Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Выслеживание

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

Выслеживание является важным ответственным действием, сливающимся с складыванием.

Выслеживание имеет в виду: 1) определение свежести следа, 2) выправление следа, 3) выяснение количества выслеживаемых зверей и, в частности, прошедших одним следом, 4) счет входов и выходов зверя, необходимый не только при складывании, но и при выслеживании, для определения стороны, в которой остался зверь и 5) качественную оценку следа. Определение свежести следа является первейшею и основною заботою, так как при ошибке, обнаруженной не вскоре, все последующие действия выслеживания оказываются напрасными, вся работа рушится и о предполагавшейся назначенной охоте думать уже не приходится. Определение свежести следа дается, как и все знания окладчика, практикою; в отношении определения свежести следа можно, кроме того, сказать, что искусство это довольно тонкое, причем бесперебойное занятие, позволяющее зрению не отвыкать от сравнения того или иного вида снегового покрова, и сделанных в нем следов! разрывов, —значительно уточняет работу, способствуя зрительному впечатлению, коим преимущественно определяется свежесть следа.

Обсуждение с более опытным следопытом тех или иных признаков свежести следа весьма полезно; ознакомление с систематическим изложением в литературе тех или других признаков свежести следа и причин, на нее влияющих, конечно, помогает делу; по этим основаниям следует рекомендовать обратиться и к имеющейся по этому вопросу специальной брошюре издания Всекохотсоюза «Как определить свежесть следа» Н. А. Зворыкина, являющейся, правда лишь опытом практического руководства; кроме того, по отраслям знаниям окладчика вообще полезны следующие книги издания Всекохотсоюза: С. А. Бутурлин «Настольная книга охотника», изд. 1930 г. (выслеживание, стр. 257), «Медведь и медвежья охота» А. А. Ширинского-Шихматова, «Охота на волков» Н. А. Зворыкина, «Охота на лисиц», его же.

Когда налицо пороша, говорить об определении свежести следа не приходится, но так как окладчик приглашается на службу не только для охот исключительно по порошам, то уменье обходиться часто и без порош составляет необходимый предмет знания окладчика. Таким образом, определение свежести следа касается дней, когда пороша отсутствует, а такие-то дни чаще и встречаются. Окладчик пои определении свежести следа руководствуется двумя признаками: внешностью следа и крепостью его (степенью затвердения).

На внешность следа влияет та или иная форма и величина выпадающих снежинок, глубина снежного покрова, количество времени, истекшего с момента проложения зверем следа, степень мороза или тепла, характер ветра и влажность воздуха. Кроме этих об'ективных причин на вид следа большее влияние имеет освещение.

Наиболее важные для окладчика изменения во внешности и крепости следа вносят: снегопад, ветер, мороз и оттепель. Некоторые из этих факторов часто способствуют определению свежести следа, заменяя отчасти недостающую порошу. Так, напр., наступившая с ночи и длящаяся на следующий день оттепель позволяет без труда отличить проложение зверем следа уже по оттепели, а не до нее. След в оттепель четок— сухие, как при морозе, песчинки снега слиплись, соединились во влажную массу, которая воспроизводит отпечаток, как на влажной, жирной земле, с большей или меньшей сине-вою—водянистостью, в зависимости от степени оттепели.

Наступивший в ночь на следующие сутки переход с оттепели на мороз помогает вновь различать утром среди следов разного времени—свежие, так как снег стал от мороза; сухим, ноздреватым, зернистым или в зависимости от степени мороза может образоваться затвердение в виде тоненькой пленки, корочки или настоящего наста—твердого, крепкого, как пол; если наст держит зверя без малейшего пролома или трещин, то подобное затвердение не дает возможности заняться выслеживанием. Пленка или корка дают больший или меньший пролом снежного покрова от тяжести зверя и ясное доказательство прохождения его по морозу, сменившему ночью оттепель, т. е. свидетельствует о свежести следа так же, как и прохождение зверя по снегу, ставшему только сухим, зернисто-рассыпчатым на морозе после оттепели.

Морозное время, а тем более сильные рядовые стужи неблагоприятны для определения свежести следа; правда, след при порядочном морозе стынет быстро и через 2—4 часа после проложения следа боковые стенки его, обнаженные разрывом следа из-под толщи снега, и подошва следа заметно подстывают; совершенно свежий след можно отличить от значительно более раннего без затруднений осязанием, но различить ночной след от вечернего или дневного, сделанного накануне, не всегда удается, тем более, что на степень затвердения влияет защитность местности и плотность обнаженной следом толщи снега; а эти последние условия учесть трудно.

Снегопад (не пороша) имеет отрицательное в большинстве случаев влияние на определение евежести следа; иногда, однако, благодаря выпадающему снегу, отличаешь свежий след зверя, находящегося на ходу, т. е. след, проложенный во время снегопада. Снег, прекратившийся к рассвету и снова пошедший утром, не служит еще полным препятствием выслеживанию; если ямки следа видимы, свежесть их отличается от старых ямок следа более воздушным сцеплением выпадающих снежинок с более острым, не осевшим закрайком следа, благодаря чему у следа нередко остаются скважинки; старый же след заполняется наглухо, как стакан песком.

Ветер, создающий заносы, является, конечно, в большинстве случаев явлением отрицательным для выслеживания. Ветер вообще, а метель в особенности, прекратившиеся к рассвету, могут, однако, создать своего рода порошу, главным образом, на открытых местах, а иногда и в лесу.

Влияние заносов на следы и влияние разных преград на заносы—удивительно. Случается, что след зверя, перешедший поперек дороги, виден, с одной стороны, совершенно явственно, а с другой лишь при большом напряжении внимания или вовсе невидим; такую разницу создало ребро дороги, заслонив собою сохранившийся след. Такие же превращения замечаются у кустов, деревьев, изгородей и т. д. Чтобы судить о превращениях, какие делает погода со следами, окладчику полезно около своего местожительства делать черточки и знаки на снегу, проверяя их утром.

Под выправлением следа подразумевается отбор окладчиком того следа, который, не являясь петлею, имеет определенное направление, по которому зверь отошел от места, где наделал петли, тычки, ходы взад и вперед, либо круговые обходы.

Густое сосредоточение в одном месте следов часто встречается: в местах кормежки вообще, у найденной хищными зверями добычи, на месте, где зверь зачуял добычу или пропускает ночью проезжих или прохожих, отходя от опасности и вновь, по миновании ее, принимая прежнее направление, также во время охоты зверя, особенно у лисиц, и в случаях, когда отбившийся зверь отыскивает или поджидает затерявшегося сотоварища, равно как и во время течки и в других случаях.

Выправлением следа достигается определение стороны, куда ушел зверь и куда окладчику, следовательно, нужно спешить для дальнейшего выслеживания.

Нужно твердо соблюдать, как правило, не копаться на петлях, тычках, а шире окинуть круг по нетронутой следами целине, чтобы пересечь след, служащий руководящею нитью— выходом из группы следов, из сплетения их (см. рис. 8 и 9).

Рис. 8

 

При выправлении следа нужно различать сосредоточение следов нескольких зверей или одного экземпляра, разбираясь в принадлежности следов зверям, проживающим в одной группе совместно, или к нескольким группам, живущим каждая порознь; это обстоятельство немаловажно по многим основаниям, из коих самым существенным является то, что одни следы могут принадлежать сытому зверю—с привады, другие же—голодному.

Рис. 9

Для того, чтобы определить направление следа, нужно не только распутать сплетения следов, развязать, так сказать, узел, но и знать, куда след смотрит, т. е. определить, где носок следа—пальцы, а где пятка. Если бы дело выслеживания всегда происходило в порошу или вообще при четко видимом следе, с его ясными отпечатками когтей, мякишей пальцев и пятки, то об этом не стоило бы говорить; но иногда, когда снег несет низом или при рядовой очень морозной погоде, когда снег, потеряв влажность, становится сыпучим, кристаллическим, как хинин, —выправление следа замедляется,

При метели выправлению следа помогает видимая выволока, т. е. тот валик переднего закрайка следа и лоток, получаемые при под'еме лапы из ямки следа для следующего шага;; выволока, следовательно, образуется из небольшого возвышения выволоченного лапою снега или затверделых снеговых обломков (корок) или крошек, а продолжением выволоки является черта на поверхности снега (между ямками следа), прекращаемая под'емом лапы. Выволока поэтому может служить указанием направления следа. Однако, определение направления при сыпучем снеге, как было сказано, затрудняется, так как подошва следа засыпается снегом. Приходится долго приглядываться в таких случаях к ряду следов (ямок) и вести след на порядочное расстояние. Определение направления неясных таких следов удается иногда сделать по замеченной скважинке в подошве следа, получаемой от под'ема пятки. Иногда же удается найти ясную поволоку—ту черту, которая иногда сливается с лотком выволоки, образуемой лампою при опускании ее постепенно на следующий шаг. Выволока обычно круче и шире поволоки; поволока отложе и уже.

Выправление следа должно быть сделано четко, ошибка в направлении может наделать немало хлопот.

При выслеживании не годится итти самим следом; во-первых, затаптывая след, иногда лишаешь себя возможности сделать проверку свежести, направления следа, пола и возраста зверя, количества прошедших зверей, ранения и др. нужных признаков, а, во-вторых, идя не только самим следом, а рядом, вызываешь подозрение зверя. След окладчика должен итти поодаль от следа зверя. В, местности, где зимних дорог достаточно, выгоднее выслеживать на лошади, за! исключением тех действий, которые требуют особого внимания.

Выправление следа по наезженным дорогам, да вдобавок, когда дороги разветвляются или перекрещиваются—дело нелегкое. Не следует доверяться видимому кое-где на дороге следку зверя, —иногда увидишь след по одному направлению, а встречного не заметишь, так как он ускользает от зрения, попадая в нарубленную подковами полосу дороги, или оказывается затертым полозом.

Иногда на дороге удается обнаружить отпечаток части следа зверя, например, двух пальцев с когтями волчьего следа, а остальная часть и следы оказываются затертыми полозом. Заниматься обследованием полотна натертой дороги долгое время, невыгодно, а нужно продолжать путь до разветвления или перекрестка, строго следя по бокам дороги; волки обычно все же дают о себе знать либо несколькими следами около дороги по целику, куда он свернул, заслышав прохожего, либо зачуяв что-либо интересное; а если в группе волков имеются взматеревшие самцы, то кобели где-нибудь помочатся около кустика, елочки или на свесившуюся к дороге хвойную ветку; те или другие признаки где-нибудь обычно обнаруживаются на протяжении 1-2 км.

Разветвление дорог, когда они сильно наезжены, еще больше осложняет дело, так как на очередь встает вопрос, по какому же направлению ушел зверь. Зная расположение дорог, нужно сообразоваться с вероятнейшим направлением зверя, если к тому есть веские основания, а в случаях, когда разрешение этого вопроса! встречает затруднения, приходится обследовать протяжение дорог до селения, начиная с той, которая короче.

Выслеживая сытого волка, идущего, следовательно, на лежку, обычно неглубоко в лес, много шансов за то, что волк свернет с дороги вскоре.

Волк очень любит с наезжейной дороги отправиться на лежку по заброшенной дороге или по одиночному старому следу дровней проехавшего когда-то дроворуба.

Обследование дороги до самого селения без обнаружения волчьего свертка с дороги, когда выслеживаешь сытого волка, служит гарантией, что волк по этой дороге не пошел; когда же дело касается волков голодных, прошедших ночью, то надо тщательно осмотреть, нет ли волчьих прыжков с дороги у начала построек деревни; нередко волки сходят с дороги у угла избы и обходят деревню по загуменьям, бывают случаи, когда голодные волки проходят ночью, и даже при полном свете луны, по улицам деревни, чаще, однако, когда постройки в деревне бывают расположены по одну сторону улицы, так как незастроенная сторона улицы дает возможность волкам скрыться при встрече и неожиданной опасности. Прохождение волков по улице двухсторонней деревни редко производится всею группою или одиночкою; при группе волков один из стариков с переярком, отделяясь от компании, сойдет с дороги перед деревнею и обойдет ее по задворкам. Через селения, расположенные на одной стороне дороги, волки проходят иногда под окнами домов и даже поднимаются на ступеньки крыльца.

Рис. 10

 

Из рис. 10 наглядны разумные действия, принятые окладчиком при обследовании невидимых следов волка на дорогах. Волк по запорошенной лесной дороге «Е» вышел на сильно наезженную лесную дорогу «А», на которой след стал невидим. Вряд ли имеется основание предполагать, что волк повернул по дороге «E». Приняв во внимание, что волк обычно не возвращается, как это делает лисица, на пройденные только что места, следует вполне резонно предположить, что он отправился либо по дороге «А», либо по дороге «Б», одинаково наезженным, на которых признаков следов поэтому не видно. Так как по дороге «А» до деревни не более 2, 5 км, а по дороге «Б»—около 8 км, выгоднее обследовать дорогу «А», тем более, что в нее вливается малоезжая дорога «В». По обследовании дороги «А» и вливающейся в нее дороги «В» волчьего следа не было обнаружен, и окладчик, вернувшись на дорогу «Б», поехал по ней, а через километр увидал след волка с дороги в (еловый остров. Об'ехав на лошади по дорогам «Д», «Г» и «В» до соединения последней с дорогой «А», окладчик встал на лыжи и, отойдя несколько по дороге «В», провел линию по просеку к дороге «Б» и затянул оклад флагами.

Выправляя на лошади след зверя по дорогам, нужно ехать тихо, даже в том случае, когда лес редок и деревья не теснятся к самой дороге. Проглядеть след зверя с дороги очень легко, так как глядеть приходится по обе стороны, а волки и лисицы имеют иногда (обыкновение делать с дороги прыжок—сметок; если такой прыжок попадает под прикрытие мохнатой елевой ветки, куста, пня, муравейника; и др. заслоны, то, сидя в санях и посматривая то на одну, то на другую сторону, очень много вероятия проглядеть след.

Выслеживание по лесным дорогам лучше производить пешком.

Тропы зверей, встречающиеся на пути окладчика, должны вызвать предположение о влившемся в них следе выслеживаемого зверя, в большинстве случаев это вызывает затрату времени, которого и без осложнений в работе хватает в короткий зимний день в обрез.

Тропы по своим целям являются либо путями сообщения, прокладываемыми зверями, принадлежащему к одному виду, или же тропы могут быть проложены зверями одного вида, а вливающийся в них след может принадлежать другому виду зверей; в последнем случае речь идет главным образом о лисице, пользующейся заячьими тропами преимущественно при охоте за зайцами.

Если приходится иметь дело с волчьими тропами, представляющими собой прежние их пути, на которые с целика вступает свежий волчий след, то особых затруднений тропы не вызывают, за исключением случаев, когда тропы, будучи сильно намяты или застыли после бывшей оттепели, имеют разветвления по разным направлениям, ведущим в разные лесные площади—на прежние места, дневок или к другой цели. Когда след лисицы вливается в заячью тропу, —положение сложнее. По намятым зайцами тропам лисица идет частенько, не только не проламывая уплотненного следа (вследствие незначительной разницы в весе своего тела с заячьим), но и незаметно по причине аккуратного ступания в следки, оставляемые заячьими лапками; при таких обстоятельствах положительно не видно и признаков ее следов. Когда такая тропа проходит через подходящий для дневки лисицы остров, то окладчик совершенно теряет возможность определить сторону, где находится лиса. и из предосторожности, конечно, не решается выслеживать тропы в пределах острова; таким образом, остается совершенно неизвестным—ушла ли лисица назад по тропе, осталась ли она в острове или пошла тропою из леса: приходится все же найти ясные признаки, указывающие местонахождение лисицы или по крайней мере ее следа; это достигается так же, как и при выправлении следа при петлях, широким обходом или же выхаживанием тропя до степени желательного ее разрежения, так как заячьи тропы с одинаково сильным уплотнением редко тянутся более сотни— другой метров.

Кроме определения свежести следа и выправления его остается еще не одно требование, пред'являемое к выслеживанию, а именно: выяснение количества выслеживаемых зверей, счет входов и выходов, пересекающих ход окладчика, и качественная оценка следа.

Рис. 11

 

Выяснение количества выслеживаемых зверей имеет в виду и определение количества зверей, прошедших одним следом, одною тропою. Определение количества зверей необходимо не по причине понятной любознательности, а во избежание частых случаев неудачи или меньшей удачи охоты при незнании количества выслеживаемых или окладываемых зверей. Возьмем для примера приведенный на рис. 11 случай. Окладчик пересек лисий след в точке «А» и впустил его в остров, а на противоположной стороне «Г» встретил выход из острова; лисицы, следовательно, в окладе нет, так +1 и —1=0; однако, как потом оказалось, в лисий след недалеко от пересечения в точке «А» следа, незамеченно влился след второй лисицы, в месте, обозначенном литерою «Б». Определив след количественно и качественно (одиночный след молодой самки при встрече его в точке «А»), окладчик не проверил его, впуская в оклад, а видя издали, что он отвечает требованию свежести, сразу стал обходить остров, а в точке «Г» выпустил тот же след, который пересек в точке «А», т. е. свежий след молодой самки. Вышедшая из острова лисица целый день прослонялась и обложить ее не удалось, вторая же лисица, вошедшая по следу первой, дневала в острове. Каждый след необходимо осмотреть и впустить в самый оклад; исполни окладчик это правило, осмотри он след под самой опушкой (на расстоянии, на каком следует ставить номера, он заметил бы намин следа, и, пройдя немного в пяту, увидел бы след второй лисицы.

След зверя, идущего в место, подходящее для дневки или остановки, где зверь может задержаться, считается входом, а след из того же места—выходом.

Впустив след зверя в оклад и получив после обхода четное число следов (входов и выходов), например, 1 вход и 1 выход, 2 входа и 2 выхода и т. д., надлежит считать оклад пустым; наоборот нечетное число—1 вход или 2 входа и 1 выход или 3 входа и 2 выхода—свидетельствует о нахождении зверя в обойденной окладчиком площади. Бывают, однако, исключения, когда четное число следов свидетельствует о нахождении зверя в обойденном участке, когда +1 и —1=1. Эти случаи могут встретиться, когда зрение человека видит на снегу то, что можно видеть, и не в силах видеть то, что было видимо хотя бы недавно. Непонятное на первый взгляд явление случается и при нечете следов, когда вместо того, чтобы по всем правилам считать зверя обойденным, получается пустой оклад. И то и другое исключение из весьма основательного правила о чета и нечете следов, которое обязательно для каждого окладчика, получилось благодаря тому, что накануне и всю ночь свирепствовала метель, а под утро наступила замечательная тихая погода с прекрасною порошею. В бурную погоду лисица вошла в оклад, проспала там продолжительное время, а выйдя на рассвете и поймав руса-ка, вновь пришла на дневку в 'тот же участок леса, оставив на снегу самые четкие следы входа и выхода. Такой чет может, следовательно, отвлечь от успеха, представляя собою некоторого рода загадку. Нечет же следов при: тех же условиях, дающих как-будто вопреки правилу пустой оклад, на) самом деле не является исключением из этого правила, так как количество выходов в таких случаях будет превышать число входов.

Когда звери идут одною тропою—след в след, необходимо распознать, какое количество их прошло одним следом. Отсутствие подсчета или неверный подсчет может повлечь за собою неудачу или в лучшем случае неполный успех. Возьмем следующий случай: 4 волка след в след вошли в сосновое моховое болото, где волки вообще нередко останавливаются на дневку; тройка волков вышла след в след из этого болота, а четвертый остался там на дневке. Выпустив тропу, окладчик не проверил количества вышедших по ней волков, предполагая, что вышли все, и продолжал безуспешно их окладывать.

Если окладчик не может определить количества прошедших одною тропою зверей, то тропу приходится выследить до степени желательного разрежения следов.

Когда волки идут на рассвете или днем, тропа долгое время иногда не разрежается, особенно при глубоком рыхлом снеге; при мелкоснзжье или насте группа волков, особенно в ночное время, то и дело сходится и расходится, ведя каждый самостоятельную нить следов. Во всяком случае при встрече на пути некоторых препятствий, в виде изгородей, частого лесонасаждения, месг. через которые надо перепры-гивать, а равно при входе и сходе с дорог волки идут в разброд, и такими местами следует полъзоватъся для поверки количества шедших одною тропою зверей. При выслеживании или окладывании копытных зверей, идущих тропой, подсчет их количества легко делается при расхождении их на кормежке.

Говоря об определении количества зверей, идущих одной тропою, имеется в виду проложение зверем, идущим впереди, следа по нетронутой снежной целине и ступании следующих позади в ямки, проложенные первым. Определение количества зверей, прошедших одним следом (о чем будет сказано ниже), делается иногда по внешнему виду свеже проложенной тропы, а не старой, затверделой, когда количество прошедших зверей можно определить исключительно при расхождении самостоятельными нитями следов по целику.

Определение по внешнему виду свежей тропы количества прошедших зверей—дело нелегкое; основательные затрудне-ния, однако, возникают при прохождении более трех зверей. Глазу более или менее опытного окладчика сразу заметна разница между следом одиночного зверя, и следом, по которому пройдено два раза. Вторичное наступание в первичные ямки следа заметно уплотняет подошву следа; (последующее прохождение третьего, четвертого экземпляров еще больше уплотняет не только подошву следа, но и стенки ямок следов и явно влияет на разбитость следа, т. е. на увеличение размера и очертаний следа. При прохождении более 3 экземпляров ямки следов уже на расстоянии свидетельствуют о происшедшей деформации следов так же, как ясно бывает видно на снегу, когда человек пройдет в разношенных галошах, а не в аккуратных ботинках.

Определение количества прошедших одним следом зверей по внешнему виду может быть установлено, когда зверей не более 3-4 экземпляров, большее же количество может быть определено приблизительным минимумом, например, не меньше 6—4 штук и т. д. до сравнительно небольшнх пределов.

Двукратное прохождение зверя одним следом определяется более или менее просто; в практике окладчика особенно часто встречаются лисьи следы, которыми лисица проходит иногда и не один раз; степень наминки двойного лисьего следа привычна поэтому глазу следопыта; на основании усвоенной опытом возможности различить степень наминки лисицею следа вторичным прохождением окладчиком может быть определено прохождение и других животных след в след.

Определение количества зверей важно и сначала высле-живания, и при складывании, и при охоте.

Мы уже видели из приведенного выше примера об оставшемся в окладе одном из 4 волков, благодаря тому, что окладчик не проверил выходную тропу. Такие случаи бывают часто при неподсчете зверей и при выслеживании, когда при об'езде, с целью пересечь следы, окладчик встречает их вступающими на дорогу и принимает за то же количество' зверей, какое было ранее на тропе, не зная собственно-сколько их было. На самом деле несколько зверей, сойдя, с тропы до дороги, остается на дневке, окладчик же до сумерек тщательно занимается выслеживанием зверей, вступивших на дорогу.

Знание количества обложенных зверей имеет влияние нередко на результате охоты. Представьте себе, что из тройки обложенных волков пара стариков прорвались под флаги, а третий зажался в окладе. Так как окладчик предполагал, что все волки вышли из оклада и точного счета обложенных не, знал, то флаги были сняты и охота двинулась для преследования пары прорвавшихся.

Одновременно с определением свежести следа или количества зверей, полезно произвести и качественную оценку следа, т. е. выяснить возраст и пол зверя. Такое качественное определение следа приносит значительную пользу и при выслеживании одиночного зверя.

Говоря про определение возраста по следу, имеется в виду, конечно, не точное выяснение лет от рождения, а приблизительная возрастная классификация, имеющая значение для охоты по влиянию возраста на поведение животного. Так, например; в выводке волков вполне удовлетворительною является разбивка по возрасту на 3 категории: матерые, переярки и прибылые.

Определение по следу пола и возраста делается легко, когда след проложен по свеже выпавшему небольшим слоем несколько влажному снегу, при незначительной толще снежного покрова вообще, или когда крепкий непроламываю-щийся наст покрыт небольшим слоем свежего снега.

Как свежесть следа, так и определение пола и возраста выясняется безошибочно при беспрерывной практике. Незначительная иногда разница в очертаниях следа требует для решения вопроса либо сравнения со следами зверей другого пола и возраста, либо прежнего непритупившегося впечатле-ния. При определении пола и возраста волка следует иметь в виду, что характерные для этой цели отпечатки дают лишь передние лапы зверя, в чем легко' убедиться на убитых экземплярах, сравнив задние лапы с передними и задние лапы самцов и самок.

Рис. 12

Передние лапы самца разнятся несколько от передних лап самки того же возрастного периода в величине и главным образом в овале подошвы, (см. рис. 12). Сравнивая же задние лапы самцов и самок, получается слишком незначительная разница, не могущая служить достаточно верным и характерным признаком для определения возраста, а тем более пола.

Если заняться внимательным рассмотрением передних лап убитых матерого самца и матерой волчицы, то разница в величине самих передних лап самца и самки кажется менее значительною, чем отпечаток следов одних передних лап на благоприятном снегу. Об'ясняется это тем, что вес старого самца обычно больше веса старой самки приблизительно на 8-12 км, а благодаря большей тяжести туловища самца, пальцы передних лап раздвигаются шире и вся подошва плотнее уминает снег.

Пальцы задних лап менее подвижны и тяжесть туловища мало влияет на расширение (растопыривание) их. К сожалению, в отпечатках следов: часть характерной особенности, которая выявляет пол и возраст, теряется, благодаря зами-нанию заднею лапою отпечатка передней; иногда, когда зверь, остановившись, повернет круто в другую сторону, отпечатки передних лап остаются неприкосновенными и такими отпечатками полезно воспользоваться для получения полного впечатления разницы, существующей как в величине следов старого, средневозрастного и молодого волка, так и характерной особенности следа, зависящей от принадлежности зверя к тому или другому полу.

Та же приблизительно характерная разница, определяющая возраст и пол, замечается и у копытных зверей: след сам-ца круглее, концы копыта тупее, у самки продолговатее, острее. То же можно сказать и относительно следа медведя, в смысле овала подошвы.

Рис.13

При определении по следам возраста и пола лисицы надо иметь в виду, что большой размер следа не служит, как у большинства других видов зверей, бесспорным доказательством зрелого возраста и, следовательно, величины зверя. Встречаются лисицы, у которых подошва обрастает особенно густою шерстью, выдающеюся пучками и окаймляющею воротником лапу, ямка следа получается от этого широкая, весь след велик, а лисица с таким лапистым следом обычно небольшого роста. Таким образом, если принять во внимание при определении возраста (величины) зверя исключения, которое представляют собою такие мохноногие лисицы, то приведенные признаки определения пола и возраста волков применимы и для лисиц. Помимо приведенных признаков отличия пола и возраста в следах волка и других зверей отличительным признаком также отчасти служит и ширина шага—расстояние между ямками следа, которое у экземпляров старых длиннее, чем у более молодых, оно больше и у взрослых взматеревших самцов, чем у таких же самок (см. рис. 13).

Ширина шага для определения пола и возраста переярков, а также прибылых, не дает достаточно ощутительной разницы. Если попытаться выразить соотношением цифр разницу величины следа матерого волка и его шага к величине следа и шагу как матерой волчицы, так и волков прочих возрастных категорий, то получается следующее соотношение: след и шаг матерого самца по сравнению со следом и шагом матерой самки разнятся (относятся) как 3, 25 к 2, 75, след и шаг старика к следу и шагу переярка—как 3, 25 к 2, 25 и к следу и шагу прибылых—как З, 25 к 1, 5. Понятно, что при сравнении расстояния между ямками следов нужно брать один и тот же аллюр зверей, так как если сравнить след нa рыси переярка и след шагом матерого, то расстояние шага последнего будет меньше, т. е. получится противоречие.

Аллюров у большинства зверей разных видов несколько: шаг, трусца, крупная рысь, короткий галоп, растянутый галоп и карьер. Ход шагом у волков и лисиц встречается сравнительно редко; на следах ход шагом выражается очень близким расположением ямок следа: иногда блинки, следов' соприкасаются; шагом хищные звери пользуются при подкрадывании к добыче, при высматривании опасности, при нерешительности, при сильной- усталости или большой сытости, когда след ведет на несомненную лежку. Наиболее частый ход волка, и лисы—трусца (особая мелкая рысь); аллюром этим и волк и лиса пользуется при передвижении по своему охотничьему району, он же служит при скитаниях зверя. Крупною рысью звери пользуются при некотором возбуждении, беспокойстве, при прямолинейном передвижении к определенной цели, при страхе в период течки и в других случаях. Ko-роткий галоп практикуется для облегчения передвижения, например, в местах, где снег особенно глубок, для ускорения движения—играя, догоняя себе подобного, или для других целей перед переходом на растянутый галоп или карьер; по-следние два аллюра встречаются или чтобы догнать добычу или при удалении от опасности.

Не только очертание следа и размах шага определяют возраст и пол, манера хода и характер избираемых путей и направлений также способствуют выяснению возраста' и пола, правда, что указанные признаки ярче выявляются на следах зрелых экземпляров.

Привычка старого самца искать самку, оберегать ее силою, вступать в единоборство с соперниками, нападать оставляет известный отпечаток на осанке и на поведении зверя. Характер самца, его большая самостоятельность и независимость за исключением инициативы движения, которая принадлежит самке, несомненно оставляет признаки характера и на нити его следов—на его ходе. Самка предпочитает более защитные пути, она нервнее, пугливее—по своей природе она привыкла охранять своих детей прежде всего осторожностью. Если, например, в волчьем выводке старая волчица идет впереди следующей за нею гуськом семьи, то эта повадка ее лежит в материнской природе избирать путь с осторожностью, -все время заботясь о следующих позади, чего не мог бы осуществить самец—у него не хватило бы бдительности волчицы, которую прибылые привыкли кстати слушать и лучше понимать. Эта характеристика относится ко всем зверям и особенно интересна у зверей, живущих семьей.

При внимательной качественной оценке следов иногда удается заметить некоторые случайные особенности, представляющие собою отклонение, подчас весьма незначительное от обычной внешности следа или сочетания следов. Особенности следов полезно запомнить, так как приметы могут пригодиться при последующем вкладывании, тем более, что зверь с такою приметою отличается в большинстве случаев и особенностью в поведении.

Отклонения в следах от обычного рисунка или в чередовании и расположении ямок следа являются следствием прирожденным или приобретенным; в число особенностей первого порядка можно указать на необыкновенный в ту или другую сторону размер следа, на опушенность подошвы, стушевывающую оттиск подошвенной части пальцев и пятки, на нежную аккуратность (чистоту и симметричность) ямок следа и др.; в числе особенностей благоприобретенных следует отметить неприступание одной лапой, дающею незначительное поверхностное углубление в толщу снега, словно кто слегка коснулся снега углом рукавицы; такой знак обычно отпечатывается несколько сбоку нити следов и бывает следствием оружейного или капканного повреждения ноги зверя; встречаются отпечатки с отсутствием одного из пальцев, оторванного капканом, случается видеть сплошную черту от волочения ноги, ход в припрыжку на 3 ногах и другие случаи. Запоминание таких особенностей входит в обязанность оклад-чика, являясь составною частью качественной оценки следа!.

Значение качественной оценки следа огромно, особенно когда; приходится окладывать группы зверей или хотя бы и одиночных в местности, где зверь водится вообще. Приведу один из многочисленных случаев, подтверждающих значение качественного определения следа (см. рис. 14).

Рис. 14

 

В надежде перенять лисий след, окладчик отправился по хорошему по переходам полю. Вскоре он встретил след поперек дороги (лит. «А») справо налево. Определять свежесть надобности по случаю пороши не было. По осмотре следа с целью количественной и качественной оценки оказалось, что след принадлежит лисовину среднего возраста. Окладчик направился, придерживаясь приблизительно направления следа, и через несколько сот шагов вновь пересек лисий след в точке «В»; он обложил эту лисицу в основном болоте «Б». Лисица эта была убита, но оказалась самкою. Недоумевая сначала, окладчик однако, вскоре сообразил, что вместо следа лисовина он встретил в точке «В» след убитой самки И настоял на немедленном отправлении всей охоты на пересечение следа лисовина. В пункте «Д » действительно встретился печатный след довольно крупного самца, которого вскоре и удалось обложить и убить в окладе «Г». Оклады «Б» и «Г» отстояли один от другого в расстоянии не более 0, 5 километра.

В заключение этой главы полезно высказать еще несколько практических пожеланий.

Когда имеется верная возможность обложить одного зверя, не следует увлекаться группою зверей, проследовавшею дальше, не покончив дела с первым.

Там, где зверь много петляет, он ложится редко. В местах тихих, где волков не преследуют и даже не тревожат, волки нередко днюют несколько раз в одной и той же лесной площади, пользуясь своими входными и выходными тропами, ко стоит их там обеспокоить хоть дроворубу, как они отважи-ваются надолго, во всяком случае пока снег не заровняет их ходы.

Молодой волк, отбившийся от группы (робкий), да еще наевшийся, иногда так часто переступает (шагает), что след его подобен тропе, будто этим следом прошло не менее трех штук, особенно это может ввести в заблуждение на малоезжей, но все же достаточно плотной дороге, где группе волков нет смысла ступать след в след для облегчения передвижения, как по целику.

Самец-одиночка, к какому бы виду зверей не принадлежал, идет смелее, выбирает переходы по редколесью, просветам, полянам, чистям, не жмется к густым зарослям.