Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

О бедном "неместном" замолвите слово

 

Е.А. ЕРШОВ, генеральный директор охотхозяйств МГО ВФСО «Динамо»

 

Закон принят властями, но чтобы он был по-настоящему легитимным и нормально работал, его еще должен принять и одобрить народ российский, поскольку это напрямую затрагивает его права и интересы. А если народ его однозначно не признает и воспримет как силовую форму насилия и произвола над собой, то в последующем будет делать все возможное, чтобы добиваться справедливости собственными силами.

Народ, конечно, может «безмолвствовать», когда его обижают. Но это вовсе не означает, что он бездействует. Открыто и публично протестовать, как на Западе, у нас в народе не принято, но свои формы противодействия и выражения несогласия наработаны веками.

«Закон плохой, но это Закон!» – такая чисто западная постановка вопроса в России не проходит и никогда не пройдет. Законы должны быть нормальными и справедливыми, тогда и отношение к ним будет уважительным, а безропотного подчинения антинародным законам у людей не будет никогда.

Мы всегда жили и будем жить в несовершенном мире, и поэтому определенная доля несправедливости в народном сознании всегда была нормальным явлением, но нельзя чересчур перегибать палку и устраивать беспредел. Чувство меры обязательно должно присутствовать во всем, а его нарушение приводит к срывам и тяжелым конфликтам.

Спорных, нераскрытых и незатронутых вопросов в Законе много, но есть один важнейший вопрос, который в силу своей якобы понятности и очевидности никогда не рассматривался всерьез. А зря! Это вопрос о статусе и правах местных охотников. С поверхностной точки зрения все вроде бы ясно: местные охотники с древних времен всегда пользовались особыми правами и льготами в вопросах охоты на территории проживания. Так было в царские времена со времен освоения Севера и Сибири, так было в Советском охотничьем законодательстве и в нынешнем. Местные охотники – это святое, посягать на их права – тяжкий грех.

На страницах печати «крутые» частные охотпользователи нередко любят похвастаться предоставленными большими льготами местным охотникам. Особенно мне понравился эпизод, когда егерь, узнавший о желании «простых» охотников поохотиться, сам лично приехал к ним в деревню, чтобы выписать почти бесплатную путевку.

Это просто супер, слезу вышибает! Такого отношения я, конечно, ни в РООиР, ни в ВОО, ни в «Динамо» не видел.

Все это так, но не совсем так, и даже вообще не так! Потому что говорят «чистую правду» и одновременно здорово лукавят, так как говорят правду не всю. Для понимания вопроса необходимо глубоко погрузиться в подробности и конкретности, определить термины и понятия, рассмотреть вопрос не только с общепризнанной точки зрения, но и изучить его с других сторон. И тогда яснее обозначится и технология лукавства, и осознание того, насколько сложен, неоднозначен этот вопрос.

Что же такое «местный охотник»? Это понятие правовое, но не совсем понятное для условий России с ее крайне неравномерным заселением территорий. Под этим обычно понимаются охотники, проживающие внутри охотхозяйства. А по границе? Ведь очень часто граница охотхозяйств проходит по дорогам и населенным пунктам.

А как быть, например, всем без исключения охотпользователям Московской области, которым в договоре о предоставлении в пользование охотугодий указано, что в них «не входят населенные пункты»? Значит, там вообще нет «местных охотников»?

Еще одна задачка – о прописке. Бывает, живет человек постоянно в деревне, но в ней не прописан, а прописан в городе, и наоборот, живет в городе, а прописан в деревне. Какой из них местный? Оба или никто? А если родился, вырос и полжизни прожил в сельской местности, а потом в город уехал? Он что, чужак уже в родном краю? Надо, чтобы правовое и нравственное восприятие явления совпадало, тогда и уважение к законам повысится.

Хотел бы остановиться на более широком восприятии понятия местного охотника. Как я упомянул ранее, территория не только субъектов РФ, но и административных районов и сельских поселений заселена крайне неравномерно, что было далеко не всегда. Давайте погрузимся в историю. До революции 1917 года Россия была крестьянской страной, где 90% населения проживало в деревнях. Плотность и равномерность распределения деревень и сел были весьма высокими, в том числе в северных и малолюдных регионах. Просто северные деревни были на порядки меньше южных. Все объяснялось количеством и плодородием сельхозземель. Затем была провозглашена грандиозная индустриализация страны, и десятки миллионов тружеников вольно или невольно переселились в города. В середине 60-х годов XX века была осуществлена программа по ликвидации бесперспективных деревень. Люди, насильно сорванные с земли, сначала селились в крупных поселках, а потом постепенно перетекали в города. Последний мощный демографический миграционный сдвиг из глухомани в города произошел в 90-е годы прошлого столетия из-за кардинальных рыночных преобразований в стране, приведших к невиданному ранее обвалу производства и обнищанию населения. Тяжелее всего пришлось людям в глубинке, и оставшийся без заработков работоспособный народ массово рванул в крупные города.

В результате гипертрофированно разрослись города, образовались зоны массового заселения людей, но в то же время обезлюдели обширнейшие российские просторы. Таковы сегодняшние реалии, и данный дисбаланс увеличивается с каждым годом.

Создается иллюзия, что новые охотпользователи, получая безлюдные угодья, совсем не ущемляют интересы местных охотников. А на самом деле еще как ущемляют – ведь это нередко традиционные участки массовой охоты проживающих где-то рядом в скученном поселении людей.

Есть множество примеров (и каждый сам может их привести), когда рядом с городом соседствуют огромные безлюдные территории, на которых свободно можно разместить несколько нормальных по площади охотхозяйств, а местных охотников там мизер или нет совсем. Эти примеры есть в каждой области, во многих районах и даже близко к столице.

Например, бывшее Костеровское охотхозяйство ВОО, которое ранее располагалось на площади 46 тыс. га на стыке Московской и Владимирской областей. От Москвы всего 100 км, от Владимира – 60. В 50-е годы для организации военного полигона отсюда были выселены 26 деревень. 20 лет назад полигон ликвидировали, а огромный безлюдный лесной массив остался. Местных охотников там нет, но, тем не менее, это место всегда привлекало охотников со всей округи.

В этих условиях специфика использования охотничьих угодий существенно изменилась. Если раньше у подавляющего большинства граждан охота была буквально за околицей и вблизи деревни, то сейчас основная масса охотников отделена от своих традиционных мест охоты, причем отделена порой на сотни километров.

Да взять хотя бы саму Москву, которая является отдельным субъектом РФ и своих угодий не имеет, или Зеленую зону Москвы, входящую в состав Московской области. Охотников здесь сотни тысяч, но «чьи» они сейчас и «чьими» будут завтра?

В недавнем прошлом этот вопрос решался элементарно просто и эффективно, потому что подавляющее большинство охотхозяйств было в системе коллективного общественного охотпользования. Обычной минимальной охотхозяйственной единицей был РООиР в границах административного района, естественно, и все охотники там были местными, т.е. «своими». Охотники были «своими» и в своей области, и в России.

Более «дальняя родня» (из других областей или охотобществ) могла получить путевку с небольшой накруткой или получить второй-третий охотбилет (у меня их было три) и стать «своим» везде.

Но сейчас площади охотхозяйств стали стремительно мельчать: если раньше у любого РООиР угодий было сотни тыс. га, то теперь охотхозяйства по 10–15 тыс. га – в порядке вещей. Значит все, кто не живет внутри границ этих малых охотхозяйств, уже «чужие». Сейчас можно жить в райцентре и быть «чужим» в своем родном районе, так как район со всех сторон оккупирован «чужими» охотохозяйствами. Я уж не говорю о жителях областных центров, которые оказываются «чужими» в своей области и тем более районах. В наши суровые времена мощью государственной машины ликвидируются крупные охотхозяйства коллективного пользования и заменяются системой мелких частных (т.е. единоличных) охотхозяйств. Как сказал Министр МПР Трутнев Ю.П. в своем интервью: «Альтернативы частным хозяйствам нет». Альтернатива-то, конечно, есть и по Конституции РФ должна быть, но ее «не пущают».

В итоге проведения подобной политики подавляющее большинство охотников России неизбежно со временем превратятся из «своих» в «чужих» в своей собственной стране. А поэтому правовое понятие «местного охотника» необходимо существенно изменить и расширить в соответствии с изменившимися условиями.

Нынешние тенденции вызывают обоснованную тревогу у миллионов простых охотников. В частных хозрасчетных охотхозяйствах «своими» бывают люди с большими деньгами или узкий круг приближенных. Беднота частника не интересует, они не отказывают, но цены, как злые собаки, больно «кусают и не пущают». Причем справедливости ради следует отметить, что у частника очень высокие цены вовсе не завышены, а соответствуют необходимым произведенным затратам.

Для нынешней ослабленной перестройкой России, которую обоснованно можно назвать «тяжелым подранком», с ее огромными просторами и бедным населением, ни европейский, ни американский опыт абсолютно не подходит. Хотите, господа, чтобы в России была охота и сервис, как в цивилизованных и богатых странах, так не с того края начинаете.

Прежде всего нужно не охоту под процветающий Запад подгонять, а Россию возрождать из упадка. В ближайшие 10 лет достигнуть потерянного позднесоветского уровня развития экономики и общества, ну а потом (хотя бы к 2050 году) подняться до уровня передовых стран. До того же уровня поднять благосостояние и платежеспособность населения.

Что с того, что мизерная часть населения России давно догнала и перегнала Америку по достатку? Соразмерно под них и охотхозяйства надо создавать – кто же возражает. Но зачем для этого всю Россию перекраивать?! Насколько это соответствует Конституции РФ, которая провозглашает Россию социальным государством? А что же здесь социального? Да ничего!

Надо сделать так, чтобы каждый охотник был «своим» в родной стране и родном краю, и каждая категория охотников была «своей» на соразмерной территории нормальных угодий. Вот это и есть истинная социальность и справедливость. И такой установке действительно не должно быть альтернативы…

Последние тенденции в сфере охоты подрывают доверие народа не только к Законам, но и к самой власти, и уже нередко звучит вопрос: «А мы вообще-то в своей стране живем или уже в ихней?»

Российская Охотничья Газета" №13(817) от 24.03.2010

 

01/04/2010 от bna

С озвученным автором вопросом, в целом, согласен! Но опять, как и в обсуждениях на форуме, проблемы озвучиваюся "фрагментарно"! Прямо по пословице, про кулика, который свое болото хвалит. Т.Е тот вопрос, который, видимо, непосредственно "затрагивает" автора, тот вопрос и поднимается для обсуждения-опротестования! А, то что новый закон, втупивший в силу с сегодняшнего числа В ЦЕЛОМ и по своей СУТИ является антинародным, ущемляющим права АБСОЛЮТНОГО большинства охотников, об этом полемики мало, я бы сказал практически нет. В основном о частностях.

Это-то и позволило принять такой закон. Разрознены мы и в жизни, и в общени, и в формулировке проблем-требований! Точнее даже не формируем ТРЕБОВАНИЕ, как таковое! Так, крайне скромная "потуга", попытка тихого обращения внимания "барина" на, маленький такой "вопросик"! Причем у каждого этот вопросик свой! Нет консолидирующей силы способной объединить проблемные вопросы воедино, подняться над частными, местечковыми проблемами и посмотреть в суть, в "корень зла", в основу и первопричину проблем!

Предлагал бы выступить в ЦЕЛОМ против нового антинародного закона, а там и за права местных охотников, и за права гончатников, и прочее, прочее, прочее!

С уважением, bna

Gadzilo аватар
31/03/2010 от Gadzilo

Полностью согласен!