Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Стрелковая линия и номера

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

В предисловии уже упоминалось о важной и ответственной обязанности окладчика по выбору стрелковой линии. Ответственна и важна эта обязанность потому, что на стрелковую линию, недолгую сравнительно с окружностью оклада, должен быть выставлен зверь; здесь должен, следовательно, получиться осязательный результат подготовки, выслеживания, складывания и гона, результат целого ряда действий, иногда длительных; на этой линии должен быть сделан по выставленному зверю выстрел, венчающий труды окладчика и охоту.

Далеко не всегда удается выгнать зверя туда, куда хочется. Для успеха нужно не столько создать препятствия, удерживающие зверя от принятия нежелательных направлений, сколько и прежде всего по возможности открыть зверю дуть, для него наиболее приемлемый и в то же время ведущий на стрелковую линию, находящуюся в условиях, скры-вающих от зверя опасность. Поэтому далеко не всегда можно выбрать; в качестве стрелковой линии ту, которая представляется по некоторым признакам или причинами наилучшей, так как часто она не соответствует совокупности всех условий или по крайней мере наиважнейшим.

Выбор стрелковой линии должен быть согласован со следующими требованиями: 1) с ветром, 2) с ходом и лазом зверя, 3) с нагонистостью оклада (см. главу «Оклад»), 4) с возможностью видеть хоть накоротке подход зверя, 5) с необходимостью хоть смутно видеть соседние номера и точно знать их местонахождение и 6) с желательностью в большинстве случаев не подпирать номерами опушки и не отдаляться от нее на расстояние, нередко вызывающее боязнь зверя отделиться от леса.

Перейдем к рассмотрению по порядку необходимых и желательных требований, только что перечисленных, относящихся к выбору стрелковой линии.

Оклад бывает еще не закончен, круг не сомкнут, а окладчик, проходя мимо места, которое словно само называет себя лазом, жадно посматривает на верхушки деревьев, на ветки, бросает перед собой горсть снегу, с целью точно определить направление ветра или тяги воздуха. В деле зверовых охот согласование стрелковой линии с направлением ветра должно быть условием, никогда не забываемым ни одним мало-мальски сносным окладчиком, так как несоблюдение известного сочетания в направлении ветра и стрелковой линии влечет за собою неудачу, в лучших случаях удача может быть лишь случайна, как исключение. Все хорошо: и ход, и лаз выбраны правильно, и гон недурен, и стрелки защитны и выдержаны, а зверь, потоптавшись, не доходя опушки, не идет на лаз, словно он видит всех стрелков со смертоносным оружием, направленным на него. Зверь более чем видит—он чует затаившихся стрелков, а когда зверь чует человека, он никогда не рискнет приблизиться к нему; между тем иногда, когда зверь видит человека, то, рассчитывая на быстроту и ловкость своих движений, проносится напролом на расстоянии выстрела. Как же после этого не соблюдать благоприятного направления ветра по отношению к стрелковой линии? Недаром мы так много обращаем внимания на ветер при определении чутья легавой собаки или желая использовать в! полной мере ее чутье во время охоты. Не большее ли значение имеет ветер для зверя, разыскивающего пропитание часто благодаря чутью и всегда старающегося чутьем охранить себя от опасности? Этот орган чувств служит зверю для обеспечения своего существования и для самосохранения.

Каждому внимательному и наблюдательному охотнику ясна разница причуивания легавою собакою птицы против ветра, когда запах птицы плывет с воздушным; течением на собаку, и трудность причуивания по ветру, когда запах птицы относится ветром от собаки. В первом случае собака, в зависимости от качества и свойства чутья и характера ветра (ровный, не слишком сильный, делает стойку по затаившейся птице на расстоянии приблизительно 5—40 метров, во втором случае она может вовсе не сделать стойки, не зачуять и нарваться на птицу, или же в лучшем случае остановиться не далее приблизительно 1—5 метров. Такая колоссальная разница слишком ясно показывает на значение как пособника аппарату чутья.

Этого достаточно, чтобы понять, насколько полезно гнать зверя против ветра на стрелковую линию. Если обратиться к другой стороне работы опытной легавой, к манере ее поиска, то мы, несомненно, с охотничьей точки зрения одобрим сознательный поиск, т. е. такой, который главным образом приспосабливается к ветру, ставит себя в положение наилучшего использования чутья. Понятно, что зверь, идущий настороже, пользуется для предупреждения опасности или обнаружения добычи нe только слухом, зрением, но и чутьем, ибо ни один из этих органов чувств в отдельности не в состоянии заменить другого, . Для зверя, идущего от гона, особенно в лесу, чутье, является органом необходимым; зрение, благодаря заслонам, не в состоянии заметить скрытый предмет, остро, однако, за-примечая малейшее движение какого-либо предмета. Это положение несомненно и бесспорно указывает, что зверь старается при ходе настороже выбрать направление благоприятное для чутья, и если имеются угрозы в стороне выбранного направления в виде крика загонщиков или линии флагов, зверь выбирает следующее, способствующее все же чутью; только препятствия заставляют зверя следовать по невыгодному направлению, парализующему действие чутья на расстоянии, т. е. ход по ветру.

Рис. 27

 

Из приведенного положения не следует, однако, делать (вывода, что зверя нельзя гнать, по ветру на его ход и лаз; многое зависит от характера оклада, количества загонщиков, хорошего проведения линии флагов, расположения входного следа и главным образом от индивидуальности зверя. Надо при этом принять во внимание, что не каждый зверь заподозре-вает засаду впереди (на стрелковой линии), что гонят зверя на его ход и лаз, правда, испорченный направлением ветра, что зверю естественно подвигаться, отдаляясь от загонщиков, что в пределах площади оклада зверь идет не только прямой линией от загонщиков, но принимает и поперечные направления и несколько вдающиеся назад и, следовательно, порою ставит себя в окладе и в благоприятные по отношению к ветру условия и что в конце концов зверь на имеет плана оклада с указанием места расположения стрелковой линии. На рис. 27 приведен описанный в одном из номеров «Охотничьей газеты» (за 1928 г. ) случай неудачной волчьей охоты, подтверждающий, как и все подобные случаи, последствия Недопустимого пренебрежения направлением ветра

Рис. 28 Оклад, выгодный для гона по ветру

Зверя бывалого или матерого, а также немолодого одинца гнать пo ветру не следует.

На основании приведенных соображений по поводу использования направления ветра можно установить: 1) что стрелковые номера и, следовательно, начальные от стрелков флаги должны быть расположены по отношению оклада таким образом, чтобы воздушные течения не шли бы от них в оклад, 2) что ветер или тяга прямо на стрелковую линию — попутные для зверя, не всегда приемлем и 3) что при гоне бывалого матерого и вообще очень осторожного зверя наиболее благоприятным надо признать ветер боковой—-поперек оклада (считая фронтом стрелковую линию).

Для уяснения желательности поперечного ветра при гоне полезно разобрать его преимущества перед другими направлениями; преимущества с точки зрения охотника, как способные сохранить в звере относительное спокойствие. Наилучший поперечный ветер тот, который идет параллельно стрелковой линии, прямо от одного из флангов, но он вполне приемлем, если образует некоторый угол с линией стрелков, чем острее, тем лучше, так как угол тупой, приближающийся; к углу прямому, в конце концов будет близок к попутному ветру, который мы уже признали для зверей бывалых не совсем желательным.

Рис. 29

Поперечный (параллельный линии стрелков) ветер, как видно наглядно из чертежа (рис. 29), создает следующие условия. Сзади—голоса загонщиков, которые, несмотря на величину оклада и условия погоды, всегда будут услышаны зверем с самого начала гона (хотя стрелки могут и не слышать их). Передвижение перекликающихся загонщиков, естественно, заставляет зверя двигаться, хотя бы и извилисто, по направлению к стрелковой линии; подвижка зверя от загонщиков к стрелкам дает возможность зверю, благодаря боковому ветру, осуществлять чутье хотя бы в сторону одного фланга, и если зверь продвигается на тот фланг против ветра, то своевременно предупреждается чутьем о флагах; таким образом, две стороны оклада—линия загонщиков и одна Линия фланга, откуда дует ветер, стали направлениями, неприемлемыми для зверя; второй фланг, на который идет попутный ветер, невыгоден зверю, так как зверь не может прощупать чутьем достаточное пространство пути впереди; движение поэтому в эту сторону делается неохотно, а если делается, то с опаскою, и напряженное зрение своевременно обнаруживает там флаги; остается, следовательно, стрелковая линия, которая в данном случае является для зверя наиболее приемлемою, так как поперечный ветер дает все же возможность чутью распознать опасность хоть с фланга, подвигаясь все же вперед от приближающихся загонщиков.

В лесу, в середке, деревья часто недвижимы—ветра нет, однако, может быть тяга воздуха, чрезвычайно благоприятная для передвижения запахов без рассеивания. Направление такой воздушной тяги необходимо выяснить; полезно для этого в месте будущего расположения стрелковой линии бросить перед собой горсть снега, взятого рукавицею, чтобы он, не овлаж-няясь от тепла руки, лучше пылил. В тусклый день, чтобы яснее видеть облачко распыляющейся брошенной горсти снега, лучше следить за движением пыли на фоне хвои, а если ветки снежны, нужно сбить с них снег.

О важном значении хода и лаза можно судить уже по тому, что на возможности их предопределения основан целый способ охоты—псковского нагона; мощность же этого приема достаточно характеризуется тем, что один опытный пскович выставляет зверя на стрелка, отстающего иногда от места лежки зверя на расстоянии нескольких километров.

Мы уже говорили, что; и у человека имеется подсознательная способность не только в ориентировке, но И в выборе в сплошном лесу при окладывании определенных путей, которыми в другой раз другой человек по необъяснимым причинам следует также, будто этот путь является дорогою, тропинкой или просеком. Однородная способность помогает видеть и понимать ход и лаз зверя и приводит опытных лиц к одному и тому же точному определению хода и лаза зверя в одном и том же окладе и в разное время.

Стороною хода или ходом зверя считается то направление, которое зверь выбирает по причинам соответствия данного направления той или иной потребности зверя, т. е. итти ли на промысел, на готовую добычу, удалиться в укромное знакомое место на отдых или от опасности, а не то направить свой ход, хотя и обходным путем именно в определенную сторону, а| не в другую, вследствие удобства передвижения (пользование дорогами, возвышенностями, где снег не столь глубок, и т. д. ). Сторона хода, следовательно, является приблизительным направлением зверя; и с этим: направлением; по возможности нужно считаться, помня уже высказанное положение, что бывалого зверя следует пытаться не переупрямить, а перехитрить. Ход зверя, как видно из только что сделанных пояснений, не есть путь зверя, а сторона его пути—направление, самый же путь мы называем лазом.

Человек не в состоянии предопределить весь будущий путь следования зверя, не в силах видеть этот путь, как! след по пороше, но способен Определить наиболее типичные его участки. Лазом поэтому принято называть точное место, которым зверь, вследствие удобства лесонасаждения, расположения заслонов вообще и по другим преимуществам выходит из опушки или переходит вообще из одного места в другое. Удобные места для выхода! и прохода зверя, т. е. лазы, могут быть расположены в нескольких местах оклада или какой-нибудь площади вообще, лаз может быть и единственным на всем данном участке, с другой стороны, все протяжение известной площади может представлять собою одинаково хорошие условия для лаза; иногда же лаз бывает узко ограничен, словно выход тропы, хотя не видимой, а только чувствуемой окладчиком. Лазы встречаются в разнообразных местах—и в редколесье, и в густом лесу, и в прогалинах между частыми насаждениями, И в ровной сетке чащи, и на полях, совершенно чистых, и со вкрапленным кустарником или группою деревьев. Хороший лаз сразу заметен глазу опытного охотника; лаз обычно позволяет своевременно заметить приближение зверя, лаз является своего рода приотворенною дверью, через которую зверь может и высмотреть и пройти; в местах, где полоса однородного лесонасаждения суживается, представляя нагонистое место, такое сужение часто служит лазом, так как зверь, идя настороже, предпочитает держаться однородных заслонов до их конца.

Лазы имеют общие признаки для всех видов зверей, однако, разный рост зверей, разное свойство характера и повадок их пред'являют к лазу каждого вида зверей свои некоторые особенности. В тех случаях, когда лаз по каким-либо причинам трудно определить или явные лазы находятся на стороне, неблагоприятной по отношению ветра, лучшим реше-нием вопроса о лазе будет воспользоваться для расположения стрелковой линии стороною входного следа зверя. Так как лаз является более безопасным, выгодным и удобным путем, который зверь подсознательно избирает, то он может быть как на стороне хода, так и на любой стороне той площади, где находится зверь, и служит выходом, вынужденным или добровольным, для того, чтобы направиться прямо или обходным путем в сторону своего хода. Лаз на стороне хода зверя является, понятно, самым ценным, так как позволяет осуществить весьма важное основное положение: выставить зверя не силой, а предоставлением свободы в избрании своего хода и лаза.

Таким образом, распознание лаза, как определенной до-роги—пути зверя, важно при всяком приеме охоты, а расположение стрелковых номеров на лазах имеет, понятно, большое преимущество. Зверь предпочитает мелкоснежье на своем пути и очень любит пользоваться переходами по полосе, с которой снег сдуло догола, поэтому при возможности выбора, зверь ведет свой лаз по местам, менее снежным. Лаз, особенна на полях, часто зависит от степени глубины снега на том или другом участке. Признаки глубины и рыхлости снега или уплотнен-ности его и мелкоснежья окладчику необходимо принимать во внимание при выборе хода и лаза зверя в соответствующем месте. Низины при значительной толще и рыхлости снежного покрова не служат зверю надежным переходом; такие места помогают точнее выбирать лаз, сокращая площадь переходов зверя—уточняя их и увеличивая этим шансы выхода зверя на номер (см. рис. 33 в главе «Гон»).

Резкая возвышенность по сравнению с окружающей местностью, за исключением плоскогорий на значительном протяжении, не представляет собою хороших переходов, потому что способствует зверю обнаружить себя как при под'еме на возвышенность, так и на вершине ее; кроме того, самый переход в местность, представляющую собою иной уровень, изменяет силу и направление воздушных течений и вызывает некоторый перебой в работе чутья, т. е. создает невыгодное положение зверя. Большие надувы вдоль изгородей реже избираются зверем в качестве переходов, чем полоса вдоль этих надувов, тем более, что на местах напольных в последнем случае и изгородь и /самые надувы представляют собоюt заслон.

Иногда под влиянием непредвиденных причин зверь вдруг отказывается от обычного типичного лаза и неожиданно делает переход по непредусмотренному месту.

Зверь, находящийся на ходу, особенно стронутый с лежки после прохождения по разнообразной местности, входит иногда неожиданно в лесную крепь; далеко не всегда поведение такое предвещает лежку. Обход окладчика часто в таких случаях не удается, так как нередко исключительной целью захождения зверя в плотную лесную площадь являeтся потребность зверя выслушать, не преследуют ли его, или пропустить по дороге преследователей, которые далеки от мысли, что зверь все время слышит неотвязчивый скрип полозьев; в таких случаях лазом зверя чаще всего бывает его входной же след; этим следом окладчику надо воспользоваться, чтобы расположить наскоро стрелковую линию на стороне входного следа и, не пользуясь ни флагами, ни загонщиками, за-бежать вглубь участка, чтобы молча двинуться на стрелков.

Лазом зверя, имеющего повадку ходить тропою или пользоваться своим входным одиночным следом, надо всегда считать такую тропу или след.

Не касаясь согласования выбора стрелковой линии с требованием нагонистости оклада, так как об этом свойстве оклада достаточно подробно говорится в специальной главе об окладе, перейдем к следующим требованиям, пред'являе-ным к стрелковой линии.

Условия, пред'явленные к выбору стрелковой линии относительно необходимости хотя бы смутно видеть соседние номера и точно знать их местонахождение, а равно видеть хоть накоротке подход зверя, должны быть в равной, если не в большей степени, пред'явлены к выбору самого места (номера) для стрелка. Очень часто отступление на каких-нибудь 2 шага вправо, влево, назад или вперед дает громадное преимущество в достижении приведенных пожеланий видеть то, что надо видеть; для достижения этих условий приходится иногда сократить или увеличить расстояние между отдельными номерами, благодаря чему может получиться та выгодная группировка деревьев, которая создает необходимые между ними просветы, столь полезные для своевременной подготовки к выстрелу и для выстрела в тот нужный миг, пропустя который лишаешься иногда добычи.

Когда лесная площадь кончается—граничит с чистью либо переходит в редколесье, расположение стрелков в самой опушке весьма невыгодно, так как зверь при приближении к границе прекращения заслонов или к их значительному поредению принимает «большие меры предосторожности, настораживая все средства для самосохранения. "Требование не отдалять стрелковую линию от опушки основано на встречающихся случаях, когда зверь, решившись на выход из опушки из опасения отделиться от нее и лишиться, таким образом, заслона!, поворачивает вдоль нее, нередко исчезая обратно и безвозвратно в оклад. Такие случаи, естественно, выдвигаю: вопрос о том, каково же предельное расстояние, дальше которого нежелательно отодвигать номера от самого оклада? Ответ иа этот вопрос несложен: не дальше среднего дробового выстрела, за исключением случаев занятия стрелками совершенно точного перехода.

Стрелок должен стоять за заслоном, в крайнем случае можно замаскироваться специально заранее срезанным для этого деревцем, о чем окладчик должен своевременно позаботиться. Заслон отнюдь не должен быть широк, слишком густ и высок; благодаря такой маскировке можно скрыть от себя не только выход зверя, но и не увидать зверя; необходимо тщательно осмотреть, чтобы заслон не препятствовал зрению хотя бы тонкими сочленениями! веток, а равно не мешал бы продвижению или переведению ружья с одной стороны на другую.

Заслоны особенно нужны, когда одежда стрелков резко различается цветом от окружающей обстановки. При одежде, - не выделяющейся пятном на фоне леса, легче найти незначительное и вполне подходящее прикрытие, которое позволяло бы удобно и спокойно видеть и впереди, и по бокам. Уместно, однако, здесь заметить, что не столько одежда, сколько уменье стрелка стоять на номере скрывает его от зверя.

Не следует ставить стрелка за ствол дерева—это преда-тельский заслон; зверь может подойти на самое близкое расстояние и, зачуяв человека, броситься незамеченно обратно от самого номера, продолжая заслоняться тем же деревом, как и стрелок, который узнает о сделанном ему визите лишь после выхода окладчика. Ставить стрелка за отсутствием другого заслона следует либо сбоку дерева, либо спереди, замаскировавшись заранее приготовленными ветвями.

При выборе места для номера окладчик должен зорко осмотреть площадь обстрела, так как нередко образовавшиеся наметы снега, волнистость и выпуклость снежного покрова, навес на кустах и деревьях могут совершенно заслонить зверя или значительно скрыть его, делая стрельбу невозможною или неверною; даже незначительные кочки, незаметные под оболочкою снега, и те способны скрыть лисицу от стрелка.

Расстояние между стрелками должно удовлетворять двум требованиям—ясному охвату зрением площади обстрела и возможности покрыть интервалы между стрелками двумя средними дробовыми выстрелами, чтобы зверь не мог пройти между номерами. Расстояние это может быть изменено до пределов, какие будут продиктованы условиям и в которых протекает охота, например, слишком густое насаждение, недостаточно прямая стрелковая линия, большое количество прибывших стрелков или напротив недостаточное и незначительное количество их, необходимость занять только определенные лазы и т. д.

При охоте в густом лесу расстояние между номерами в большинстве случаев выгоднее сокращать до пределов в два ближних выстрела, что приблизительно будет равняться 40— 50 шагам, по 20—25 шагов на выстрел с того или другого номера. Никогда не следует скупиться на близкие расстояния между номерами, если именно этим достигается возможность ясно видеть друг друга. Эта предосторожность не должна забываться окладчиком.

Рис. 30

Номера намечаются прежде всего на лазах; в большинстве случаев их следует размещать в местах, не представляющих резкого контраста с окладом, за исключением мест обрезных или напольных.

При наличности молодых зверей в окладе заслоненность перехода является условием необходимым.

Идеально, когда стрелковая линия может быть выбрана в. соответствии со всеми теми требованиями к ней, которые только что были перечислены и разобраны. В качестве примера на рисунке 30 изображен оклад, соответствующий этим требованиям.

Совокупность всех желательных условий встречается далеко не всегда, поэтому волей неволей приходится выбирать стрелковую линию в соответствии с наиважнейшими условиями, жертвуя остальным. Выбирая стрелковую линию, нужно не гадать, т. е. не действовать безрассудно, а знать, какие условия наиболее верны для достижения успеха.

Рис. 31

Условие соответствующего ветра должно быть сохранено во что бы то ни стало; затем при охоте с флагами следует дорожить нагонистостью оклада и по возможности ходом и лазом. Обычно лаз при облавной охоте и охоте с флагами — важнее хода, однако, вопрос этот правильнее разрешать на месте, в зависимости от характера оклада, местности и индивидуальности зверя.

При выборе стрелковой линии в одном определенном месте оклад может получиться нагонистым, при переносе же ее на противоположную сторону оклад может сделаться нена-гонистым; в этом случае, как ни важна нагонистость, тем не менее приходится ею жертвовать, если препятствием выбора стрелковой линии на нагонистой стороне служит ветер (см. рис. 31).

При псковском способе требования к ветру, ходу и лазу одинаково важны и нераздельны.

Прямые или дугообразные стрелковые линии желательны по соображениям безопасности стрельбы, но часто по обстановке и форме оклада линию приходится сломать под тем или иным углом;. такие углы создают иногда некоторые условия нагонистости. Пренебрегать углом на стрелковой линии или опасаться его не следует, если он создается формою сделанного оклада или местностью и отвечает требованиям целесообразности по соображениям добычливости.

На непременной обязанности окладчика лежит предупреж-дение соответствующих номеров о переломе линий, с указанием смежным номерам о месте, занимаемом каждым, и об образовавшемся благодаря углу изменении в обычно допустимых направлениях обстрела.