Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

В угодьях Карельского перешейка

 

Блинков А.

 

Северо-западный край нашей Родины, в том числе и Ленинградская область, богат реками и озерами. Широкая Свирь, суровая Ладога, древний путь «из варяг в греки» — Волхов, озеро Ильмень, водная система Вуоксы и тысячи других рек, речек и озер питают живительной влагой лесные массивы.

Ленинградские охотники-спортсмены любят свои лесные и водные угодья. Кто не знает удобных своей близостью к городу охотничьих хозяйств в Ново-Знаменке и Лахте? Кто не бродил по берегам маленькой речки Болотница, ныне очищенной и углубленной мощными экскаваторами торфопредприятия?

И заросшие водяным рисом озера Вялье и Пендиково, и весенние разливы речки Лепсарка, и широкие просторы Ладоги у Петрокрепости, и цепь озер и рек системы Вуоксы — все это привлекает к себе массу городских охотников.

Любители охотничьего спорта в последние годы стали усиленно посещать озера Карельского перешейка. Ледниковые Кряжи, тихие озёра, Леса й Луга перешейка служат излюбленным местом отдыха ленинградцев. Угодья перешейка богаты разной ягодой, грибами, боровой, болотной и водоплавающей дичью, пушным зверем, ценными породами рыб.

Особенно славятся эти места водоплавающей птицей. Карельский перешеек пересекают два пролетных пути. С севера на юг проходят четыре ветви так называемого черноморского пролетного пути, а с северо-востока на юго-запад Карельский перешеек пересекает так называемый балтийский пролетный путь.

Большое скопление дичи в северном и восточном рукавах Вуоксы, а также на озерах Яюряпян-ярви и объясняется главным образом тем, что в районе этих водоемов скрещиваются черноморский и балтийский пролетные пути.

Охота на водоплавающую дичь в водоемах Карельского перешейка представляет большой спортивный интерес, поэтому ленинградским спортсменам будет небезинтересно познакомиться с характером лучших водоемов перешейка и со спецификой охоты на них.

.. .Война оставила здесь свои следы: попадаются обрывки колючей проволоки, множество воронок да высохшие мумии белоснежных берез; ударишь такую березу ногой, качнется она и свалится на бок — в гнилой сердцевине металл снарядных осколков.

Это — Сумма, район ожесточенных боев с врагами, угрожавшими Ленинграду. Теперь здесь мирное охотничье хозяйство, занимающее двести тридцать шесть тысяч гектаров и расположенное на территории Приморского, Рощинского и Зеленогорского районов.

На 114-м километре Нижне-Выборгского шоссе торчат развороченные серые доты. Чтобы затруднить к ним подход, противник в свое время соорудил плотину в слиянии рек Сумма-йоки и Раколлан-йоки. Вода, сдерживаемая ею, поднялась и затопила обширные сенокосные угодья, полевые участки и большие лесные массивы.

С тех пор, как были затоплены эти земли, прошли многие годы. Постепенно возникла заболоченная пойма площадью в четыре тысячи гектаров. Ее покрыли густые травы, разостлались по дну разнообразные водоросли, разрослись камыш, ивовый и ольховый кустарники.

Болотная крепь, обилие пищи, удобные для гнездовий места собирают теперь сюда множество диких уток. ..

«Правый угол», «Второе болото», «Сопка смерти», «Развилка» и «Танковый мост» — условные названия мест охоты—остались как память о происходивших здесь боях и героизме советских солдат.

Покоятся под снегом охотничьи угодья. Но проходят дни, и под влиянием весеннего солнца снег постепенно оседает, темнеет и отдает влагу каменистой почве. Вода, по каплям скопившаяся в каменных чашечках грунта, выливается через края и, невидимая, бежит под снегом тончайшими ручейками, пробивая себе путь в темных лабиринтах мышиных нор и извилин почвы. Миллионы ручейков, скатываясь в реку, размывают ледяной покров и широким потоком разливаются по льду речной поймы. А назавтра, как по волшебству, появляются на разливах тощие «зимогоры» — селезни, проведшие зиму где-нибудь в незамерзающих истоках реки Оредеж и на других быстротекущих незамерзающих ручьях и речках. Через несколько дней на пойме появляются первые прилетевшие утки, а вслед тянутся все новые и новые пары. Они летят быстрее, чем осенью в обратный путь, реже останавливаются для кормежки, концентрируются в небольшие стайки, которые по мере приближения к заветным местам гнездовья заметно увеличиваются.

Шумит в голых ветвях «сырой южный ветер, мелкий дождь подмывает снежный покров. Снежный наст все более оседает, становится тонким и пористым.

Приближается массовый весенний прилет уток с юга. Наступление весны волнует любителей утиных охот. Еще задолго до начала половодья «утятники» лихорадочно начинают готовиться к открытию сезона охоты. Владельцы подсадных уток не жалеют овса, чтобы их помощницы были сыты и приобрели жировую прослойку. Они хорошо знают, что от правильного' рациона и умелого содержания подсадной утки зависят ее рабочие качества, а тем самым и успех весенней охоты на селезней. Голодная утка, выпущенная на воду, вместо того, чтобы звать селезня, начинает нырять в поисках пищи. Если утка содержится в грязном и сыром помещении, ее перо подопревает, а запаршивевшая утка, выпущенная на воду, быстро намокает, мерзнет, перестает кричать и с силой рвется к челну.

Охота на уток является одним из наиболее распространенных видов охоты. Она может быть особенно рекомендована начинающим, молодым охотникам. Во-первых, весной охота на уток проходит на открытых водных пространствах, что приучает молодого охотника тщательно маскироваться. Во-вторых, утиная охота вырабатывает у охотника навыки в правильном определении расстояния до летящей птицы, что не всегда удается в лесу. Обилие пролетной птицы приучает охотника к хладнокровию в выборе цели, а разнообразие полета уток совершенствует его стрелковое мастерство.

У настоящего «утятника» большое хозяйство: крепкий челн, пропешка, керосинка, палатка, чайник, две дюжины деревянных чучел и множество других, не менее важных предметов.

Закустовка (маскировка) челна производится обычно из материала, характерного для данной местности. В условиях суммских угодий для . закрепления закустовки используется легкая металлическая сеть. Ее во множестве можно найти вокруг дотов. Сеть закрепляют и густо оплетают начинающими набухать ивовыми ветвями. Плотно увязанные прутья создают надежную защиту от ветров и сливаются с торчащими из воды ивовыми кустами.

Челн — это дом охотника. Он должен быть сухим, не вертким, легким на ходу. Вещи укладываются в челн по порядку и так, чтобы все было под рукой.

Наконец, все готово к «дальнему плаванию». Пока охотник добирается по мелкой воде до реки, о днище челна скребется звонкий лед, а как только челн выплывает на глубокое место, его подхватывает не быстрый, но упорный ход воды. Несет челн река меж низких луговых мест к «Развилке» и «Танковому мосту». Ни пуха, ни пера, товарищ!

А утки все прибывают. . . Инстинкт размножения гонит птицу к северу. Ночной воздух вибрирует от свиста крыльев.

Сырая ночь... В непроглядной мгле лишь большой опыт и наблюдательность помогают охотнику найти заветное место. Уверенно ведет он челн от куста к кусту, и призрачная травинка или силуэт дерева служат ему надежными маяками.

Вот и знакомый плес! Тишина. Деревянные чучела пахнут краской. Умело расставляет их охотник на воде.

Затем он выбрасывает свинцовый груз, окоченевшие пальцы ощупью расправляют шнур, и вот подсадная утка тоже высажена на воду. Челн медленно отходит, подсадная плывет за ним, пока хватает шнура.

Втянув шею, утка неподвижно сидит, к чему-то прислушиваясь. Жалобно стонет в темном небе чибис. С далекого берега доносится призывный крик зайца-беляка. Ему отвечает зайчиха. . .

Пойма еще спит.

Охотник старается выбрать для стойки такое место, чтобы вокруг челна был чистый плес. Открытая вода позволяет заметить и немедля добить подраненную птицу. Плес удобен также для высадки подсадной утки и расстановки чучел. Они видны издалека и заставляют пролетающие стаи диких уток сворачивать в их сторону. Не всегда следует выжидать посадки летящих уток, — надо стрелять влёт налетевшую на выстрел птицу.

Часто утки летят низом, над самой водой, и для того, чтобы их не прозевать, закустовку следует делать по возможности невысокой. Верх закустовки рекомендуется подстригать. Закустовка, резко выделяющаяся своей величиной и громоздкостью или сделанная из материала, не характерного для данной местности (например, из хвойных ветвей), отпугивает птицу и делает охоту мало добычливой.

Итак, удобное место, рабочая подсадная утка, хорошая маскировка и правильно расставленные чучела обеспечивают успех охоты. В награду за труды до слуха охотника доносится сиплое шварканье. Крикуха вытягивает шею, вертит головкой и, наконец, ее призывный крик разрывает предрассветную тишину. Селезень резко сворачивает и летит к подсадной; шварканье слышится все ближе.. . Тяжелая птица грузно садится на воду и, скрытая тенью кустарников, быстро плывет к настороженной подсадной. Огибая чучела, селезень выплывает на бледный свет зари, оставляя на зеркальной поверхности плеса легкий серебряный след. Гремит выстрел. .. Эхо волнами перекатывается по болоту. Подсадная в испуге шарахается. . . Но вот уже новый гость, нивесть откуда появившийся, подсаживается к ней, настороженно подняв голову. Его строгий силуэт четко вырисовывается на фоне разгорающейся зари. И когда утка отплывает от селезня на достаточное расстояние, гремит новый выстрел, и смертельно раненная птица, перевернувшись белым брюшком, неподвижно замирает с откинутым крылом.

— С полем, товарищ!

Предутреннее движение воздуха разносит рваные клочья тумана. Туман удивительно увеличивает предметы: кусты кажутся деревьями, травинки — кустами.

Серый холодный рассвет... Наступает характерное для суммских болот затишье. Теперь нужно дождаться восхода солнца, и тогда снова начнется интенсивный лёт утки. Довольный стрелок собирает первые трофеи, закусывает, согревается чаем.

Становится совсем светло. Чтобы дать отдохнуть и обсохнуть подсадной утке, охотник втыкает в дно плеса кол с круглой вращающейся дощечкой. Конец шнура, удерживающего утку, освобождается от груза и привязывается к колечку, ввинченному в доску. Таким образом, подсадная, плавая в разных направлениях, вращает доску, и это не дает запутаться веревке вокруг кола. Уставшая в воде утка вскакивает на доску и, повеселев, прибирает перышки.

Вскоре охота начинается снова.

Кряковый селезень чрезвычайно подозрителен и осторожен. Он смело идет на голос утки только темной зарей. Поэтому охота на селезня, до того как утка сядет на гнездо, как правило, производится не днем, а утренними и вечерними зорями. В конце мая, в светлые ночи, при наличии хорошей подсадной утки охота на селезней в Суммском хозяйстве дает богатую добычу.

Когда пройдет щука, лопнут почки и кукушка огласит лесные чащи своим меланхолическим криком, — охота становится еще разнообразнее. Спавшая вода обнажит яркозеленые островки, разливы покроются нежным бархатом молодых побегов осоки. В первой декаде мая на водоемах перешейка появляются черневые утки. Летят на север казарки. В топких, трудно проходимых местах неистовствуют маленькие речные крачки. Высоко в небе играет кроншнеп, а в зеленом кружеве молодых трав пыхтит широконосый селезень. На обсохших островах токуют нарядные турухтаны и над гремящей от оживших лягушек поймой носится чирковая уточка, спасаясь от нескольких преследующих ее селезней. Прозрачный воздух звенит от тетеревиного чуфыканья.

Когда утки сядут па гнезда, на крик подсадной хорошо идут селезни всех пород: шилохвост, широконоска, свиязь, красноголовый нырок, чирок-трескунок и чирок-свистунок.

Жадно ищущие самок кряковые селезни, забыв обычную осторожность, как шальные, летят даже на манок. Майскими зорями брачный праздник затихает на час, чтобы затем вспыхнуть с новой силой.

Весенняя охота идет к концу. Гремят над поймой последние выстрелы, тяжело падают на воду селезни, взметая бисер радужных капель, и долго еще легкие лепестки пуха висят в неподвижном теплом воздухе.

В начале июня утиная жизнь затихает; птица прячется в прибрежные леса, в густые травы, и кажется, что озера мертвы. Но наблюдательный глаз натуралиста-охотника рассмотрит активную, бьющую ключом жизнь.

В высоких травах, на плывунах и кочках, в хлебах и кустарниках сидят на гнездах кряковые «мамы», родоначальницы домашних утиных пород.

Неприхотливые в выборе мест гнездовья чирки устраивают свои гнезда вдали от озер, заполоняя берега маленьких лесных ручьев и речек. А кряковые селезни те ряют свой брачный наряд и убираются в недоступные крепи. У многих птиц при линьке маховые перья выпадают попарно — в правом и левом крыле, тогда как у крякового селезня и некоторых других водоплавающих все маховые перья выпадают сразу. Поэтому линяющих селезней, временно утративших способность летать, инстинкт самосохранения загоняет в густо заросшие неприступные водоемы.

А врагов у линяющей птицы множество. Вот в неподвижном воздухе повис коршун. Но покровительственная окраска и густые тростники скрывают от его зорких глаз беспомощную птицу.

Жарко... Тонко, однообразно поют комарики. Зеленоватое, туманное от водорослей дно таит слизняков, червей, личинок и множество иного утиного корма.

Чирки и кряковые предпочитают растительные и животные корма, широконоска пожирает моллюсков, а редкая в наших местах серая утка употребляет исключительно растительную пищу.

Пользование той или иной пищей отражается на вкусе утиного мяса. Мясо кряковой утки, убитой на суммских водоемах в первой декаде августа, отличается от мяса утки, убитой в это же время в истоках реки Оредеж. Суммская утка питается моллюсками и головастиками, тогда как в проточной оредежской воде их мало: там утка питается водорослями, а вечерами летает на обширные хлебные поля. Мясо ее совершенно не пахнет болотом и сама утка гораздо жирнее суммской.

Природные условия существования водоплавающей птицы, проводящей большую часть жизни на воде делают утку прожорливой: она стремится к наступлению холодов накопить жир для поддержания температуры тела. Толстая кожа и жировая прослойка, увеличивающаяся по мере приближения осени, предохраняют тело утки от охлаждения и уменьшают его удельный вес.

Август — охотничий праздник. Множество утиных выводков Суммской поймы, озер Яюряпян-ярви, Перкки-ярви, Пунус-ярви, системы Вуоксы дарят охотника богатой добычей. Некоторые водоемы так обширны, в них столько заводей, что на каждом из них одновременно может охотиться добрая дюжина стрелков, не мешая друг другу.

Любители охоты с подхода медленно пробираются по топким травянистым лугам, стреляя вылетающих уток. Охота с подхода разнообразна и интересна, но в условиях суммских болот и озер Яюряпян-ярви мало добычлива. Большой процент убитой птицы теряется из-за густых трав, в которых найти сбитую выстрелом утку довольно трудно. Количество подранков зависит и от горячности самих охотников: многие в пылу охоты палят по любой вылетевшей птице, не считаясь с расстоянием. Как бы ни был хорош бой ружья, стрелять нужно только близко вылетающих уток. Чтобы достичь хороших результатов, патроны для августовской охоты должны быть заряжены дробью №№ 6—7. Такая дробь надежно поражает голову, шею, сердце птицы, ломает кости крыльев и при быстрой стрельбе навскидку в значительной мере уменьшает количество подранков.

Удобно охотиться с подхода вдоль северного берега основного озера Яюряпян-ярви. Дно у северного берега этого озера песчаное и не затрудняет движения.

В охоте с подхода может быть использована сильная, выносливая собака. Спаниель, несмотря на общепризнанность его как «утиной» собаки, в этих тяжелых местах не годится; высокий уровень воды при чрезвычайной густоте зарослей мешает небольшому спаниелю бегать и плавать.

Опыт показывает, что в заболоченных водоемах Карельского перешейка полезна выносливая и сильная лайка. Обладая превосходным чутьем и быстрым ходом, лайка без труда поднимет на крыло затаившуюся или уползающую утку. Если же такая собака приучена подавать из воды убитую дичь, охота с ней становится особенно увлекательной и добычливой.

Самая же распространенная охота в начале августа — это охота с подъезда. Челн наезжает на выводок и буквально выталкивает из зарослей неосторожный и неопытный молодняк. Но через несколько дней после открытия охоты утки делаются осторожными. Они взлетают вне выстрела, затаиваются или просто уплывают в сторону от шума приближающегося челна.

Охотясь с подъезда с товарищем, стрелять нужно поочередно: ни в коем случае не следует стрелять одновременно по вылетевшей утке. Охотник, толкающий челн, обязан разрядить ружье и может вложить в него патроны только тогда, когда придет его очередь перейти на нос челна. В челне удобнее стрелять стоя, встав вполоборота к правому борту. Хорошо, если впереди стрелка есть скамья, о которую для большей устойчивости можно опереться ногой.

Для удачного выстрела очень важно видеть момент вылета утки из зарослей, когда она с трудом преодолевает сросшийся свод трав, поднимаясь грузно и медленно.

Охотиться с подъезда можно не только в открытие сезона, но и в сентябре и даже в октябре. Для этого нужно выбирать ветреную погоду; шум камышей, плеск волн заглушают движение челна. Челн надо вести против ветра, и тогда зазевавшаяся утка вылетает очень близко.

На озерах Карельского перешейка водятся кряковая утка, чирок-трескунок, чирок-свистунок, широконоска, красноголовый нырок, шилохвост и свиязь. На озерах Яюряпян-ярви в большом количестве гнездится лысуха. Черневая утка, посещающая в большом количестве перешеек во время пролетов, ненадолго задерживается здесь весной; она улетает гнездиться дальше на север, а на озерах перешейка остаются лишь отдельные особи.

В конце августа вечерами водные просторы Суммской поймы озер Перкки-ярви и Вуокса оживают от свиста множества утиных крыльев. Охота начинается, когда совсем стемнеет, что затрудняет стрельбу. Поэтому охотнику, как правило, нужно становиться лицом к заре, чтобы хорошо видеть силуэты налетающих уток. На озерах Яюряпян-ярви охота в августовские вечерние зори плохая. Озера представляют собой сплошную кормовую базу, и местным обитателям водоемов не нужно перемещаться в поисках пищи.

В Суммах, наоборот, добычливы вечерние зори. На 114-м километре, на изгибе реки Сумма-йоки, кряковые утки вечерами летят большими стаями. Рассаживаясь на небольшом заболоченном участке, они жируют всю ночь и перед рассветом улетают дневать в непроходимые болотные крепи, в залитые водой леса. Утренней охоты здесь совсем не бывает: утка улетает с жировки затемно.

Неплохие вечерние зори бывают на озере Перкки-ярви. Этот исчезающий водоем представляет немалый интерес для умелого охотника. Сильно заросшее по берегам озеро упирается северо-западной оконечностью в обширный, густо заросший камышом заболоченный луг. Озеро это неглубокое, но с очень вязким дном. Негустые камыши растут островами на плывунах, но проехать в их гущу невозможно. Охотясь с подъезда на озере Перкки-ярви, полезно иметь в челне собаку, которая легко достанет из камышей сбитую утку. Вечерами озеро посещают черневые утки, прилетающие сюда на кормежку с открытых вод соседнего озера Муолан, где они держатся в дневное время.

Хороши осенние охоты на уток в заливах, озерах и рукавах системы Вуоксы. Шумно несет свои воды Вуокса через Лесогорский район. Возле Каменогорска ее путь преграждают десятки живописных лесистых островков. От деревни Мескала до водопада Паккалан-коски Вуокса разливается и замедляет свой бег, но, перевалив через водопад, снова суживается и так, пробежав десятка три километров, образует просторы огромного озера того же названия. Здесь, приняв в свои объятия младшую сестру Вирту и пройдя с ней гряду Кивиниеми, Вуокса образует озеро Суванто-ярви и," еще раз преодолев пороги узким истоком реки Тайполен-йоки, вливает свои воды в Ладожское озеро. Вдоль всей Вуоксы имеются удобные места для гнездования, окруженные неисчерпаемыми кладовыми утиных лакомств. В пору осенних валовых пролетов утиные стаи снижаются, разбиваются на группы и заполняют водоемы, кормясь на них продолжительное время.

К северу от Вуоксы находится большое утиное озеро Пюхя-ярви, а к югу — устье небольшой речки Салмен-кайта. У истоков этой речки начинаются широкие просторы заливных лугов, множество плесов и заводей, переходящих в озера Яюряпян-ярви. В районе Холодного ключа и Красного острова собираются большие утиные стаи разных пород: красноголовик, хохлатая чернеть, большой и малый крохаль, нарядная чемга, черно-белый гоголь, свиязь, шилохвост, чирок, лысуха. Утки скопляются на больших открытых плесах на почтительном расстоянии от берегов. Стаи в 300—500 уток, перелетая с плеса на плес, поднимают сильный шум.

Охотника, впервые попавшего в район 107-го километра или Красного острова, поражает большое количество лысух. Эта своеобразная птица из семейства пастушковых ведет себя как «настоящая» утка. В большом количестве гнездится она на озерах Яюряпян-ярви. До второй половины сентября лысуха скрывается в тростниковых зарослях и камышах, а когда взматеревшие выводки выходят на чистые плесы — воды не видно от черной стаи! Осторожна и хитра лысуха. Парят в воздухе два подорлика, как самолеты-разведчики кружат они над войском лысух. Встревоженная стая сплывается, и птицы так плотно прижимаются друг к другу, что кажутся черным островом. Нацеливаясь, падает хищник на стаю, и тут происходит нечто странное: все черное войско бежит несколько метров по воде, взбивая огромный бурун белой пены и поднимая при этом невообразимый шум. Потом птицы взлетают на метр и снова падают на воду. От этого падения происходит звук, похожий на выстрел. Напуганный подорлик спешно выходит из пике и, неуклюже загребая крыльями, спешит ретироваться к дальнему лесу.. .

Суров и неприветлив Карельский перешеек в осеннюю пору. Блекнет червонное золото осиновых крон, и голые «руки» ветвей качаются на ветру. Шуршит опавшая листва под ногами. Шелестят тростники, кланяясь холодным водам, медленно уходит багровое солнце в залив, и в наступивших сумерках слышно, как шумит могучая Вуокса, пробиваясь сквозь хаотические нагромождения каменных гряд.

Давно отлетел жирный дупель. Готовятся к отлету чирки. Буреют болотные заросли, и свежесть холодных утренников сменяют задумчивые вечера. Весь день на большой высоте летят на юг многочисленные стаи турпанов. Не скоро доходит до слуха характерный металлический звук их крыльев. Посмотришь в сторону шума, а утки уже далеко-далеко. Турпаны — крупные морские утки. Они в редких случаях опускаются на озера Карельского перешейка, но на Финском заливе в пору пролетов они встречаются: здесь турпаны добывают моллюсков и рыбу, ныряя подчас на десятиметровую глубину.

А когда пролетят гуси и ударят крепкие утренники, затянув льдом мелкие лужи, начинается хорошая охота на кряковую утку; она «глотнула ледка», ожирела и охотно подсаживается к чучелам.

В это время большие стаи кряковых уток скапливаются на озерах Яюряпян-ярви и двух озерах системы Вуоксы — Сарви-лампи и Виркин-селька. С каждым днем все плотнее затягивает молодой лед закромки озер, и они становятся похожими на фарфоровые чаши с черной водой, по которой белыми хлопьями плавают саучьи стаи.

Глупая утка — саук! Без труда подъезжают охотники на челноке на близкий выстрел к стае; живые взлетают и тут же садятся к убитым. Некоторые после выстрела ныряют.

При сильной волне стрелять бывает затруднительно. Не нужно спешить со вторым выстрелом, потому что сауки, как правило, поднимаются против ветра и налетают в упор на стрелка. Не следует жалеть патронов на подранка. Раненого саука необходимо немедленно добить, потому что он нырнет и быстро потеряется среди волн.

Бывает так, что на плесы выезжают одновременно несколько челнов, и тогда растревоженные саучьи стаи начинают перемещаться с места на место. В таком случае выгодно встать под ветер, приколов челн к какому-нибудь клочку травы или камыша, и выбросить чучела, к которым саучьи стайки, а в особенности одиночки, подсаживаются с большой охотой. Если же на озере тихо, можно взамен чучел расставить убитых сауков, проткнув одним концом тонкого прутика кожу на груди и пропустив его через шею в голову птицы. Другой конец прутика втыкается в дно, после чего птице придается естественное положение. Не только саук, но и свиязь, красноголовик и другие утки охотно подсаживаются к таким чучелам.

Особенно хорошие охоты на сауков бывают в северной части Карельского перешейка. При сильном ветре штормовая волна выгоняет с Ладожского озера утку и она летит в защищенные от ветра места. В этих вынужденных перемещениях существует своя закономерность: при западном ветре утка летит в северный рукав Вуоксы, если же преобладают южный и юго-восточный ветры, вся масса уток уходит в ее западный рукав.

Наступают морозы, и под конец ноября озера перешейка покрываются ледяным покровом. На самой середине озера Яюряпян-ярви остается небольшой плес. Ходят по кромке плеса красавцы лебеди. Эти благородные птицы сходятся парами и живут неразлучно всю жизнь. Лебеди не боятся холодов и улетают из нашей области позже других водоплавающих птиц.

Но вот в одну ночь снежный покров укутает землю, и приходит пора улетать и лебедям. Взглянешь утром на плес — нет лебедей, улетели...

Стоят кремовые березки на голубом снегу и смотрятся в темные незамерзающие форелевые речки. Голые кусты, алая рябина, щетина поседевших елей. ..

Воздух пахнет смолистой шишкой. Спит под снегом мирный Карельский перешеек. Только дятел долбит дерево, да где-то за лесными гривами шумит в порогах могучая Вуокса.