Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Охота на Приполярном Урале. Следующее проникновение.

30/11/2008 от Inpolar
Охота на Приполярном Урале. Следующее проникновение. Надо все же крышу у избы починить… наверное. День первый. Писать пока вроде совсем и не о чем. Ранний домашний подъем, чай, ожидание автобуса на остановке, неторопливо светлеющее небо. Ага, в 6 утра уже (или пока еще) можно топтать тайгу «по-светлому». Пригородный поезд, как бы свою остановку не проспать, борьба с дремотой. Кобель занырнул в рундук под полкой и затих, как будто всегда там ездил. Погода за окном поезда… как осенняя погода. Небо серое. Где-то просветы, но они далеко и с трудом верится, что сегодня будет ясно. На деревьях около русел ручьев спутники уверяют, что видели тетеревов, а кое-кто и глухарей разглядел. Интересно, конечно, только вот птицу на дереве не всегда метров с 20-30 разглядеть можно, даже когда собака на нее орет, а ты неторопливо подкрадываешься, а тут немытые окна, ползущий поезд…. Вот мне и сходить. Железнодорожники, что слазят вместе со мной, поглядывают украдкой, интересно им, что за хрень гонит меня в тайгу в такую неуютную погоду, фактически предзимье, с мешком полным неизвестно какого барахла. Лес мокрый и тихий. По пути к первой избе, стоящей на моем нынешнем пути, раза три видел и слышал рябчиков. И без меня есть кому их лупасить, калибр не мой. По профилю сравнительно свежие следы, кажется очередного одинокого рябчатника. На первой избе показушная чистота и порядок, зато почти полностью сожжен весь немалый запас дров. Ну и что за му…чудак здесь лазит? Пошел дальше. Перед большой тундрой-болотиной остановился «перекурить». Кобель погавкивает. Проверочные полайки. Запах есть, а птица в елке затаилась. Прислушался – побулькивает. Тетерка. Самцы возле железки отираются, а эта в лесу засела. Осторожная, видать стреляная. Кобель ее раза четыре сгонял с места на место, гавкнет, она и перелетает. Он ее опять ищет. Неделя дождей дала о себе знать. Ручей на пути, что без напряга перебегал по переброшенной елке, вздулся на столько, что и подойти к нему проблема. Сама елка под водой, шесты смыло, глубина больше роста, берега кочковатые и топкие. Пока переправился, почти час потерял. Не весело это, в одно лицо под приличным мешком стоять на раскачивающейся под напором воды елке. На второй избе тоже побывал этот, чу… мудак! Съел или припрятал все продукты, себе на обратную дорогу подвесил под крышу двух битых рябцов. Добытчик, мать...! Весь день моросил то дождь, то дождь со снегом. По прогнозам завтра должен чистый снежок посыпать. Луны нет, ночь черная, пасмурная. Волчки вроде выли. Вышел из избы, подвыл сукой, не отозвались. Сейчас они здесь крутятся, в предгорьях. Оленей пасут. Вполне могут кобеля срезать. Бывало. В печке сыроватые дрова загудеть надумали. Нам этого не надо. Пристукну дверцу и спать. Решу утром, куда двинуть, как идти. Все. День второй. Время 16, на улице уже совсем ночь. Пришел часа полтора-два назад. Пока пилил дрова, сварился ужин. Охоту сегодняшнюю можно назвать как выжидательную. Главной задачей было не оттолкнуть в другой квадрат копыта, что предположительно должны пастись рядом. Поэтому круг, что нарезал сегодня по стынущему лесу лежит в той стороне, куда идти с охотой, когда выпадает снег не особо рационально. Проходил он по местам, где держится в основном только птица и куница. По-вдоль русел ручьев и окрестностям тундр. Места правильные, спланировал все может и грамотно. Но! Ничего крупнее рябчиков не попалось. Была сбежавшая облаянная белка и битая в шею полностью вылинявшая белая куропатка, ожидавшая меня метрах в 10 от просеки. Все. Следы копыт, глухариные наброды, их помет, лосиные поеди и гонные точки – не в счет. Объяснений два: птица запала или подвыбита в этом радиусе еще в сентябре – начале октября. Подтверждение этой гипотезы – куча тетеревиных перьев в 30 метрах от избы. Наличие отсутствия птицы огорчает не слишком – это означает, что концентрация копыт в нужных квадратах только увеличится за счет оттока из района посещаемых изб. Ну, а если нужна будет птица, я и так знаю, где ее искать. По прогнозу погода на завтра такая же, как и сегодня, значит, и охота будет такая же, по окраинам перспективных мест. День третий. Ба-а-а! А на улице то снег лег!!! Конечно после выпадения снега копыта могут долго отстаиваться на месте, особенно лоси, но олени вполне могут бегать. А поэтому решил я нарезать кружок по самым перспективным местам. Вокруг тишина и туман, воздух как разбавленное снегом молоко. Все деревья в снежной кухте. Хорошо, что выпала она при плюсовой температуре, а сейчас примерзла к веткам и сыпит не очень сильно. Но ощутимо, особенно когда за шиворот. Капюшон одевать не хочется – идти жарко, так что через час весь уже рукава и часть спины мокрые. Прошли мы поначалу с пару-тройку километров, чисто! Из живого только рябчики. Потом пропал кобель. Возвращаться за ним было влом и поэтому от большого ума я поперся дальше по намеченному кругу. Кроме ночного куньего следа и вспорхнувшей за пихтами тетерки, ничего! Как и кобеля, собственно говоря. Он появился на избе через час после моего прихода, когда я уже укладывал в рюкзак перекус, собираясь идти на поиски. Пришел, холка вздыблена, запаленный. С кем-то буцкался. Если олени, то прошустрил он за ними километров 7-8, судя по времени. Или лосика прижал, подождал меня, да бросил. Все кухта, слышимость в лесу никакая. Да и я не то сделал. Надо было возвращаться по следу, искать, куда кобель срулил, раз уж не слышно ничего. В расстроенных чувствах решил идти дальше, на избу третью. Вчера выстрелов слышно не было и весьма вероятно было, что этот «товарисч» – рябчатник слинял куда нить еще. Надежда не оправдалась. От избы тянуло дымком и был слышен стук топора. Вдвоем конечно жить в тайге проще, те же дрова напилить двуручкой, а не ножовкой. Ну и кто же там у нас? О, это ж «Геша - глухариная смерть»! Это кадр вообще особенный. Давно и плотно нигде не работающий мужик. Всю жизнь свою проживший в тайге или в непосредственной к ней близости. Рыбку половить, хоть сетями, хоть удочкой, туристов на рыбалочку свозить, на забое оленей подработать, водочки попить. Копыта для него редкая и случайная добыча, по ним он и не заморачивается, а вот глухарьков из леса старается утащить не меньше десятка. Да еще куничка-другая, бывает, подвернется, шапку, опять же, можно сшить и продать. Так и живет. Был бы у нас, как раньше, госпромхоз, стал бы он может штатным промысловиком, и цены бы кадру не было. С его то дотошностью и тщательностью в охоте. А сейчас так, полубич-полупромысловик. В тайге с ним хорошо, работы не чурается, спит мало, встает рано. Правда сладкое очень любит и все вечера напролет приемник слушает. Ну, поживем пока вместе. День четвертый. Ну вот, зима кончилась, началась опять поздняя осень. С утра валил мокрый снег, сменившийся дождиком снегоедом. Геша рванул в предвкушении успеха по тракту проходящему в полукилометре от избы, а я отправился к реке, в надежде подсечь миграционный переход. Подобрался к реке, а чтоб не перейти? Пробуем, пробуем, пробуем…проскочил. Сапоги не залило, хотя вода уже должна была скакануть от дождика. На другом берегу реки невысокий хребет, вдоль него на скальных террасах небольшие тундрочки, окруженные пихтачами. Там живет все. И глухарь зимует, и олени в горы идут и лосик кормится. Росомашка бегает, волчки мигрируют. Выбрался из поймы на первую террасу, кобель уже кого-то лает. Ыгы, глухарек. Надо брать, а то кобель охотничьим импотентом станет. Гынц! В воздухе повис красный туман, что-то маленькое, мягкое и теплое шмякнулось чуть правее и сзади. Вся береза в крови, на ветке болтается что-то невразумительное, вроде крыло с шеей и головой. Е-твое! Еще два патрона ушло, чтобы перебить ветку и спустить бренные останки на землю. Так… крыла два, кожа со спины и процентов 20 грудины. Одна нога. Остальное усушка и утруска. Нах! Пакет для дичины не взял! Это теперь все будет у меня с зада целый день капать. Топаем дальше целых пять минут. Опять лает. Глухарка. Смотрю в оптику, видна как на картинке, мягко спускаю курок. Гынц! Хрен! Глухарка перелетает и садится на соседнюю березу. Подходим, кобель лает, надрывается сердешный. Глухарка занимает все поле прицела. Гынц! У-л-е-т-е-л-а! Не понял. Идем дальше. Поднялся почти до хребта. Следов свежих ноль. Выше уже идти незачем. На обратном пути еще один глухарек. Тоже взорвался!!! Что же они тут такое едят!? Все, начинает смеркаться, пора домой скакать. Кобель нашел еще кого-то, на! Глухарка! Торопиться не будем, спокойно подойдем как на выстрел из дробовика, курок двинем вперед, шнеллер, наводим, спускаем… Фига! Улетела. Что-то мне совсем не ндравится такая стрельба. Каюсь, не пристрелял перед выходом ствол, но никогда ничего и не уплывало с оптикой на низких стационарных кронштейнах, а тут… в общем все за спину и вперед, до избы еще километров 6-7. Вернулся мокрый и зае…й, уставший. Геша доволен. Его сука ему сегодня сработала штук 8-9 глухарей с глухарками. И 5 не смогли выдержать выстрел из его карамультука патронами зарядки начала девяностых. А остальные смогли. Хотя сидели все как приколоченные. Ветерок, с деревьев кухта стекает, дождик поливает, собака плотно лает, что еще надо для удачной охоты по боровой? Токо трусы сухие и больше ничего. Ну, а из моей «добычи» мы два дня варили суп себе и собакам. День пятый. С утра зима начала возвращаться. Вчерашняя стрельба меня совсем не порадовала, посему пошел я на тракт, приделал мишень к дереву, залег на ста метрах, Гынц! Мишень А4 чистая. То есть, вообще чистая. Ну, вот и стало кое-что понятно. На пристрелку ушел десяток патронов, на! Сначала с пятидесяти, потом со ста. И с чем остался? Восемь штук. Е-мое, охота может раньше закончится, чем я ожидал. Но так пусть же она продолжается! Собрался быстро и вот мы с кобелем на профиле. Рябчики в минус, не берем, что-то собак засуетился, потом пропал. Может тетерева? Идем дальше, догонит. Лает! Компас, азимут, перепрыгнул через ручей, считаю шаги, почти километр. Лай все ближе. Что-то странно лает. Е! Лает то сука! Где-то и Геша. Что ж он сюда поперся, договаривались же, что в разные стороны пойдем. На что там сука орет? Чиркает. Глухарь. Берем? Берем. Кобеля не видать и не слыхать. Глухарь стрельнулся чисто и вежливо. А теперь наперегонки с собакой. Она ближе и быстрее. Отбираем птичку, работнице лапу отрезал, проглотила. А теперь фотосессия. Ну и что дальше? Где твой папа? Нету? И моего кобеля нету. Видать поменялись мы. Пошли. Потом девочка присовокупила еще одну птичку, потом классически надурила меня с пустой елкой (или запавшей глухаркой), потом за километр от избы просто слиняла от меня, перемахнув через свежие глухариные наброды. Ну, день прожит не зря. Предложил стреляную из-под его собаки птичку Геше, он отказался, не чуждо ему благородство. Завтра почешем на «дальний кордон», просмотрим еще участочек. День шестой. Вышли не рано и не поздно, часов в восемь. Погода вроде тихая и мягкая, но гулкая, если бы не снег на деревьях все бы звенело в лесу. Да и так звенит, идем особо не выбирая дороги, ломаем лед на лужах. Кобель вообще сегодня далеко не идет, видать старые раны на лапах побаливать начинают. А сука мотается по окрестностям галопом как заведенная. От ее работы я просто тихо офигеваю. Ширина поиска боле двух километров, это вам как? Т.е. если птица на пути есть, то она будет найдена. Хозяин жалеет только, что по пушнине она пока не заточилась, но придет ее время, двухлетка только. А я думаю, что с таким поиском копец будет всем копытам в районе. На ногу легкая, шустрая, в кости не широкая - птичница. Придержать не придержит, а угнать - угонит за тридевять земель. Только вот где она? Что-то и не видно и не слышно. Пострелял Геша, покричал. Глухо. Может ближе к цели нас нагонит. Не нагнала. Видать прицепила птичку и лаяла до посинения, а потом по следам на избу вернулась. Делать нечего, за ночь не придет, придется Геше завтра за ней на избу идти. Обсушились, перекусили, дрова вроде для пилки есть, что делать времени то еще до темноты часа три? Собрался я, пошел посмотреть, что в окрестностях творится. Позвал кобеля, не идет. Под рыхлым верхним слоем корка заледеневшего настика, чир. Вот он и опять прошоркал лапы по старым то ссадинам. Ну, не хочешь, иди в дом. Пошел один. Что это там поперек профиля пропрыгало? Олень. О как! Метров десять пробежал для выхода на оперативный простор, тот еще скачет. Гынц! Встал, смотрит. Гм, стрелять с разбегу кажется неправильная тактика. Гынц! Закрутился на месте. И тут уже кобель летит, очухался. Где тут моя добыча! Ага, вот! Давай его трепать! Пах, горло, нос, передняя лопатка, то лает, то визжит в упоении. Олешек ногами дергает, рогами пытается боднуть. Успокоил. Да, со ста двадцати метров у карибу шансов нет. И была у нас вечером тушеная вырезка с картошкой. День седьмой. Геша с утра почухал за собакой, я же остался мясо ближе к избе переволочь. Завернул в шкуру и поволок. По тундре карликовая березка, шкура совсем не идет, а вот по лесу было не так уж и плохо. Но все равно, хорошо, что неподалеку. Посидел, передохнул, согрел остатки чая, решил нового к приходу Геши сварить. МАТЬ ЕТИ!!! Между ручьем и нашим домом в 30 метрах идет свежий, едва припорошенный след. Кобель с вечера обожратый, ему ничего не надо, полазил с утра по вчерашним следам, попугал кого-то и в избу под нары. Вот тут они, видать, и проскочили, пока я чай пил. Чешу вдоль следа, он на тундрочку выходит, одиночка, скорее всего бык, шаги длинной как у лося, потом вышел на другой след, корова с телком. Кобель по этим следам сразу в точку ушел. Пока я до края тундрочки дополз по снегу, он их уже нашел и столкнул. Вроде не широко ходят, можно и достать. И тут я лажанулся первый раз. Вместо того, чтобы скакать на лай надо было выйти поперек хода под ветер, а я сунулся на бугор в жировочные наброды. Разобрался в них довольно быстро. Но пока разбирался, кобель уж ушел неимоверно далеко. Бугор переваливаю, следы разделяются. Кобель уходит вправо вдоль тундры за быком, а остальные чешут налево. И тут лажанулся я еще раз. Кобель залаял не в той стороне, куда уводили его следы, а в противоположной. Мне и в голову не пришло, что он успел прогнать быка почти к нашему дому и потом догнать вместе ним всю группу. Пока я это выяснял, он пришел сзади. Посмотрел на меня… Знаком вам этот взгляд? То ли удивление, то ли презрение, то ли жалость ко мне, нерасторопному и неразумному. Эх собака, экскьюзми, обоср..ся. В принципе тем этот день и кончился, не считая того, что я нарезал еще один небольшой, километров на 7 кружок. Спугнул пару глухарей. Кобель со мной не пошел. Решил, наверное, что хватит на сегодня подачек. День восьмой. Сегодня решили еще походить, поохотиться. Для меня это вопрос почти теоретический. Два патрона осталось. Один выронил. Перекопал то место до торфа, не нашел. Выперся я с кобелем на те места, где он в последний раз лаял. Прикинул, получилось, что если бы вчера дернулся в нужную сторону, то хоть и на пределе, но мог бы достать семейку, пока они по тундре шарохались. В общем, настроение от охоты смазалось. Ну да ладно. Лимит удачи на этот раз был исчерпан. Геша приволок пару глухарок, штук пять глухарей у него ушли. То подойти не смог, то найти, то осечка, обнесло. День девятый и десятый. Поделили мы наши трофеи пополам друг с другом и поперли в сторону дома. Снежок подсыпает день ото дня, ходить все труднее. Был бы морозец, еще куда ни шло, а тут под слоем пуха все чавкает, куда ступать не видно, через шаг проваливаешься. В последний день в качестве довеска к нам на голову с неба упали еще пара глухарей, не бросать же, пришлось взять и эту «прибавочку к пенсии», к поезду едва успели, подползали к железке в сумерках, на подгибающихся ногах. Охота кончилась. Итоги. Крышу опять не поправил ;). У кобеля выработался заметно стойкий рефлекс работы по копытам. Надо будет еще раз заходить выносить остатки добытого и снаряжение. Рекомендации. В это время года надо иметь полный комплект маскхалатов, как для осени – зеленый, так и для зимы белый капроновый в комплекте со штанами. В район заходить лучше сразу не по избовым профилям, а в стороне. Экономия времени, сил, работоспособности собаки. Иметь с собой ламинированные карманные карты с нанесенными профилями. Тактика проведения охоты – смена мест проживания после 2-3 дней охоты. Лучше позже зайти на второй круг. Расстояние между лагерями 8-10 км. Желательно иметь в комплекте одежды теплый жилет и легкий пуховик. Спальник – синтетика, до -100С, весом около 1кг. Шапки и перчатки – зеленый камуфляж и белый флис. Камуфляж для оружия. Для связи между охотничьими группами с целью координации действий иметь УКВ-радиостанции. Бинокль используется только в гольцовой зоне или при охоте без собаки. В ином варианте хватает 4х кратной оптики.