Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

На глухариных токах

 

Ливеровский А. А.

 

Глухарь в нашей области, за исключением некоторых районов юго-западной ее части, где преобладают поля, распространен издавна и повсеместно.

Будучи птицей значительно менее подверженной колебаниям в численности поголовья по сравнению с такими видами, как куропатка и тетерев, он встречается повсюду, не пропадая совсем даже в обжитых местах дачной полосы, но и не радуя особенным изобилием в малонаселенных районах.

Глухарь под Ленинградом — это живое опровержение распространенного мнения, будто этот вид является обитателем самых глухих мест, невозвратно исчезающим при первом соприкосновении с человеком и его хозяйственной деятельностью в лесу.

В настоящее время мы приходим к прямо противоположному выводу: будучи хорошо охраняем и подвергаясь разумной эксплуатации, глухарь отлично уживается по соседству с большими населенными пунктами в разреженных и культурно содержимых лесах.

Глухарь — самая крупная из лесных охотничьих птиц северной полосы: вес его колеблется обычно в пределах 10—12 фунтов. Рассказы о 18—20-фунтовых глухарях, которые можно часто слышать, относятся к области преувеличений, и достоверно описанных в научной литературе экземпляров такого веса нет.

Весенняя охота на самцов глухарей основана на том, что они для токования слетаются в избранные участки леса и в определенный момент токования теряют способность что-либо слышать. Чем руководствуется глухарь при выборе токовой площади? Почему он так прочно привязывается к ней? Автор пытался выяснить этот вопрос, изучая типы токов главным образом в Ленинградской области. Ниже приводятся некоторые выводы из этих наблюдений.

Глухари из года в год токуют на одних и тех же местах. В Лисинском учебно-опытном охотничьем хозяйстве Лесотехнической академии им. С. М. Кирова есть тока, зарегистрированные с 1848 г., на которых глухари поют и в настоящее время. Таким образом, эти тока насчитывают более 100 лет существования.

Только вырубка токовой площади, регулярный и неумеренный отстрел самцов, строительство в непосредственной близости от тока могут заставить глухарей покинуть токовище.

Подобное явление можно наблюдать и при значительных изменениях в состоянии насаждений на месте тока. Так, например, лесной пожар или повальное уничтожение древостоя насекомыми-вредителями могут заставить глухарей переместиться для токования в более удобное место.

Разделение одного тока на два или даже больше и образование новых, обычно меньших по числу прилетающих птиц, токов происходит тогда, когда глухарей в округе много и на основном большом току их сильно беспокоят. Но стоит этой причине отпасть, как наблюдается обратная картина: птицы снова концентрируются на основном току и прекращают вылеты на недавно образовавшиеся тока. Эта зависимость нашла яркое выражение в последние годы, когда в связи с войной, а следовательно с прекращением отстрела глухарей, произошло их возвращение на большие тока.

Характер избираемой глухарем для весеннего токования лесной площади весьма разнообразен. Чаще всего глухари в нашей области поют на окраинах моховых, сосновых болот, но известны также тока, расположенные в смешанных, чисто еловых, осиновых и даже березовых лесах. Правда, и такие тока расположены неподалеку от окраины мохового болота.

Характеризуя рельеф обычной токовой площади, можно сказать, что она может быть сама по себе и совершенно горизонтальной, но располагается чаще всего на переходе к пониженным местам. Эти признаки являются настолько устойчивыми, что, например, соединив прямыми линиями центры известных токов в малонаселенной местности, можно получить нечто вроде карты расположения моховых болот района. И наоборот: зная хорошо расположение торфяных, покрытых сосняком болот в данном лесном хозяйстве, можно с той или иной степенью вероятности предсказать расположение глухариных токов, что, кстати говоря, очень облегчает их розыск.

Отыскивание и проверка глухариных токов производятся в ранневесенний период, по насту; в нашей области это обычно двадцатые числа марта.

Определив по хорошей карте предполагаемый маршрут, следует, вооружившись лыжами, выйти еще ночью к месту предполагаемого тока.

Надо обстоятельно рассчитать путь с тем, чтобы к 10—11 часам дня быть или дома или, во всяком случае, на наезженной дороге. Как только солнце растопит образовавшуюся за ночь ледяную корку, всякое движение станет затруднительным, и вы рискуете просидеть на снегу до вечера, находясь в нескольких километрах от жилья, не будучи даже в состоянии собрать достаточно материала для костра. Глубоко проваливаются лыжи, пудовые глыбы подлипа не дают хода. Жарко, нога выскальзывает из раскисших ремней, и вы стоите по пояс в снегу, обессиленный, не будучи в состоянии без невероятного напряжения добраться до уже видимой невдалеке бурой ленты лесовозной дороги.

Очень важно в таком походе быть правильно одетым. Лыжный костюм на теплом белье, короткие резиновые сапоги (под снегом — вода!), легкая шапка-финка, а за плечами непременно меховая или ватная тужурка, чтобы в случае остановки просидеть несколько часов на снегу, подложив под себя лыжи. Для этого же случая полезно иметь с собой в заплечном мешке топор и котелок.

После нескольких дней морозной вьюги взойдет солнце. Тишину ясного полдня нарушит шорох оползающей по хвойным лапам кухты. Радостно слышать, как скидывают елки подтаявшую снеговую шубу. Покажутся лохматые головы муравейников, обнажатся пни, и первый теплый ветер приветливо забежит в ставший просторным лес.

В такое утро матерый глухарь согреется на рыжем от солнца сосновом суку, слетит на болотную чистинку и будет долго бродить, распустив крылья и продавливая лапами ледяную крупку снега. Упругие перья протянут бороздки вдоль ровных крестиков глухариного следа. Вот и первый чертеж! Но по нему не найти тока, разве только при случайном совпадении места жировки с токовищем.

Пройдет неделя, другая, и уже на самом току начнут бродить по насту чернохвостые петухи.

Сначала они будут прилетать на токовище после кормежки, уже при свете, а потом и с вечера. Сердито, с придыханием щелкнет глухарь, заслышав прилетевшего соседа, и побежит навстречу ему по насту. До драки дело не дойдет—еще не настала пора, соперники только взмахнут траурными хвостами и разойдутся. А потом из-за елки, куда забежал один, послышится сладкое вкрадчивое щелканье, и первая любовная песня лесного отшельника прошелестит над снежным пологом лесной глухомани. Когда глухарь поет «на полу»; он не только бороздит крыльями снег, но, подобно тетереву, часто подлетает свечкой вверх, тотчас садится и продолжает песню.

Если в ночь легкая пороша прикрыла наст, то, придя на ток еще до того как солнце начнет сильно пригревать, можно увидеть типичные следы певшего глухаря. Отпечатки хвоста и неглубокие бороздки от маховых перьев (что охотники и называют «чертежом») пропадают очень скоро, а спаренные отпечатки лап при взлете и посадке остаются надолго, особенно, если птица бродила по талому снегу. Очень часто при розыске токов и приходится руководствоваться именно этими типичными следами токовавшего на земле глухаря. Помогает в этом деле еще и наличие «игрового», разбросанного по снегу или под деревом мелкого помета, а в более поздний период — находка зеленовато-черных перьев из шеи глухаря, которые они выщипывают друг у друга во время драки.

Заметив лесную площадь, на которой находятся перечисленные признаки, нужно дождаться времени, когда начнет сходить снег, и идти уже на окончательную проверку — «на подслух».

При этом, однако, надо помнить, что очень часто глухари начинают чертить на сравнительно чистом месте (на болоте, иногда на вырубке или на лесной прогалине), а по мере хода весны перебираются постепенно глубже в лес. Это передвижение тока явление довольно обычное, но не нашедшее еще достаточно точного объяснения. Можно предполагать, что глухари, начинающие петь «на полу», используют более открытые места, где снег крепче схватывается морозом каждую ночь, а затем быстрее и сходит, что представляет удобство для передвижения грузной птицы; быть может, это связано и с пищевым рационом, его переменой в связи с обнажением земли от снежного покрова и появлением растительности.

Среди других способов отыскивания глухариных токов заслуживает некоторого внимания вечернее подкарауливание на рубежах открытых пространств (т. е. вырубок, болот, гарей и т. д.) летящих в направлении тока глухарей; практикуется и определение ранним утром на слух направления полета «копалух» (глухарок) и молодых. Часто обнаружению тока помогает шум крыльев дерущихся на земле самцов, слышный в тихую погоду метров за 400—500.

Но вот в лесу сильно убавился снег, теплый южный ветер ласково перебирает голые, с чуть набухшими почками ветви берез. Над полями льются песни жаворонков, вздулись реки. Малые ручьи веселыми струйками режут ледяную кашу и сердятся у лесных мостиков. Тока в разгаре. Еще не погасли желтые блики уходящего солнца на вершинах деревьев, не затихла бойкая песенка подснежного ручья в низине, как первый глухарь, со свистом разрезая похолодевший воздух, летит через вырубку на заветные сосны.

Затихает лес, туман встает над талым снегом. Много налетело на ток крупных коричневокрылых петухов. Большинство из них до утра затихло, устроившись где-то в потемневшей хвое, и только один долго возился, щелкал, щелкал и. . . запел.

Глухариная песня! Сколько о ней писалось и говорилось, сколько охотников, услышав ее впервые, удивлялось несоответствию между мощью крупнейшей в наших лесах птицы и глухими, слабыми звуками ее любовной песни!

Сколько споров вызвал среди охотников и натуралистов вопрос о том, почему при последнем колене песни глухарь перестает слышать! Эти споры не нашли разрешения и до сих пор. Одни ученые полагают, что причина такой временной глухоты чисто механическая, т. е. что слуховой проход птицы прикрывается при открытом клюве клиновидным отростком челюстной кости или же на бухающими от прилива крови складками внутреннего покрова слухового прохода. Другие считают, что причина глухоты кроется в мозговых явлениях, в возникающем резком торможении слуховых центров под влиянием полового возбуждения.

Спокойно слушая глухариную песню, можно различить в ней четыре колена: ровное, затем учащающееся пощелкивание, напоминающее звук ударов целлулоидных шариков о стол; трель, состоящую из чрезвычайно учащенного, но неравномерного щелкания; звучный переход; «глухую песню» — шипение, длящееся около 4 секунд, в течение которых птица не слышит совсем, не способна воспринимать даже самые громкие посторонние звуки. На очень близком расстоянии можно услышать еще один характерный звук — «пурр» — шелест встряхиваемых перьев.

Поет глухарь чаще всего на сосне или елке, реже на осине и еще реже на березе. В темноте он сидит не передвигаясь, а при свете занимающегося утра ходит по суку или поворачивается на одном месте. Позы токующего глухаря разнообразны и очень редко соответствуют изображаемым художниками или чучельниками.

В подавляющем числе случаев во время глухой песни птица задирает высоко, почти вертикально шею и голову и в той или иной степени опускает крылья. Что касается хвоста, то он во время песни чаще всего сильно распускается и ставится почти вертикально, иногда же, распускаясь, остается спущенным вниз и только редко остается неподвижным. Последнее, повидимому, характерно для молодых глухарей и для всех петухов при дождливой погоде.

Видит ли глухарь во время песни? Видит совершенно нормально, но только, как все куриные, он значительно хуже видит в сумерках и плохо различает форму неподвижных предметов.

Время пребывания глухарей на токовой площади сильно колеблется в зависимости от хода весны и от погоды. Если в начале весны, после утреннего прилета, глухари проводят на току 1—2 часа, то в разгар тока они прилетают или приходят «пешком» на токовища частью еще до заката солнца, а отлетают утром, когда солнце уже начинает припекать, т. е. проводят на току часов 13—14. В конце токового периода, когда уже довольно сильно развернется листва на березах, прилет самцов обычно происходит поздно, часов в 9—10 вечера, а рано утром они, тут же покормившись и иногда не спев ни одной песни, тихонько разлетаются.

Утренние прилеты характерны для самого начала токового периода, когда в это время прилетает подавляющая часть собирающихся на току глухарей; в дальнейшем преимущественными становятся уже вечерние прилеты, а утром налетают главным образом молодые самцы или же старые, если их что-либо задержало вечером (снеговой шторм, проливной дождь и т. д.). Вопреки некоторым утверждениям, глухарь не налетает на одно и то же дерево ежевечерне; обычно он избирает для этого более или менее обширную группу деревьев, занимающих площадь в 100 метров и более в поперечнике. В таком же порядке, на некотором отдалении друг от друга, обычно рассаживаются и другие певуны. Таким образом, площадь, занимаемая всем током, является весьма обширной. Только в сравнительно короткий период времени, в разгар токов, не посещаемых охотниками, происходит концентрация глухарей с образованием явно выраженного центра токовища.

Глухарки же, как правило, прилетают на ток только утром. Собираются они недружно, вразброд, в теплые зори задолго до восхода солнца, а в холодные — довольно поздно.

Самый лучший период для охоты на токах — это начало их «разгара», т. е. сразу после того, как сойдет основная масса снега и установится более или менее теплая погода. В наших условиях это обычно пятнадцатые — двадцатые числа апреля или, при поздней весне, первые дни мая.

Охота по насту тяжела, редко бывает удачна и зачастую ведет к распугиванию токов. Появление темной фигуры охотника, хорошо видимой на фоне снега, гремящей тяжелыми сапогами по звонкой ледяной корке в течение двух-трех зорь подряд, способно надолго разогнать даже большой и нетронутый ток.

Охота в самый разгар тока очень кратковременна; как только развиднеется и начнут собираться глухарки' даже самый умелый подход к горячо поющему самцу может окончиться неудачей: или глухарь кинется за пролетающей маткой, или, прервав песню, вступит в горячий бой с соперником на открытой вырубке.

Поздней весной охота также может оказаться неудачной; глухари поют в это время вяло, очень считаются с погодой, а иногда просто промолчат целую зорю по неясным для охотника причинам.

Интересно отметить, что в ранневесенний период глухари азартнее поют в теплые зори, а перед окончанием токов, наоборот: промолчат две-три зори и внезапно запоют, если похолодает и поздний утренник посеребрит зеленый мох болота.

На ток полезно приходить задолго до заката солнца. Надо выбрать место для ночлега на сухом бугорке вблизи воды и на расстоянии не менее 300—400 метров от края тока. Следует заготовить дрова на ночь, приготовить растопку, устроить козелки для чайника, набрать воды, нарубить мелкого жердняка и еловых ветвей для постели, разобрать заплечные мешки, чтобы не таскать весь довольно сложный весенний инвентарь охотника на самый ток, а взять только пустой рюкзак. Все это нельзя без шума и с толком проделать в темноте по возвращении с подслуха, а неподготовленная стоянка в течение даже короткой, но часто студеной весенней ночи вместо удовольствия принесет неприятности.

На подслух надо выходить, когда солнце еще не село, т. е. часов около 7—8 вечера. Идти на ток следует не торопясь, особенно если дорога тяжелая. При этом надо хорошо запомнить обратную дорогу. Если путь идет не по тропинке или просеке, а прямо по лесу, лучше делать заломы и затески. В темную ночь легко "сбиться с пути, а тогда прощай дорогая весенняя зорька!

Если вы заслышали глухаря очень далеко, то нет никакого смысла сразу начинать скакать. Лучше осторожно, так, чтобы не слышать собственных шагов, идти на звуки песни. Не выдергивайте ногу сразу всю из размокшей почвы, поднимите сначала пятку, а потом осторожно переступайте. Прежде чем поставить ногу, ощупайте ею место, нет ли там ветки, скользкого корня или замерзшего снега. И так идите, пока не станут ясно слышны оба основных колена песни или же на пути не попадется препятствие в виде нерастаявшего снега, затянутого тонкой коркой льда болота, по которому бесшумно идти нельзя. Тогда надо начинать скакать.

Пропустив одну-две песни, чтобы хорошо определить направление и удостовериться, не поет ли где-либо другой глухарь, возьмите ружье в левую руку и в конце учащенного стрекотанья (в начале глухой песни), выбрав куда ступать, смело делайте два шага и твердо приставьте ногу. Не надо прыгать, если заря еще темная и все кругом спокойно, — времени хватит. Особенно важно каждый раз, пробив ногой поддающийся верхний покров снега, льда или замерзшего мха, встать и в подтверждение правильности подскока, стоя уже неподвижно, услышать конец глухой песни.

Скачите на песню не по прогалинам, а заранее прикрываясь стволами деревьев от определенного вами пока на слух места нахождения певца. Чем выше сидит глухарь и чем темнее зорька, тем больше вероятия, что он вас не заметит. К низко сидящей птице при свете подойти чрезвычайно трудно.

Когда вы по звуку песни определите, что глухарь близок, нужно прекратить подскоки и потратить две-три песни на разглядывание. Разглядывать глухаря нужно также во время его песни, потому что птица в это время шевелится и ее легче заметить; кроме того, на близком расстоянии даже самый легкий шум, вроде скрипа ремня от патронташа или звука от случайно задетой вами ветки, может испугать осторожного петуха.

Но вот вы заметили в сумерках совершенно черный, строгий, как бы «зализанный» силуэт глухаря. Стройная фигура рисуется на темном еще небе сквозь расплывчатые очертания хвойной вершины. Гусь — не гусь, хотя и длинная шея, какие-то серьги у самого горла и веером распущенный хвост. Заметили. Первая же песня должна быть отдана на то, чтобы укрыться от глухаря за стволом дерева. И так, переходя от одного укрытия к другому, скачите дальше. Где-то, неведомо почему, треснул сук. Прошли ли лоси, сгнившая ли ветка свалилась? Замолчал певец и, слоено окаменев, застыл на месте. Но крылья его еще не прижаты к корпусу и хвост не собран Не бойтесь, запоет, только замрите и стойте совершенно неподвижно! Проходит минута, другая, десять минут. "Тэке!.. Тэке! .." Неужели это он? Как тихо, точно издалека доносится щелканье. Может быть, это другой поет? Но нет, при первой же песне взмах хвостовых перьев выдает певца.

Трудно определить расстояние в сумерках раннего утра. Но вот вы уже близко от дерева, на котором сидит глухарь, он кажется теперь очень большим. Вы слышите не только каждое колено песни, но и шелест перьев, задевающих за ветки. Пора стрелять! Если вы подошли в меру, ружье надежно, а корпус птицы не прикрыт сучьями, стреляйте смело. Разумеется, не следует стрелять, если глухаря видно плохо. Лучше три раза обойти под песню кругом дерева, чем бесполезно изуродовать такую красивую и ценную птицу. Особенно это правило следует соблюдать, если глухарь поет на старой осине, на которой он хотя и виден лучше, но зато защищен толстыми голыми сучьями.

Под песню поднимите курки или оттяните предохранитель, под песню цельтесь и под песню стреляйте. Самому последнему правилу можно не следовать, если рядом поет другой глухарь; тогда надо стрелять под песню соседа.

Ломая сухие ветки, тяжело валится грузная птица. Не бегите к ней! Стойте не шевелясь! Выстрел, шум падающего глухаря, даже последнее хлопанье его крыльев заставят только примолкнуть и прислушаться других токующих самцов, но все это в соединении со звуком человеческих шагов может заставить их замолчать на все утро и, может быть, даже улететь с тока.

Очень неудачно складывается охота, если глухарь поет на земле. Догнать его под песню невозможно: он передвигается довольно быстро, а вы можете следовать за ним только в короткие промежутки глухой песни. Кроме того, когда глухарь смотрит на охотника с дерева, то плохо различает его фигуру. С земли глухарь заметит вас непременно и сравнительно на далеком расстоянии. Единственно правильный, хотя и требующий большой выдержки выход — это сколько возможно под хорошим прикрытием приблизиться к токующей птице и сесть в ожидании, когда глухарь набежит на стрелка сам или же взлетит на дерево.

Трудно рассказать о всех случаях, встречающихся при этой сложной и трудной охоте. Бывает так, что, подскакивая к невидимому еще глухарю, вы начинаете слышать его песню, доносящуюся будто со всех сторон. Остановитесь! Глухарь над вами.

Случается, когда уже немного рассветет, что горячо певший глухарь вдруг начинает примолкать, и когда вы сделаете скачок, долго молчит. Это значит, что он вас хотя и плохо, но видит. Тут надо во что бы то ни стало оглядеть поющую птицу и сразу укрыться.

Проход лосей, прилет филина, выпрямившаяся за вами ветка, пролетевшая глухарка — вот немногие из большого числа причин, могущих помешать охотнику.

Особо важную роль в этой охоте играет еще и погода. Глухарь мало чувствителен даже к резким, но временным ее переменам. Налетит ненадолго снежный вихрь, закружатся, затанцуют крупные, как цветы, снежинки, — поет глухарь, слышно, как отряхивается он через три-четыре песни, но поет! Надвигается гроза, ливень прольется на шумящий лес, — замолкнет певец. Но вот прошла туча, запели птицы, и яростно, точно нагоняя упущенное время, заточит мошник!

Другое дело, когда перед большой переменой погоды ледяной ветерок потянет с севера или с северо-востока и надолго скроется солнце в затуманившемся небе. Лучше на ток и не ходить! Уныло шумит хвойное море, голые ветки осин стукаются друг о друга. Напрасно вы ждете прилета, — глухари могут не вылететь совсем... Отдельно следует упомянуть об охоте на глухарей на токах в период их большой концентрации.

Вопреки довольно часто встречающимся в охотничьей литературе утверждениям о злобе и отшельничестве глухарей, заставляющих их рассаживаться на очень больших расстояниях друг от друга, на нетронутых токах в разгар весны они налетают очень густо. На таком току не редкость увидеть двух-трех глухарей на одном дереве или сразу несколько штук, сидящих на виду один от другого или разгуливающих по земле. В этом случае с вечера надо стараться подслушивать не прилетевших в самый центр тока птиц, а посадку одиночек где-либо на его краю. Идти к скопившимся на небольшом участке нескольким, хотя бы и поющим птицам — дело безнадежное: песню легко перепутать, и, подскакивая к одному, вы будете спугивать других, что в конце концов заставит замолчать и «вашего» петуха.

Мне не приходилось слышать хорошего подражания песне глухаря, — настолько хорошего, чтобы можно было поддразнить примолкнувшего мошника; но подражание матке дело очень несложное и дает хорошие результаты, иногда даже совершенно неожиданные.

Как-то, уже часов в 9 утра, когда солнце изрядно начало припекать, я шел с тока по вырубке вдоль красивой опушки старого елового леса и практиковался в подражании голосу «копалухи». Я ушам своим не поверил, когда в ответ вдруг услыхал недалекую песню глухаря. Глухарь сидел на самой вершине огромной ели, сверкая белым пятном подкрылья. Он яростно раздувал зеленую шею, тряс краснобровой головой и допустил меня подойти под песню к самому дереву!

Охота на глухарином току — трудная, всегда волнующая и юного любителя, и посвященного во все ее тайны мастера. Она — пробный камень настоящего любителя-лесовика.

 

01/02/2010 от Вилор

Очень интересная статья, поучительная.

phoeniks аватар
28/01/2010 от phoeniks

Отличная статья -практически и добавить нечего. Я к своему первому глухарю шёл 4 года и теперь могу сказать глухарь-король птичьего лесного царства! Охота на него это верх совершенства охотника и тот кто добыл его по всм правилам с подхода -может считать себя настоящим охотником!

Игорь Маршук