Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Ещё раз о дробовом выстреле

 

Зайцев О.Д.

 

Как известно, за последние 150 лет этому вопросу было посвящено множество книг и статей, однако основная масса охотников, как прежде, так и теперь, слабо разбирается в нём. И если дисциплинированный европейский охотник просто следует общепринятым установкам, то российский стрелец-молодец всегда и на всё имеет своё собственное оригинальное мнение, которое обычно даже не подвергает элементарной опытной проверке.

Целью настоящей публикации является отнюдь не дублирование известных литературных источников, что, впрочем, и невозможно в рамках одной статьи, а попытка

по возможности образно, на практических примерах, показать суть и взаимосвязь основных факторов, влияющих на эффективность дробового выстрела.

При этом, конечно же, не обойтись без ссылок на стандартные понятия и определения, которые можно посмотреть, например, в таких общеизвестных изданиях, как:

- С.А Бутурлин «Дробовое ружьё и стрельба из него». Москва, КОИЗ, 5-е изд., 1931;

- «Настольная книга охотника-спортсмена», том 1. Москва, «Физкультура и спорт», 1955;

- М.М.Блюм, И.Б.Шишкин «Охотничье ружьё». Москва, «Экология», 1994.

(В дальнейшем их будем именовать «Источники»).

Итак, начнём.

Очевидно, эффективность, или качество дробового выстрела на охоте определяется вероятностью поражения дичи в сложившихся условиях стрельбы.

Оставим пока за рамками рассмотрения эти объективные условия.

Тогда получим, что эффективность выстрела определяется единым исполнительским комплексом: «стрелок-ружьё-патрон», причём разделение этих компонентов допустимо только с целью анализа явления выстрела.

Если также отложить «на потом» обсуждение самого сложного и субъективного, а потому и самого слабого элемента этого комплекса – стрелка, то оценим пока оставшуюся составляющую: «ружьё-патрон».

Рассмотрим основные факторы, определяющие эффективность этой «спарки».

Сразу оговоримся, что совпадение точек прицеливания и центра осыпи для дробового выстрела не столь категорично, как для пулевого: даже по ГОСТу, скажем, 1979-го года, допустимо их рассогласование «влево - вправо» до 7.5 см на 35-ти метрах. А по вертикали хорошее дробовое ружьё для стрельбы влёт вообще должно обладать повышенным боем, вплоть до 16-18 см в спортивном оружии, что связано с инстинктивным стремлением стрелка видеть цель в момент выстрела, в результате чего подавляющее число выстрелов делается «под мишень». Поскольку все эти рассогласования перекрываются дробовой осыпью и мало влияют на эффективность выстрела (хотя помнить о них надо, особенно при стрельбе по неподвижной цели), то и рассматривать их подробно не будем.

Остальными факторами, определяющими качество комбинации «ружьё-патрон»,

являются:

- резкость;

- равномерность осыпи;

- постоянство боя;

- кучность,

причём для практической охоты степень важности их располагается именно в такой последовательности, а не иначе.

Отметим, что все эти факторы тесно связаны между собой, причём чрезмерное усиление одного из них обычно ведёт к ослаблению других. Поэтому для успешной стрельбы необходим поиск оптимального сочетания этих факторов, причём это сочетание также зависит и от временно удалённых из рассмотрения составляющих: сложившихся условий стрельбы (объективных) и конкретного стрелка (субъективного).

Начнём по порядку.

Резкость, то есть пробивная способность дроби, абсолютно необходима, так как без неё сплошь и рядом будут получаться подранки – совершенно неприемлемый результат для цивилизованного охотника. К слову, здесь следует отметить встречающееся иногда заявление, вроде: «А у меня слишком резкое ружьё – птицу прошивает насквозь, поэтому резкость приходится уменьшать». Тут в целом правильно квалифицируется следствие – бесцельная потеря части кинетической энергии (или, как раньше говорили, «живой силы») снаряда, улетающего дальше, однако причина называется абсолютно не верно: это не «слишком резкое ружьё», а завышенный, зачастую на 3-4 номера, диаметр дроби, чем, кстати, грешила малограмотная масса российских охотников во все времена. Другими словами, в таких случаях надо просто уменьшить диаметр дроби, что сразу даёт ряд важных преимуществ на охоте.

Например, если в хорошо пристрелянном ружье (см. «Источники») удаётся при охоте на утиных перелетах в сентябре перейти с дроби № 5 на № 6, то это при прочих равных условиях эквивалентно увеличению числа дробин в снаряде примерно на 30 % (обратно пропорционально кубу отношения диаметров дробин). А это сразу по мощности выстрела переводит Ваше лёгкое ружьё 12-го калибра со снарядом в 32 грамма дроби в тяжёлый «магнум» со снарядом в 42 грамма, или, скажем, ходовой 16-й калибр (28 граммов дроби) в полновесный 12-й (36-37 граммов).

Что же касается ходовых охот, где ружьё приходится часами таскать в руках и быстро вскидывать при взлёте дичи, то здесь преимущества резкого выстрела мелкой дробью из лёгкого ружья становятся особенно очевидными.

К примеру, когда в былые времена мне удавалось достаточно много охотиться по лесу и болоту с легавой, то у меня дома и дроби-то крупнее № 6 годами не бывало. И сейчас 2 патрона с дробью № 3, сиротливо торчащих в крайних гнёздах патронташа, через 3-4 года перезаряжаются на дробь № 7-9 и благополучно сжигаются, а свежая пара 3-ек занимает своё место «на крайний случай».

Итак, резкость лишней не бывает. Ограничение на её рост накладывает только неприемлемое для некоторых видов охот уменьшение кучности и, зачастую, ухудшение равномерности осыпи.

На практике существует несколько способов определения резкости, которую обычно проводят в процессе пристрелки (или проверки боя) ружья вместе с оценкой других характеристик выстрела. Если отбросить допотопные испытания, вроде требования «чисто битой сидящей вороны на 12 саженей дробью № 6 английского счёта», то оставшиеся методы можно условно разделить на 2 группы.

Одна группа, наиболее точная и достоверная, связана с измерением скорости снаряда дроби на какой-либо заданной дистанции, например, в 10 метрах от среза ствола. Далее по специальным таблицам можно определить скорость дроби на любой другой дистанции, причём считается, что у цели скорость дроби «подходящего номера» должна быть не менее 200 м/с. (И таблицы, и «подходящие номера» дроби см. в «Источниках»).

Очевидно, эти методы требуют специальной аппаратуры и методики измерений, и обычно доступны только серьёзным производственно-экспериментальным организациям.

Другая группа методов оценивает непосредственную пробивную способность дробин на стандартной дистанции стрельбы по эталонному материалу.

Например, в конце 19-го – начале 20-го веков в России пристрелку оружия обычно проводили на 52 аршина или 40 ярдов (без малого 37 метров ) английской дробью № 6 (около 2.6 мм диаметром), причём за бумажной мишенью диаметром 30 дюймов ( 76,2 см) устанавливался пакет из листов специального картона, отличавшегося постоянством толщины и плотности. Резкость оценивалась числом пробитых листов. К примеру, объявлялось: «резкость в 19 картонов», и для грамотного охотника того времени всё было ясно. (И как тут не припомнить «мультяшного» удава длиной в 38 попугаев!)

В наше время и этот способ представляется слишком сложным, поэтому поступают проще: после перехода с английской на общеевропейскую (читай, немецкую) систему испытаний, стрельбу ведут на 35 метров дробью № 7 (2.5 мм диаметром) по бумажной мишени диаметром 75 см, за которой устанавливают наше «ноу-хау» - обрезок сухой строганной сосновой доски.

Считается, что резкость является «удовлетворительной», если в отверстие, пробитое дробиной в доске, помещается еще одна дробина того же диаметра; «хорошей», если помещается 2 дробины, и «отличной», если помещается 3. Очевидно, этот способ является весьма приближённым, но в целом верным (хотя, будь моя воля, я исключил бы «удовлетворительную» по данной методике резкость, как недостаточную).

Переходим к равномерности осыпи.

Очевидно, оптимальным будет абсолютно равномерное распределение дробин по площади мишени на данной дистанции стрельбы, или, как говорили раньше, «бой решетом». Количественная оценка равномерности осыпи проще всего делается по стандартной 100-дольной мишени, где она определяется просто числом поражённых долей (см. «Источники»).

Отмечу только, что нарушение равномерности осыпи чаще всего бывает двояким.

Один вид нарушения связан со сгущением дробин к центру осыпи. Разумеется, как и всякое нарушение, он является нежелательным, поскольку периферия мишени получается разреженной, т.е. уменьшается убойный круг. Это нарушение равномерности свидетельствует о том, что принятая комбинация «ружьё-патрон» не соответствует данной дистанции стрельбы: для достижения оптимальной равномерности осыпи эта дистанция должна быть больше.

Очевидно, это нарушение не фатального, а методического характера; его можно устранить, уменьшив чоковое сужение ствола (если это возможно), или сменив патрон на менее дальнобойный.

Другой вид нарушения равномерности осыпи связан с так называемой осыпью «звёздочками», когда дробины на мишени группируются кучками, оставляя между собой заметные площади не поражённых участков. Это нарушение хуже, и бороться с ним труднее. Иногда, путём тщательной пристрелки, удаётся добиться его частичного устранения.

К примеру, был у меня лет 30 назад весьма приличный полнозамковый «Франкотт» 1913-го года выпуска, обладавший чудной эргономикой и боем, кроме одного нюанса - был весьма строг к патрону, т.е. во всех комбинациях зарядки, кроме одной, давал более или менее выраженный бой «звёздочками». Поскольку я в то время был заметно моложе, и не столь тяжёл на подъём, как сейчас, то, потратив много времени и пороху на пристрелку, всё же нашёл эту комбинацию. Разумеется, мастера фабрики «Август Франкотт» знали эту особенность: стволы, насколько это можно судить по клеймам, пересверливались трижды, и этот процесс, очевидно, продолжался бы и дальше, если бы не был исчерпан диапазон бельгийской сверловки (18.6 мм для 12-го калибра).

Вообще говоря, существуют и другие, более экзотические нарушения равномерности осыпи: бой «кольцом», «крестом» и другие, но они встречаются редко, и мы останавливаться на них не будем.

Теперь о постоянстве боя.

Его определяют, сравнивая минимальную и максимальную кучности из серии выстрелов, исключая, разумеется, «дикие» выстрелы как сверху, так и снизу (см. «Источники»). Естественно, чем это отличие меньше, тем лучше.

Полагаю, эта характеристика в основном относится не к ружью, а к патрону, и при качественном единообразном снаряжении может быть достигнута автоматически; хотя, впрочем, выстрел сыпучим снарядом из тонкостенного ствола – явление, до сих пор целиком математически не смоделированное и, следовательно, в полной мере не управляемое.

Теперь, наконец, о кучности.

Высокая кучность боя большинством наших охотников ставится на первое место, хотя на самом деле всё наоборот: это замыкающая, последняя характеристика дробового выстрела, подчинённая требованиям конкретного вида стрельбы и квалификации стрелка, тогда как все предыдущие характеристики носят безусловный характер.

Впрочем, и в среде относительно развитых охотников долго бытовало мнение, что высокая кучность – это хорошо, поскольку «кучный бой испортить-то легко, а вот поди-ка его добейся…». Очевидно, подобным образом до недавнего времени подходили к вопросу кучности почти все немецкие оружейники, тогда как английские старались получить оптимальную, то есть, как правило, среднюю кучность на типичных, а не предельных дистанциях охотничьей стрельбы.

В этом историческом споре победили, очевидно, более дальновидные англичане, поскольку теперь практически все европейские оружейные фирмы, в том числе и немецкие, заняли такую позицию.

Достижение требуемой кучности сейчас возлагается не только на дульное сужение, но и на патрон, причём легче это сделать, пожалуй, в стволе с малым сужением, нежели с большим. Так, ещё сто лет назад А.П.Ивашенцев писал: «Ни один чок не сравнится по кучности с правильно снаряженным «кольцом Элея»» (то есть прообразом современного пыжа-концентратора), тогда как требуемое, дозированное понижение кучности в чоковом стволе куда сложнее и хлопотнее. А делать это приходится часто, поскольку для практической охоты высокая кучность нужна крайне редко.

Кстати, следует отметить, что сильные чоки, являясь, по сути, дополнительным ударным воздействием на дробовой снаряд перед выходом из ствола, обычно ведут к ухудшению равномерности осыпи на типичных дистанциях охотничьей стрельбы. Также они, пусть и не катастрофически, но всё же заметно понижают резкость.

А, впрочем, какая кучность нам нужна?

Здесь, казалось бы, легко запутаться, так как при бесконечном разнообразии охот требуется, строго говоря, самая различная кучность. Однако для каждого конкретного стрелка существует, оказывается, свой относительный оптимум.

Сначала договоримся отбросить узко специальные виды стрельбы, вроде гусиных охот из засидки, или стрельбы на высыпках вальдшнепов из-под легавой собаки в осеннем лесу: тут, очевидно, требуется специальное оружие и (или) боеприпасы.

А вот для «средне-интегральных» охот «по всему» в течение целого охотничьего сезона некоторые рекомендации сформулировать можно.

Проанализировав разные источники, и сверив их со своей достаточно продолжительной охотничьей практикой, рискну предложить следующее правило: кучность дробового выстрела в процентах (разумеется, по стандартной мишени диаметром 75 см на дистанции 35 м) должна примерно соответствовать процентному отношению удачных выстрелов данного стрелка к общему числу его выстрелов.

Проиллюстрирую это положение.

В дореволюционной России всех стрелков часто подразделяли на 4 категории:

- «начинающих», к которым относили стрелков, обеспечивающих менее 25 % попаданий

от общего числа выстрелов;

- «средних», дающих 25…50 % попаданий;

- «порядочных» (т.е. «хороших») с 50…75 % попаданий, и

- «редких» (т.е. «отличных») с более чем 75 % попаданий.

Строго говоря, «по науке», они отличаются средней относительной (то бишь, угловой) ошибкой прицеливания, которую, по-видимому, одним из первых детально проанализировал французский исследователь дробового выстрела Журне.

В итоге он убедительно показал, что чем больше эта ошибка, тем выгоднее меньшая кучность выстрела с одновременным сокращением допустимой дистанции стрельбы.

Действительно, упрощённо говоря, общий смысл условия успешной стрельбы заключается в том, чтобы средняя угловая ошибка прицеливания данного стрелка находилась в пределах телесного угла полёта убойного ядра дробового снопа из его ружья. А поскольку плотность дробовой осыпи падает с расстоянием чрезвычайно быстро (см. «Источники»), то для каждого варианта кучности существует своя предельная дистанция, далее которой стрельба становится малоэффективной (да и не этичной).

В результате, отнюдь не претендуя на истину в последней инстанции, рискну высказать следующее пожелание: для «начинающих» стрелков оптимальной будет цилиндрическая сверловка ствола с ограничением дальности стрельбы до 25 метров, причём по возможности мелкой дробью; для «средних» - ¼ чока с дальностью до 30 метров; для «хороших» – получок со стрельбой до 35 метров, и, наконец, для «отличных» - ¾ чока с дальностью стрельбы до 40 метров.

Полный (1 мм), а тем паче усиленный (1.25 мм) чок я считаю скорее специальной спортивной, а не охотничьей сверловкой; и если в серийном производстве нашего охотничьего оружия и допускаются такие чоки, то делается это, пожалуй, с целью скрыть возможные дефекты изготовления стволов и в любом случае перекрыть заявленную норму кучности. (А нужна ли такая кучность на практике, и что при этом бывает с резкостью и равномерностью осыпи, мы уже знаем.)

Аналогично и дальность стрельбы более 40…45 метров я считаю уже не охотничьей, от которой вреда будет больше, чем пользы. К слову, мои почтенные наставники по охоте (кто с довоенным, а кто и с дореволюционным стажем) обычно советовали вообще не стрелять далее 30-ти метров, как бы ни был силён бой ружья: «толку с этого будет немного; а твоё от тебя всё равно не уйдёт».

Здесь, пожалуй, самое время вернуться к третьему, субъективному участнику выстрела – стрелку. При всей своей сложности и, соответственно, низкой надёжности, обусловленной имеющимся опытом, быстротой реакции, скоростью ориентации в пространстве, физическим и психическим состоянием в данный момент жизни, этот элемент обладает достоинством, присущим ему одному: он способен анализировать свои недостатки и пытаться их компенсировать.

Теперь от теории перейдём к фактам.

Так, в Европе сейчас основной сверловкой для охоты «по всей дичи» считается слегка улучшенный цилиндр в первом (основном), и получок во втором стволе. И даже для дальней стрельбы на открытых пространствах рекомендуется сочетание «1/4 чока» и «3/4 чока». Очевидно, это вполне согласуется со всем вышесказанным.

О том же говорит и мой личный опыт. Так, отличным стрелком я никогда не был, а большую часть жизни относился к «порядочным», причём в лучшие годы приближался к верхней границе «порядочности» снизу, а теперь, пожалуй, опускаюсь к нижней границе «порядочности» сверху. При этом последние 33 года охочусь почти исключительно с одним и тем же ружьём, доставшимся мне от моего старейшего друга-наставника.

Обладая отличным балансом и посадкой при весе 3.06 кг в 12-м калибре, это ружьё очень прикладисто для меня; и «всё было бы хорошо в этом лучшем (?) из миров»…если бы не кучность под 80 % из обоих стволов при основном, или, как раньше говорили, «настоящем» заряде, дающем предельную дальноубойность.

Но мне-то сейчас нужна кучность не более 60…65 %, а для охоты с легавой ещё и вдвое меньше; вот и приходится мне все эти годы снижать кучность боя, нарушая снарядное отношение, то есть уменьшая массу снаряда по отношению к пороху для средней дроби, или даже применять более или менее свирепые дисперсанты для мелкой.

При этом выручает тот факт, что сей заслуженный «флинтус» абсолютно не капризен к заряду, то есть не сыпет «звёздочками» при любом патроне, а только сужает или расширяет убойный круг в зависимости от соотношения пороха и дроби. К тому же, он имеет патронники длиной 65 мм, отчего всё это время я вынужден стрелять патронами своей снарядки; и, следовательно, манипуляции с патроном не требуют для меня особых дополнительных затрат сил и времени. Да и стреляю я теперь мало: делаю в среднем не более 30 выстрелов в год, беру полтора-два десятка штук дичи, и успокаиваюсь, затихаю…

Заканчивая этот разговор, следует вернуться к самому его началу, высказав несколько замечаний по поводу объективных условий практической стрельбы.

Здесь, волей-неволей, придётся повториться, что все основные рекомендации и оценки, сделанные выше, относятся к осреднённым охотам за весь сезон; для отдельных видов охот многие приведённые цифры могут выглядеть совсем иначе.

Например, 50 % результат стрельбы по поднимающейся из под ног с открытой мелководной старицы молодой августовской утке представляется весьма посредственным, тогда как при стрельбе той же утки в конце сентября с идущей на пропёшке в камыше качающейся плоскодонки этот результат является едва ли не отличным.

Последний пример напоминает читателю, что к любым конкретным указаниям, особенно высказанным авторитарно, безапелляционно, следует относиться не догматически, а критически; к счастью (или, наоборот) в этом вопросе у нашего народа накоплен большой исторический опыт.

И всё же, пожалуй, стоит признать, что общие оценки и представления, изложенные выше, вырабатывались многими поколениями наших предшественников, многократно проверены на практике и смело могут быть рекомендованы вдумчивому охотнику.

 

28/12/2009 от Igrek

Статья, действительно, хорошая,однако разделять резкость и кучность по столь далеко друг от друга не следует. И вот почему. Резкость - это не сила "живая" или "мертвая", а КИНЕТИЧЕСКАЯ ЭНЕРГИЯ ДРОБИ в момент встречи ее с целью, и не столь важно за счет массы дроби или ее скорости (не менее 150 м/с) достигнута эта энергия. И стремиться надо не к излишней резкости, а к максимально возможному убойному кругу, которого, действительно, много не бывает. Впрочем все это с исчерпывающей полнотой изложено в cтатье И.Арбузова "Все о параметрах дробовика"  (см. "Библиотека", piterhunt.ru).

20/11/2009 от Михон

Хорошая статья.Попытаюсь пристрелять свое ружье по этому методу.
20/11/2009 от Pasha Zhila

У меня как раз четыре чока, теперь есть пасобие для практической пристрелки - спасибо!

Теперь остается для меня открытым вопрос о чоковых сужениях "ПАРАДОКС".

Плохая примета - ехать ночью в лес, в багажнике...
BAD аватар
15/11/2009 от BAD

С миру по нитке,голому рубашка! Laughing. Хорошая статья. Кратко но доходчиво.