33-я ежегодная специализированная выставка ОХОТА И РЫБОЛОВСТВО-2018(осень) пройдёт с 18 по 21 октября 2018 г. КВЦ ЭКСПОФОРУМ, Петербургское шоссе, 64/1, павильон G. Бесплатный автобус от станции метро Московская. Режим работы выставки: 18-20 октября с 10.00 до 18.00 21 октября с 10.00 до 16.00
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Что такое тренировка без выстрела

Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

 

Стрельба есть осуществление целого ряда правил. Необходимо, чтобы их соблюдение носило автоматический характер, т.е. чтобы их аккуратное выполнение вошло в привычку стрелка, а такое усвоение технических правил приобретается только тренировкой. В общем теория стрельбы, т.е. указания того, как надо правильно прицеливаться и правильно стать, правильно спустить курок и т.д. — проста, но ее усвоение до автоматизма задача более трудная, однако, вполне достижимая при достаточно твердой воле и настойчивости. Я особенно подчеркиваю, что это достигается домашней тренировкой без выстрела. Конечно, много стреляя по дичи, можно приобрести нужный опыт, но ценою многих же промахов по птице. Однако, для огромного большинства охотников стрельба по дичи — редкое счастье, да и поздно учиться стрелять на охоте: ведь охота — это экзамен искусству охотника-стрелка...

При обучении любому спорту с разработанной системой преподавания всегда преподают начинающему основы спорта, т.е. азы; его учат усвоению правильных движений и только после того, как он их усвоит, допускают к состязаниям и испытаниям; например, при фехтовании или боксе ученик долго тренируется в том, как надо правильно нанести удар, и только спустя долгое время его допускают к открытой схватке. Без этого спортсмен приобретает дурные привычки, усваивая неправильные движения, и за это в будущем ему придется поплатиться или переучиваться.

То же самое и в стрельбе пулей: дайте новичку ружье под сильный патрон с сильной отдачей, — и он приобретет привычку закрывать глаза в момент спуска и дергать за последний, а отучить его от этого будет трудно.

При стрельбе надо усвоить, — и до автоматизма, как я подчеркиваю! — правильность следующих движений: 1) позиция; 2) дыхание; 3) прикладка; 4) выцеливание и 5) спуск курка.

Я не впаду в преувеличение, если скажу, что комнатная правильная (это понятие подробнее будет объяснено ниже) тренировка без выстрела может дать стрелку 75% нужного знания и искусства стрелять пулей, а остальные 25% возможного для данного стрелка совершенства в стрельбе должны быть им приобретены в условиях реальной стрельбы — боевой, когда на сцену выступает влияние нового фактора: выстрела с его отдачей и звуком.

Сошлюсь на свой опыт в Америке. Основы стрельбы я там усвоил за одну зиму, тренируясь без выстрела у себя в комнате, а также стреляя по субботам в крытом тире одного местного полка из винтовки 22 калибра, под патрон бокового огня.

Я имел целевую винтовку Стивенса под патрон 32-40 с диоптром, военную американскую винтовку Нью-Спрингфильда и еще винтовку Стивенса под патрон 22 бокового огня с таким же прицелом-диоптром. Имелся телескоп, который мог переставляться с одной винтовки Стивенса на другую.

Основная тренировка производилась мною с телескопическим прицелом с винтовками Стивенса, причем я под курок подкладывал кусочки подошвенной кожи и тем предохранял курок и боек от изнашивания и порчи. Прицеливание и спуск курка производились по мишенькам, установленным как в комнате, так и на заборе садика у моего дома, а также по флюгаркам на крышах и изоляторам на телефонных столбах.

Что подобное щелканье курком может быть полезно и рекомендуется военными уставами, известно каждому, и, однако, подобная тренировка ведется в большинстве случаев так, что она мало приносит пользы. На этом я вынужден остановиться подробнее и выяснить, в чем именно лежит причина моего успеха самообучения, подтвердившегося тем, что когда я стал летом выступать на боевых стрельбах — и не только из охотничьей винтовки Стивенса, но и из военной американской, — то я сам поразился тому, насколько я оказался подготовленным: я сразу же сделался рядовым средним стрелком, миновав стадию ученичества.

Чем же это объяснить?

При стрельбе все делают ошибки-промахи. Чтобы их избегать, надо: а) знать их и б) знать те причины, которыми они вызываются.

Тренируясь с винтовкой без выстрела можно только тогда достигнуть успехов, когда:

1)  стрелок ясно представляет себе, куда бы он попал пулей, при условии, что ружье было бы заряжено;

2)  когда стрелок, анализируя такое «фиктивное» (т.е. мнимое) попадание воображаемой пулей, может себе объяснить, почему пуля попала именно в эту сторону мишени и отклонилась на такое расстояние от центра.

Только при развитии в себе способности: а) правильно определять подобные «фиктивные», или вероятные, попадания пуль по мишени и б) анализировать свои ошибки, выясняя их причины (например, неправильная позиция; слишком сильное напряжение мускулов руки, доводящее до дрожания; неправильное дыхание; неправильная прикладка, утомляющая стрелка; ошибка выцеливания — сваливание мушки, неправильное положение мушки в прорези или отверстии диоптра; ошибки спуска курка — дерганье или упускание должного момента и т.п.), — можно достигнуть успеха.

Тренируйтесь так без выстрела, с точным соблюдением этих двух правил, и вы, дорогой читатель, сами скоро оцените эти два моих совета. В данном случае нужна систематичность: каждый «фиктивный» выстрел должен производиться так, будто он действительный, т.е. «боевой».

Несоблюдение указанных двух правил приводит только к потере времени, и этим объясняется малая польза подобных прицеливаний в условиях войсковой подготовки.

Огромную пользу приносит телескопический прицел: при нем «фиктивные» попадания воображаемых пуль могут определяться с поразительной точностью. Телескоп ясно показывает, куда была направлена винтовка в самый момент спуска курка. Это давало мне возможность составлять «фиктивные» мишени, т.е. на мишеньке, сделанной в особой тетради, отмечать свои «фиктивные» попадания. Сводка таких мишеней показывала мои успехи. Телескоп давал мне полную возможность видеть свои ошибки в увеличенном масштабе и с полной ясностью: «гуляние» прицельных нитей по мишени, влияние дерганья спуска, утомление руки и т.п. — все это ясно усматривалось благодаря телескопу...

Одновременно я тренировался и с диоптром и совершенно не применял открытого прицела за его ненадобностью. Для диоптра я вел отдельные записи «фиктивных» мишеней. На мишеньках в тетради я кружками отмечал «фиктивные», ставя в них номера (всего 10 пуль на мишень) и, кроме того, в примечании указывал под соответствующим пуле номером причины ошибок и резких отклонений. Сравнение мишеней за ряд недель уже давало возможность видеть успехи, а также и свои слабые стороны. «Фиктивная» точность стрельбы была несколько выше действительной, полученной после при боевой стрельбе, но незначительно, и я по «фиктивным» мишенькам знал ясно, что я могу дать, как стрелок.

К сожалению, подавляющему большинству русских стрелков придется, вероятно, остановиться на тренировке с открытым прицелом, и только значительно меньшей их части — с диоптром. Самообучение и ведение записей «фиктивных» мишеней много труднее при открытом прицеле, и стрелок обычно полагает, что он вернее выцелил, чем на самом деле. При диоптре задача все-таки значительно облегчается.

Очень хорошо, если у начинающего стрелка имеется знакомый, который мог бы ему указать правильность или неправильность в его позиции, прицеливании, прикладке и т.п. Однако, надо иметь в виду, что огромное большинство стрелков-практиков не всегда смогут научить других тому, что сами знают, и что многие, считающие себя знающими стрелками, смогут принести вред своими указаниями. Критический подход к самому себе и советам других необходим для начинающего. На каждый совет непременно надо просить дать объяснение, почему именно надо делать так, а не иначе.