однако это вовсе не показатель хорошей школы. В тех случаях, когда собака не тотчас реагирует на свисток ведущего или не выполняет команду «Лежать!», ему приходится повышать голос, многократно повторять команду и даже наказывать собаку. Пуская собаку на длинном поводке, легко пресечь любое нежелательное ее действие. Каждый свисток и жест руки, служащие сигналом поворота на поиске, подкрепляются в случае неповиновения рывком за ошейник, и собака постепенно усваивает, что ни одна команда ведущего не может быть оставлена без внимания. Преимущество этого метода - воздействие на собаку при каждой попытке неповиновения, а не от случая к случаю. При этом неприятный рывок не связывается в памяти у собаки с действиями ведущего, т. е. не отражается на ее привязанности к дрессировщику...

Этот опыт натаски легавой при помощи веревки является незаменимым средством при наводке собаки на птицу, отработке поворотов по команде ведущего и удержании собаки от гоньбы птицы.

Вначале с собакой приходится работать на длинной веревке, держа её в руках. Затем веревку оставляют волочиться по земле, беря ее лишь по мере необходимости, а позднее укорачивают до 3 метров и пользуются лишь для удержания собаки после взлета дичи.

Однажды мне пришлось обучать собаку, испорченную варварскими методами натаски. Легавая совершенно утратила доверие к человеку, привыкла разгонять все живое без стойки, и подозвать ее в поле стоило больших трудов. Немало терпения понадобилось, чтобы восстановить ее доверие, даже повышение голоса собака воспринимала как угрозу и тотчас стремилась убежать или прижималась к земле, вздрагивая всем телом. Ласковое, ровное обращение со временем сделало свое дело. Однако застарелая привычка бросаться за дичью после взлета оставалась. Постепенно команда «Лежать!» и одерги-вание веревкой после броска возымели свое действие, но стоило снять ошейник, как гоньба за птицами возобновлялась. Чтобы воспрепятствовать непослушанию, собаку пускали только с привязанной к ошейнику веревкой, которая со временем была укорочена до полуметра и имела лишь «символическое» значение.

Попытки преодолеть страсть собаки к охоте, поломать ее строгостью или примитивной дрессировкой, основанной на вкусопоощрительном методе, безнадежны; используя же эту страсть и правильно ее направляя, можно делать чудеса. Собака начинает верить дрессировщику больше, чем своему чутью.

По короткому свистку особого тембра, усвоенному легавой как сигнал «птица здесь, совсем близко», опытные егеря совершенно меняют манеру поиска собаки. Она начинает искать узкими параллелями в непосредственной близости от ведущего. Короткий свисток или сигнал «тсс» - и собака замирает на стойке, хотя и не причуяла птицу...

Мне довелось много бывать в поле с лучшими егерями Москвы и Ленинграда, участвовать в натаске и испытаниях разных собак. Я с благодарностью вспоминаю егерей - любителей и профессионалов: Зуева, Зотова, Карцева, Щербакова, Телегина, Грознова, Захарова и многих других подлинных мастеров своего дела, я бы даже сказал, искусства.

И все-таки лучше не отдавать собаку в натаску, если имеется хоть какая-либо возможность выучить ее самому.

Человек, который натаскивает легавых ради заработка, в большинстве случаев набирает в свою «школу» больше собак, чем он может натаскать.

Преднамеренно или невольно он отбирает из них наиболее способных и «легких» собак, а остальных обычно возвращает владельцам как «неспособных», «бесчутых» и т. п.

Некоторые егеря частенько бракуют тех собак, которые требуют индивидуального подхода при натаске.

Отдельные егеря злоупотребляют жесткими методами дрессировки, которые нередко губят робких собак.

И еще одна беда профессиональной натаски. Большинство егерей при выходе в поле берут с собой несколько собак одновременно. В то время как егерь работает с одной из них, его помощник ведет или держит остальных сзади, а это весьма нелегкое и не совсем приятное дело, так как каждая собака, стремясь, чтобы ее пустили в поиск, изо всех сил рвется к дрессировщику или громко скулит. Уже через два часа такого вождения у помощника егеря на руках появляются мозоли. И какой бы ни был добрый этот помощник, он начинает смирять пыл своих подопечных хлыстом. Некоторые собаки не реагируют на подобную «попутную науку», а у других она оставляет неизгладимый след - трусость, нервозность...

К тому же профессионал, отработав нужные навыки у легавой, лишь в редких случаях успевает закрепить обучение тренировкой. Чаще всего он пропускает собаку через испытательную стадию и сдает владельцу, отнюдь не заботясь о закреплении натаски.

Учитывая то, что у каждого любителя собака растет как член семьи, стоит ему слишком много душевных сил, рисковать ею и отдавать в натаску можно рекомендовать только в крайнем случае. Лучше взяться за обучение самому.